Содержание:

Большинство российских граждан впервые услышали фразу "Я — гражданин, и у меня есть права" от мышонка из американского мультика "Том и Джерри". Смех смехом, но ведь мы, как сказал классик, "выпоротая нация". За спиной века крепостного права и столетие репрессий. Может быть, по-настоящему свободными гражданами с четким правосознанием станут хотя бы наши дети? Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ адвокат Павел Астахов считает, что это произойдет... через три поколения. Значит, мы с вами должны начать работу по обеспечению свободы для наших прапраправнуков. А для начала научиться защищать права своих детей.

Ребенок имеет право:

  • на жизнь и здоровое развитие;
  • на сохранение гражданства, имени и семейных связей;
  • на свободу личности, свободу мысли, совести и религии;
  • на защиту от всех форм физического или психологического насилия;
  • на уровень жизни, необходимый для его всестороннего развития;
  • на здравоохранение и социальное обеспечение;
  • на образование;
  • на отдых и досуг;
  • на защиту от экономической эксплуатации;
  • на защиту от всех форм сексуальной эксплуатации.

* Из Конвенции о правах ребенка ООН.

В конце 1970-х государства — члены ООН согласились: необходимы документы, в которых на основе юридических норм были бы закреплены меры и способы защиты прав детей. Специалисты многих стран мира в течение десяти лет разрабатывали текст нового положения о правах ребенка. Конвенция о правах ребенка была принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года и вступила в силу 2 сентября 1990 года. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о правах ребенка 16 августа 1990 года. А российское законодательство во всех статьях, прямо или косвенно относящихся к защите прав ребенка, было приведено в соответствие с Конвенцией. Закон же от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" фактически дублирует все положения Конвенции о правах ребенка ООН. Однако закон и реальная практика жизни существуют параллельно, почти не пересекаясь. И письма наших читателей тому подтверждение.

К содержанию

Всемирная история воспитания

Права детей попирались не только в России, где, как известно, помещики травили крестьянских детей собаками, а в приличных дворянских семьях практиковали наказание розгами. Тут мы не одиноки: во многих культурах воспитание подразумевало и телесные наказания. В школах Древнего Египта на ученика постоянно сыпались удары. Школьным девизом были слова: "Дитя несет ухо на своей спине, нужно бить по ней, чтобы ребенок услышал". А что такое знаменитое спартанское воспитание, как не грубое нарушение детских прав? Мальчики летом и зимой ходили босыми, одежду не меняли годами, не имели права мыться и спали на соломе. Пожалуй, нет в мире такой страны, в которой родители обошлись бы без ремня и розги. Мало того, дети сызмальства работали. И больше всех эксплуатировали детский труд в Англии XIX века. Маленьких рабочих заставляли вкалывать с раннего утра до позднего вечера, а платили жалкие гроши. Автор знаменитого романа "Оливер Твист" Чарльз Диккенс возглавил движение передовых британских граждан против эксплуатации детей. В результате правительство ввело законы, запрещавшие принимать на работу малолетних.

Но и нам есть чем "гордиться" по части правозащиты детей. В России уже в 1910 году существовала ювенальная юстиция. То были суды по делам несовершеннолетних, которые действовали до 1917 года. В 1920-м их сменили комиссии — внесудебный орган по защите интересов несовершеннолетних правонарушителей. Вместо уголовных наказаний к ним применялись медико-психолого-педагогические меры. Но уже в 1935 году в целях "усиления борьбы с преступностью" возраст начала уголовной ответственности по некоторым преступлениям был снижен до 12 лет с возможностью применения всех видов наказаний вплоть до смертной казни. Так было до конца 50-х, когда для несовершеннолетних был установлен льготный режим ответственности...

К содержанию

Что значит parens patriae и с чем ее едят?

Что же такое ювенальная юстиция (далее — ЮЮ) в ее современном виде, о которой так много говорят и спорят? Это особая система правосудия для детей, причем в судах они могут выступать не только как ответчики, но и как истцы. В основе ЮЮ лежит доктрина "parens patriae", согласно которой государство ведет себя как попечитель или ответственное лицо за несовершеннолетних, защищая их от опасного поведения и вредного окружения. Что же в ней такого плохого, что заставляет наших граждан всерьез опасаться этого нововведения?

