Вера, поджав под себя ноги, замерла в кресле и тупо смотрела телевизор. Смотрела, но не видела, слушала, но не слышала никаких звуков. На душе было пусто, темно, ничего не хотелось, даже думать было тяжко. Вере казалось, что ее жизнь кончилась, по сути так и не начавшись толком.

В комнату вошла мама. Выключила телевизор и подошла к дочери.

— Верочка, доченька, посмотри какой сегодня солнечный, чудесный день! Пойдем на улицу, хватит быть затворницей. Милая, я все понимаю: как тебе больно пережить предательство жениха, каким шоком это оказалось для тебя. Но, дорогая, жизнь не стоит на месте, она продолжается, и она так прекрасна. Ну не мучай ты себя, а любовь ты еще обязательно найдешь, настоящую, но для этого тебе надо выйти из комнаты и сделать шаг навстречу жизни.

Вера лишь усмехнулась словам матери и закрыла лицо руками. Прошло несколько месяцев с того дня, как она узнала об измене любимого и его предстоящей свадьбе с другой. Вера была не в состоянии понять, как такое вообще могло произойти, каким низким человеком надо быть, чтобы так ее предать, обмануть. Горе сломило наивную девушку, мир оказался таким болезненным, что она закрылась от него в собственной комнате.

Несколько месяцев Вера не выходила из квартиры, замкнулась в себе и не хотела ни с кем общаться. Мама пробовала пригласить врача, но Вера и с ним не пожелала разговаривать, лишь плотнее закутывалась в одеяло с головой.

Родные надеялись, что время поможет Вере — однажды она проснется и вдруг захочет покинуть свое убежище, захочет увидеть мир, который может быть не только враждебным, но и совсем другим, интересным, волнующим, прекрасным. Но время шло, и пока ничего не указывало, что Вере становилось лучше.

А однажды ночью Верочке приснился сон — странный, на редкость реалистичный. Куда она в том сне попала, не ясно — то ли сказка, то ли фильм ужасов. А как еще назвать действие, если она находится в каком-то замке, не имеющем крыши, над головой летают птеродактили, если за дверью слышен шум неведомого чудища, а стены замка сотрясаются от неведомой силы.

— Ну что ты застыла как вкопанная! Бежим скорее, пока эти чудища до нас не добрались.

Только сейчас Вера заметила, что в замке есть еще люди, и побежала за ними по каким-то темным коридорам, пока не оказалась перед сияющей дверью. То была странная дверь, она не походила ни на какие другие двери, виденные Верой, и сияла каким-то необыкновенным светом. Вера как завороженная смотрела на дверь, не решаясь ее открыть, но неожиданный рев за спиной заставил рвануть ручку на себя и влететь внутрь.

Поразительно, но Вера стояла в том же зале, где была всего несколько минут назад. вот только в замке было тихо, стены казались прочными, а небо — ясным и чистым. Вера подошла к дубовой двери, ведущей за пределы замка, чтобы пойти и осмотреть окрестности.

— Нет, — рев голосов просто оглушил девушку, — тебе что, жить надоело?

Вера с недоумением оглянулась на спутников, с еще большим удивлением отмечая, что людей стало больше. И вдруг услышала звук, от которого по телу побежали мурашки.

— Начинается, — со стоном сказала девушка-брюнетка, ровесница Веры, — я так долго не выдержу.

В считаные минуты небо потемнело от сотен птиц, страшных, опасных птеродактилей, стены зашатались от напора каких-то чудовищ, а за дверью раздавался страшный рык. Поддавшись всеобщей панике Вера рванула по тем же коридорам к заветной сияющей двери — закрыться, уберечься, спастись, хоть на несколько минут оказаться в безопасности. Вот уже и дверь, вот уже и мифическое спасение. И... тот же зал, и те же измученные лица.

Передышка несколько минут — и снова опасность, снова волшебная дверь и тот же зал.

— Мы бегаем по кругу, по замкнутому кругу, это даже хуже, чем топтаться на месте, даже отдохнуть нельзя, — плакала Вера. — Скоро мы выдохнемся, и тогда чудовище нас сожрет. Что же делать, что?

— Не прятаться! — брюнетка сильно побледнела. — Больше не убегать!

— Как? — ошеломленно посмотрели на нее спутники, которых стало еще больше.

— Пока мы прячемся, мы продолжаем бежать навстречу своим чудовищам, и мы не можем жить, не видим мир, землю. А я хочу жить!

— А разве можно жить с ними? — спросил кто-то, показывая за окно.

— Постоянно убегать еще хуже. Иногда, чтобы жить, нужно умереть!

— Что?

— Не бойтесь, ведь убегать и прятаться гораздо страшнее, а я хочу жить, даже если для этого придется умереть. Жить, снова любить, снова радоваться и быть счастливой.

Слова девушки испугали Веру, умирать совсем не хотелось, но в то же время она почувствовала, что все так и есть, как говорила брюнетка. Смерть освобождает от старого, ненужного, пустого, возрождает к новой жизни.

Сердце билось часто-часто, было страшно. Вера оглядела своих невольных спутников, увидела их растерянность, сомнение, страх, но это лишь укрепляло ее собственное решение.

Шум за стенами замка и жуткий вопль заставил затрепетать сердце Веры, но, глубоко вдохнув, она направилась к выходу, за которым бесновалось чудовище.

— Умереть, чтобы жить, — как молитву прошептала Вера и решительно открыла дверь.

Яркий луч света невольно заставил зажмурится, но в следующее мгновение она распахнула глаза и жадно осмотрелась вокруг. Чистейшее небо, без единого облачка, теплое, ласковое солнце, изумрудная трава, цветы, деревья. Мир поражал разнообразием красок, необыкновенным ароматом и... тишиной. Чудовища исчезли, словно их никогда и не было.

А может, их действительно не было, а возникли они лишь в подсознании Веры, рожденные ее болью, страхом перед жизнью. Судя по количеству людей, которых Вера встретила в замке, слишком многие живут в страхе, слишком многих терзают внутренние монстры, но не у всех хватает мужества взглянуть в лицо своим страхам и сделать шаг навстречу. А чем больше страх, тем больше и сильнее становятся чудовища, и только свет способен высветить самые темные уголки души и показать, что бояться-то на самом деле нечего.

Этим утром Вера проснулась рано и впервые за многие месяцы распахнула окно и стала нетерпеливо осматриваться вокруг, насыщаясь тем, чего была лишена так долго. Вида из окна ей показалось мало, и Вера поспешила к выходу из дома.

Как после долгой разлуки, девушка долго бродила по родному городу, вглядывалась в лица прохожих, наслаждалась солнцем, ветром и чувствуя, как наполняется жизнью. Как же прекрасна жизнь и как глупо тратить ее на страхи, бессмысленные ожидания, пустые переживания. Вера больше не хотела кормить чудовищ в собственной душе, не хотела быть в темноте, она, наконец, набралась мужества и открыла свое сердце миру.

Мир открыт для тебя, мир открыт для каждого из нас — надо только набраться мужества, открыть глаза и сделать шаг вперед. Слышишь, открой глаза.