-Это нужно просто пережить, - говорю я себе десятый раз за день, - возрастное, пройдет...

Еще труднее успокоить разгневанного мужа, считающего лучшим средством воспитания "волшебный пендель".

Все это началось внезапно, чуть больше двух месяцев назад, когда вечером я уложила спать чудесного послушного двухлетнего мальчика, а утром в постели оказался маленький неуправляемый чертенок. Первая мысль родителей, впервые столкнувшихся с проявлением "негативизма двухлеток" – ребенок болен. И с чего бы здоровому, сытому, выспавшемуся малышу вести себя подобным образом? Но через какое-то время оказывается, что никаких признаков болезни нет, а непонятно откуда взявшиеся последствия – здесь, налицо.

Отложив в сторону медицинскую энциклопедию, я тянусь к своим институтским конспектам. Так, и чему нас учили в педагогическом университете?

"Возрастной кризис – это своеобразный поворотный пункт, через который должен пройти каждый ребенок, чтобы встать на новый, более взрослый этап..." Известно, что для кризисов характерны проявления негативизма и упрямства.

"Негативизм – это невыполнение требований взрослых, игнорирование мнений и пожеланий родителей..." Так... "Упрямство – такая реакция ребенка, когда он настаивает на чем-либо не потому, что ему это необходимо, а единственно потому, что он этого хочет и этого требует..."

-Да уж,случай классический, - вздыхаю я, глядя на своего сыночка. А раньше казалось, что я настолько чувствую и понимаю своего ребенка, что никаких проблем в общении у нас не должно было возникнуть в принципе. Теперь же, порой я ощущаю такую беспомощность, что у меня просто опускаются руки. В год Темка понимал меня с полуслова, я всегда могла убедить его что-либо сделать, или наоборот, чего-либо не делать. А сейчас...

-Артем, это последний мультик, после этого выключишь телевизор. - Ребенок вроде бы согласен. Но вот мультфильм подходит к концу.

-Иди, нажми на кнопочку – видик выключится, - подсказываю я

-Нет!

-Артем, глазки уже устали, им нужно отдохнуть...

-Нет!!!

-Мы с тобой договаривались, что ты смотришь последний мультфильм – он кончился...

-А-а-а!!!

Я выключаю телевизор сама. Пытаюсь переключить внимания сына на другую деятельность: "Смотри машинка тебя уже давно ждет, хочет поиграть с тобой..."

Артем хватает машинку и швыряет ее об пол с такой силой, что машина сильно рискует развалиться на фракции.

Ужасно хочется отлупить ребенка, но я-то знаю, что после этого будет еще хуже – истерика может затянуться на долгие минуты. Оставлять безнаказанным такое поведение тоже нельзя. Я понимаю, сын меня испытывает. "Ну и что ты сделаешь дальше?" - с вызовом и с любопытством смотрит на меня.

Считаю до десяти. Спокойствие, только спокойствие... Дальше увожу его в детскую комнату, но дверь уже не закрываю.

Вспоминаю, как в разгар очередного конфликта, я как-то закрыла его в комнате. Сынок уже через пару минут практически успокоился, и я мысленно поздравила себя с тактической победой. Но... За стеной детской комнаты вдруг начали стучать соседи. Это очень испугало ребенка, находящегося в закрытом пространстве. Полдня малыш просидел у меня на коленях, а я мысленно кляла себя последними словами.

Открытая дверь уже не препятствие, и Темка покидает пределы комнаты, не успев туда войти. Я пытаюсь игнорировать орущего чертенка и занимаюсь своими делами. Он ходит за мной по пятам и пытается всячески привлечь мое внимание. Разбрасывает попадающиеся на пути вещи, швыряет игрушки, пинает двери. Я скреплю зубами, но делаю вид, что меня это нисколько не беспокоит. В ход идет самое последнее его средство: ребенок бросается ко мне с кулачками и истошно вопит: "Мама – плохая! Не люблю маму!" Я ловлю его кулачки на лету и максимально спокойным голосом, на который я только способна в данный момент, говорю: "Маму бить нельзя!" Ах, как же хочется поддать, даже руки чешутся! Но пойти по пути наименьшего сопротивления – это значит проиграть в итоге.

Был у нас уже эпизод, когда я опустилась до рукоприкладства. Забирая ребенка с улицы, мне пришлось затаскивать его, орущего на весь подъезд, на пятый этаж. К слову сказать, у меня шел уже седьмой месяц беременности, и поднять свое вырывающееся пятнадцатикилограммовое чудо плюс свои набранные 10 килограммов оказалось делом нелегким. К тому моменту, как мы оказались в квартире, меня вовсю трясло крупной дрожью, и особо не церемонясь, я от души надавала сыну по пятой точке. Но ребенок в ответ тоже церемониться не стал и вступил в жесткую оборону. Кому-то надо было остановиться. Видимо, тому, кто старше и умнее.

А после того, как гроза миновала, я задумалась: "А может, это и есть большой плюс в характере моего ребенка, что его невозможно сломить, принудить к чему-либо, заставить подчиниться? В большой жизни ему это очень пригодится".

Хотя ничего невозможного нет. Есть у меня в жизни примеры, когда людей забивали с детства до такой степени, что всю свою взрослую жизнь они жили под девизом "в мои года не должно сметь свои суждения иметь". Но нужен ли мне такой результат? Вряд ли.

Но, с другой стороны, ребенку в этом возрасте нужно недвусмысленно показать, что ему можно делать, а чего делать категорически нельзя. Двухлетке просто необходимы четкие границы дозволенного, без них он чувствует неопределенность и стремится опытным путем определить, насколько далеко он может зайти в своих желаниях. Попустительствовать в таких вопросах – значит, оказывать ребенку медвежью услугу в будущем. Ведь свобода человека кончается там, где начинается свобода другого человека – малыш должен усвоить это именно сейчас. Только вот объяснить это надо так, чтобы при этом не была ущемлена и сама личность ребенка. Задача, надо сказать, не из легких.

Итак, кулаки остановлены. Истерика продолжается еще минут пять. После этого наступает затишье с всхлипыванием. Еще через пару минут Темка подходит ко мне и обнимает за ногу. Я сажаю его к себе на колени и пытаюсь поговорить по душам. Как там нас учили в храме педагогической науки?

-Сынок, я очень расстроена.

-Артемка тоже расстроился...

-Ты расстроился, потому что я выключила телевизор?

-Да...

-Мы с тобой договаривались, что смотрим три мультика. Мы три мультика посмотрели, и я выключила телевизор...

-Артемка еще хотел смотреть...

-Много мультиков подряд детям смотреть нельзя. Ты же знаешь – глазки должны отдыхать.

-Нет...- по инерции все еще спорит ребенок, но уже без особого энтузиазма.

-Давай с тобой помиримся и больше ссориться не будем.

-Угу. - Темка крепко обнимает меня и вздыхает. Я глажу его по головке и минут пять мы сидим молча, обнявшись.

Все прошло. Наконец-то в доме наступила хорошая погода. До очередного раза, который как стихийное бедствие, предсказать заранее практически невозможно.

"Это нужно просто пережить, - говорю я себе в очередной раз, - возрастное, пройдет..."

Лариса Балан, la792005@yandex.ru.