Американская комедия или гримасы ЮЮ
Билли разбивает стекло в соседской машине, и отец порет его ремнем...
...в 1957 году. Билли больше не бьет стекол, вырастает нормальным юношей, идет в колледж и становится успешным бизнесменом.
...в 2007 году. Папа Билли арестован за жестокое обращение с детьми. Билли отправляется в интернат и вскоре присоединяется к уличной банде. Психолог убеждает сестру Билли, что ее в детстве тоже пороли, и отца сажают в тюрьму.

Адвокат Павел Астахов рассказал такую историю в интервью газете "Известия": "Случай во Франции: муж — комиссар полиции, жена — педагог. Он упал в ванной, ударился причинным местом, выбегает, кричит жене, чтобы она помогла. А дочка (ей еще шести лет не было) в детском садике рассказала, что папа бегал голый, держась за одно место... Ребенка моментально изъяли".

Два года шел процесс, потом родителей восстановили в правах, но и отца, и мать успели уволить с работы". Что ж, наши опасения не лишены оснований: защита прав легко может быть доведена до абсурда. "В этих вопросах нужна подробная детализация, — объясняет Павел Астахов. — Надо прописать: какие существуют „железные“ основания для немедленного изъятия ребенка из семьи, а какие недостатки и в какой срок должны родители устранить. Такие правила могла бы разработать правительственная комиссия по делам несовершеннолетних". Но получается, что пока комиссия будет трудиться над правилами, нам лучше десять раз подумать, прежде чем поставить ребенка в угол, допустив при этом child abuse, то есть жестокое обращение с детьми.

"Европейский суд по правам человека слушал дела Швеции, Великобритании, Голландии, — рассказывает Павел Астахов. — Он однозначно запрещает любое насилие над детьми и даже перечисляет: шлепки рукой, тапочкой, линейкой, тычки, обязание ребенка стоять в неудобной позе и многое другое. Это ответ на нормы, которые пытались принять в той же Великобритании: „допускается некое рукоприкладство, когда оно соразмерно, адекватно, в определенных ситуациях“. В Великобритании это долго практиковалось не только в семьях, родители подписывали разрешение своего ребенка шлепать в школе". Словом, внимательно читайте Конвенцию и сообразуйте с ее положениями каждый свой воспитательный шаг.

Александр Митта, кинорежиссер ("Экипаж"):
— В стране, где детей в огромном количестве убивают, и по этому поводу даже не ведется нормальной статистики, где нет никакой организации, которая бы реально защищала права детей, где и семьи нормальной зачастую нет, — дети бесправны. И жизнь их держится лишь на любви родителей. Таких, слава богу, большинство. Но и безответственных немало.
Ювенальная юстиция — это самоубийство. Государство должно обеспечить ребенку реальные права, а так — бессмысленный жест. Куда ребенок, засудивший своих родителей, потом пойдет? Защищать детей нужно от голода, болезней, от того, что плохо их готовим к взрослой жизни. Мы кидаем своих детей в печку выживания: кто-то закалится, а кто-то сгорит.
В своей режиссерской практике я только раз встретил маму, которая знала и умела отстаивать права своего ребенка, — это мама Коли Бурляева, который теперь известный актер и режиссер. Она заставляла съемочную группу брать в экспедицию все, что положено, платить, как положено, нанимать Коле учителей, чтобы он не отстал от школы. Директора группы это выводило из себя, а я Колину маму поддерживал.

К содержанию

Роддомовский беспредел

"Моему сыну три года. Детсадовский психолог сказала, что у него „подорвано базовое доверие к миру“. Это странно, ведь в семье его все любят и никто никогда не обижал".

Ирина Мечева, Екатеринбург

Татьяна Ивановна Морозикова, детский психолог:

— Такие проблемы возникают у многих малышей, а свое начало они берут в роддоме, где младенцев и мамочек сразу разводят по разным палатам. Ребеночек, который провел девять месяцев под сердцем матери, который только что пережил ужас рождения, вдруг оказывался один, туго спеленатым, недокормленным. По сути это — психическое насилие, нарушение прав с первых часов жизни. Это психологическая травма и подрыв базового доверия. Дело поправимо, но нужна работа психолога. Хочу еще сказать мамам дошколят: все имеют право на детство. А очень многие пяти-шестилетние малыши заняты подготовкой к школе, иностранными языками, рисованием. Все это — амбиции родителей. Тестируя детей на психологическую подготовленность к школе, мы обнаруживаем, что они элементарно не наигрались, недополучили детства. Это значит, что в школе у них будут проблемы общения со сверстниками, конфликты, обиды. И далеко не во всех школах есть омбудсмены, которые с этим работают.

К содержанию

Каждой школе — по омбудсмену!

"Адвоката Павла Астахова называют всероссийским омбудсменом. Кто такие омбудсмены? Чем конкретно занимаются? И почему такого специалиста нет в нашей школе?"

Валентина Ершова, Москва

Омбудсмен — уполномоченный по правам человека (от швед. ombudsman, "представитель", в русский язык вошло через английский). Школьный омбудсмен — это неофициальное лицо, которое разбирает конфликтные ситуации, отслеживает соблюдение законных прав и интересов учащихся, учителей и родителей.

Нурия Романовна Сафиулина, уполномоченный по правам детей гимназии № 1526 Москвы: "У меня два образования — юридическое и психологическое. Идеальный набор профессий для омбудсмена. Юридическое помогает ориентироваться в большом количестве нормативно-правовых документов. Психологическое — улаживать конфликтные ситуации. Омбудсмен в начальной школе все время среди детей на переменах, классных часах. Он отслеживает проблемы, не дожидаясь, пока ситуация станет критической. Я занимаюсь и правовым просвещением детей в доступных, игровых формах. Мы в школе устраиваем представления по сказкам "Гадкий утенок", "Чиполлино", "Буратино", на примере которых дети постигают основы правовой грамоты. Есть у нас такая вещь, как "Открытый микрофон", когда ребята выбирают полномочных представителей от каждого класса, а те в актовом зале школы задают вопросы директору, завучу, омбудсмену — про свои обиды на старших ребят, претензии к учителям, про работу столовой... А мы честно на все вопросы отвечаем. Еще есть разные психологические методики. Например, рисунки на тему "Что мне нравится в школе" или "Портрет учителя". Если рисунки детей правильно отсмотреть, то можно выявить скрытые конфликты.

Татьяна Устинова, писатель:
— На обложках глянцевых журналов для родителей рядом с фотографией очаровательного малыша в памперсах нужно писать: "Когда у вас появляются дети, вы перестаете принадлежать себе". Ребенок — наша личная ответственность. Великая хартия вольностей, которая заложена в основу британской Конституции, была принята в XI веке, а сейчас на дворе XXI. Правовую культуру нужно так же долго выращивать, как растят строевой лес или английский газон. Если в какой-нибудь семье истязают детей, и происходит это в каком-нибудь поселке Мокша, то где ребенку найти этот самый ювенальный суд? Ну а если найдет и обратится, что он после суда получит? Ситуацию, как у Павлика Морозова, или все-таки правовую защиту? Очень опасаюсь, что все это выльется в еще большие затруднения для детей и серьезные проблемы для взрослых. Мои сыновья учатся в прекрасной школе. Живем мы не в Мокше, а в Москве. Но и у нас может в полный рост встать эта проблема. Допустим, учительница Марья Ивановна укажет первоклашкам, как нужно собирать портфель. А они заявят: "Вы нам не указ!" И в суд на нее подадут. Марья Ивановна растеряется и уже не будет знать, должна она научить детей портфель собирать или нет.
...Когда я училась в 9-м классе, нас послали в колхоз. С нами была молодая и бестолковая учительница, которая забыла семерых детей в чистом поле. Мы шли домой пешком, по проезжей части. Учительница все свалила на нас: якобы мы где-то спрятались. В школе нам пригрозили, что не дадут аттестатов и хороших характеристик, если будем жаловаться. Вмешались наши родители, все уладили без судов.

Ляля Михайловна Неповиннова, руководитель по подготовке и сопровождению по правам участников образовательного процесса Южного округа Москвы:

— Надо признать: права человека нарушаются и будут нарушаться, это органическое свойство любой власти. Школьный омбудсмен — человек, который восстанавливает нарушенные права ребенка и всех участников образовательного процесса. Он дает консультации, повышает правовую культуру детей, учителей и родителей. Все санкции, дисциплинарные взыскания — прерогатива директора школы. Уполномоченный не инспектор, а член коллектива. Должность выборная, обычно это учитель, уважаемый, вызывающий доверие. Это очень сложно — быть медиатором между всеми, да еще вести свой предмет. Омбудсмен — не самая желанная должность. Он на перекрестье всех огней. Да и прибавка к зарплате у него незначительная. Если вопрос, в частности и с финансовой стороны, не решится на уровне Департамента образования и правительства Москвы, движение по защите прав в школах остановится. Кстати, людей, которые занимались бы проблемами подготовки и сопровождения омбудсменов, нет ни в Министерстве образования, ни в правительстве Москвы.

К содержанию

"Сплошные уроки! А жить когда?"

"Дочка оканчивает 2-й класс. Приходит из школы — сразу за уроки. Едва успевает их сделать — уже и спать пора. О прогулках и играх нет речи. По воскресеньям она то реферат готовит, то выполняет задания типа „Список всех морей планеты Земля“. И так все дети в нашем классе".

Анна Дорошенко, г. Троицк Московской обл.

Нурия Романовна Сафиулина:

— Существуют санитарно-гигиенические нормы, прописанные специалистами в санпинах (санитарные правила и нормативы. — Прим. ред.). Школа должна их соблюдать. Например, продолжительность урока в 1-м классе — 35 минут. В сентябре и октябре у первоклашек должно быть не более трех уроков. Домашние задания могут даваться, но с условием, чтобы их выполнение заняло у ребенка не более часа. И только в 4-м классе выполнение домашней работы может занимать два часа. В начальной школе не может быть заданий на выходные. К сожалению, многие учителя этих норм не соблюдают, а это прямое нарушение прав детей на отдых. Кстати, бывает, что сами родители просят домашнего задания для своих детей. То есть они озабочены не здоровьем ребенка, а тем, что он должен получить максимум знаний. А какой ценой, это их не интересует.

Оксана Григорьевна Авилова, директор гимназии № 1552 Москвы:

— Слишком большое домашнее задание означает, как правило, что учитель недоработал на уроке. Давать задание на выходные нельзя до 7-го класса. На каникулы задание не дается никаким классам. Кроме одного — чтения художественной литературы. Многие считают, что раз школа загружает ребенка, значит, и образование он получает качественное. Это миф.

К содержанию

Опять тройка!

"Мой сын получает заниженные оценки по математике. Уже и репетитора ему наняла. А он никак с тройки не слезет. Уверена, учительница к нему придирается".

Ольга Вавилова, г. Подольск Московской обл.

Нурия Романовна Сафиулина:

— Вопрос отметок самый острый, ко мне родители с ним очень часто обращаются. Как показывают результаты теста для дошкольников "Для чего ты идешь в школу?", многие дети идут туда за пятерками. Родители должны не абсолютизировать оценку, а настраивать ребенка на то, что он идет в школу за знаниями.

Ангелина Николаевна Трофимова, директор начальной Ломоносовской школы:

— В американских школах практикуют отметки в конвертах, то есть вслух в классе их не объявляют. Вроде бы так защищают права детей. Но это палка о двух концах. Если учитель выставляет оценки в классе, у детей формируется адекватная самооценка. В нашей школе отметки выставляются со 2-го класса. В начале года собираем круглые столы для родителей, где объясняем, какие у нас существуют нормы оценивания. И родители прекрасно понимают, за что поставлена та или иная отметка.

Юрий Чернов, актер ("Доживем до понедельника"):
— Мы, взрослые, привыкли к насилию, к разврату, к терактам и становимся все более равнодушными. Детей нужно теперь за руку с собой водить и никуда от себя не отпускать, потому что куда ни глянь: тут порнография, там наркотики и проституция.
Дети сейчас настолько агрессивны, что, может быть, придется взрослых защищать от них. Жестокость в них сидит, а мат так и брызжет из их уст, что у девочек, что у мальчиков. Об этом пора уже кричать: о культуре поведения в обществе, о грязи, которая повсюду. Мне в детстве не приходилось терпеть какую-то большую несправедливость от взрослых. Правда, учителя в школе все время говорили: "Зачем тебе математика, ты ведь будешь артистом". И ставили двойку. По сути, они были правы: уже в 5-м классе я знал, что в артисты пойду.

К содержанию

Тащить и не пущать

"Моя дочь идет в этом году в 1-й класс. И просит, чтобы ей прокололи ушки. А я вспомнила, как 18 лет назад, когда я училась, у нас была завуч, которая стояла в дверях школы и заставляла снимать сережки. А еще в школу не пускали девочек, у которых юбки выше колен".

Дарья Поволовская, Москва

Нурия Романовна Сафиулина:

— Не пускать в школу или выгонять ученика с урока — прямое нарушение прав. Эта преднамеренная изоляция ребенка называется психологическим насилием. К нему также относятся: оскорбление и унижение детей в присутствии других, повышение голоса, напоминание ребенку, что у него все плохо получается. Если физические насильственные действия заведомо осуждаются, то про психологическое насилие учитель может просто не знать и не понять, что он применяет именно насилие.

Оксана Григорьевна Авилова:

— Учитель не имеет права не допустить ребенка в школу зато, что он не так одет или у него нет сменной обуви. У нас в гимназии принята форма и для детей, и для учителей. Тут мы действовали не запретами, а разговорами — о моде, об этикете, о взаимоуважении.

К содержанию

Дедовщина начинается в школе?

"Мой сын еще маленький, но я заранее боюсь школы. Помню, у нас в школе дети травили тех, кто не мог дать сдачи: обзывали, бывало, и избивали..."

Татьяна Сысуева, г. Тверь

Ляля Михайловна Неповиннова:

— Недавно был проведен социологический опрос о насилии в отношении детей. Результаты меня потрясли: 50% случаев — это насилие как раз со стороны сверстников. Причем в школе это не всегда видно, потому что дети склонны это скрывать. Почему дети с этими проблемами редко обращаются к взрослым? Наверное, имеют негативный опыт, когда их не выслушали или упрекнули в чем-то.

К содержанию

"Приду и всех урою!"

В 6 классе с моим сыном учится мальчик, родительница которого затерроризировала всех. Ей кажется, что ее ребенка обижают. Спрашиваем: "Как обижают — бьют, оскорбляют?" Она: "Если бы до этого дошло, я бы всех вас урыла!"

Елена Васина, Москва

Ляля Михайловна Неповиннова:

— В моей практике был случай, когда мама пятиклассника искала управы на школу: "Над моим сыном смеются ребята, с ним никто не дружит". Мама одна его воспитывает. В школу провожает, из школы встречает — словом, яркий пример гиперопеки. Маму, конечно, можно понять, но ее забота доходит до абсурда. Сын может позвонить ей прямо с урока: "Мама, меня обижают". В результате мальчик отторгается классом. Что здесь может сделать омбудсмен? Побеседовать с ребятами о толерантном отношении, но заставить дружить с ним не может. Вот так слепая материнская любовь калечит будущего мужчину.

Гримасы американской ЮЮ
Джеффри шумно ведет себя в классе, мешая другим ученикам...
...в 1957 году. Джеффри отправляется к директору, где выслушивает лекцию, возвращается в класс ; и больше никого не беспокоит.
...в 2007 году. Джеффри получает большую дозу риталина, превращается в зомби и тестируется на синдром дефицита внимания. Школа получает дополнительные деньги от штата, потому что Джеффри — инвалид.

К содержанию

SOS!

"Сейчас много говорят о защите прав детей. Но сколько случаев, когда в защите от учеников и родителей нуждаются учителя. Взять хотя бы историю с пожилой учительницей физкультуры, которую избивали школьники. А знаете, что в Древнем Риме ремесло педагога считалось унизительным для свободных граждан? Учителями были рабы".

Валерия Мурсова, Зеленоград, Московская обл.

Ляля Михайловна Неповиннова:

— Сейчас в школе с ее постоянными изменениями и новыми требованиями очень тяжело работать. Я уже не говорю о проблеме зарплаты. Благополучие ребенка, его комфортное пребывание в школе большей частью зависит от учителей. Значит, нужно начинать с защиты учителей. Предложить им хотя бы нормальную медицинскую диспансеризацию. Ведь у школьных педагогов через 5–6 лет работы начинается эмоциональное выгорание. Если учитель работает дольше, то там идут и сдвиги психологические. Вот молодежь и не идет работать в школы.