Аня вернулась с вокзала грустной, с заплаканными глазами. Вот и проводила своего милого Петеньку в армию. Перед глазами всё еще стоял поезд, который увёз её ненаглядного, их быстрое прощание после команды: «Стройся! По вагонам!». Она всё ещё ощущала его объятие и робкий поцелуй, от которого она вспыхнула, — ведь, он поцеловал её на глазах своих родителей и многочисленной родни. Вместе с Петром из их деревни ушли служить ещё восемь парней.

Аня встала со стула и взяла с полки заводную белочку, Петин подарок. Зазвучала забавная мелодия, и она улыбнулась каким-то своим мыслям. Конечно, она будет ждать своего любимого и обязательно дождётся, хотя впереди ещё три года разлуки.

Ане недавно исполнилось 17 лет. После восьмилетки она поступила на курсы модельеров женской одежды в г. Измаиле. Она была статной девушкой с высокой грудью, тонкой талией и чуть широковатыми бёдрами, стройными ногами и стремительной походкой. Округлое лицо, на котором бросались в глаза пунцовые припухшие губы, чёрные брови вразлёт и большие карие глаза, обрамлённые длинными пушистыми ресницами, привлекали внимание. Густые чёрные волосы, заплетённые в две косы, спускавшиеся до колен, красноречиво дополняли портрет. Аня слыла первой красавицей на селе.

Потянулись томительные дни ожидания первой весточки от Пети. И оно пришло, долгожданное письмо с Дальнего Востока! Пётр проходил службу в Морфлоте. Аня жила письмами от любимого и работой. Время шло. Многие парни голову теряли при встрече с Аней, но для неё существовал на всём белом свете только её Петя.

Прошло три года. Пётр вернулся в конце весны на свою малую родину, и осенью молодые сыграли свадьбу. Аня сама придумала фасон свадебного наряда, сама сшила его. Прекрасная половина на селе ещё долго после свадьбы вспоминала это необычно изящное для деревенской жизни платье.

Анна работала в сельском ателье, где в одном лице была и модельером, и закройщиком. Работу свою она любила, и была счастлива, когда видела радостные лица клиентов, примеряющих обновку. Пётр после армии возмужал. Он был высок ростом, смугл, обладал роскошной шевелюрой. В его больших карих глазах горел весёлый огонёк, он просто излучал обаяние. В родном колхозе он стал работать плотником в строительной бригаде.

Молодожёны жили в доме с родителями Петра. Свёкор и свекровь души не чаяли в невестке. От неё исходило такое тепло, что всем домочадцам становилось легко и уютно. Вскоре Аня забеременела, и первой, кто узнал об этой замечательной новости, была свекровь Варвара Николаевна. Она заметила, как Аня убежала, почувствовав запах жареной баранины. С трудом дождавшись Петю с работы, Аня поделилась с ним радостной новостью.

Когда молодые вышли к ужину, свёкор Иван Христофорович преподнёс им свой сюрприз. «Ну, что, дети, семья растёт, — сказал он. — Как только придёт весна, мы приступим к строительству вашего дома».

Весна не заставила себя ждать, и вскоре на соседнем участке началась закладка фундамента. Работа спорилась, ведь на юге в строительстве дома принимает участие вся родня, и к осени уже высился новый дом, крытый черепицей.

В конце октября Аня родила первенца. Мальчик родился здоровенький, с превосходным аппетитом. Через 9 дней Петя привёз Аню из роддома на председательской «Победе». Дома молодую маму встретили новоиспечённые бабушка с дедушкой. Иван Христофорович принял из рук Петра внука и радостным голосом произнёс: «Наша порода! А как назовёте?». «Так в честь деда Иваном и назвали», — ответила Аня. «Ну, спасибо, дочка, уважили», — дед горделиво глянул на жену.

Аня с головой ушла в домашние дела, с любовью и заботой растила малыша. Ванечка рос здоровым крепышом и радовал домашних.

В новый дом молодая пара переехала после Рождества. Отметили новоселье. За обильным застольем молодым желали не только здоровья и процветания, но и рождения детей. И вот, как по заказу, Аня через 9 месяцев родила второго сына, Юрия. Так назвали ребёнка в честь армейского друга Пети, который стал для их сына крёстным отцом.

А 26 октября произошло несчастье. На работе Пётр с бригадой разбирал старую конюшню, на месте которой должно было начаться строительство новой. Внезапно рухнула одна из стен, и Пётр, находившийся внизу, не успел отскочить. Его придавило обломками. Все кинулись спасать своего товарища, быстро разобрали обломки, но Пётр был без сознания.

Страшную весть Ане передала одна из работниц фермы. Аня побледнела, потом рванулась с места, на ходу крикнув матери, чтобы та присмотрела за ребёнком. «Скорая» уже ехала навстречу. Она остановила машину, запрыгнула в неё и увидела своего Петю с холодной испариной на лбу и закрытыми глазами. Аня зарыдала. Врач «скорой» успокаивала её: «Он всё слышит, но ему очень больно. Не плачь, сейчас сделаем рентген, узнаем, чем нужно помочь». Аня притихла и всю дорогу держала руку Пети в своей.

В больнице санитары увезли Петра в травматологию. Аня ходила взад-вперёд как заведённая. Через час врач пригласил её в кабинет. Отведя глаза в сторону, он спросил: «Вы ему кто?». «Жена», — ответила Аня. «Ну, вот что, детка. У твоего мужа перелом трёх позвонков, один из них раздроблен. Сейчас прилетит специальный рейс из Одессы, привезёт медицинскую бригаду с нейрохирургом. Будем оперировать. Мы сделаем всё возможное, а сейчас можешь пройти к мужу. Успокой, дай ему надежду».

Аня встала, невероятным усилием воли заставила себя не плакать и вошла в палату. Она гладила Петины волосы и лицо и шептала ему, что сейчас прилетит доктор, сделает операцию, и вскоре он позабудет весь этот кошмар. Операция длилась больше пяти часов. Аня всё ждала. Но вот из операционной вышел хирург и сказал, что операция прошла успешно, но будет ли Пётр ходить — это вопрос времени.

Через пять дней Петра перевели в палату, и медсестра научила Аню, как нужно ухаживать за больным. Аня не отходила от мужа, но он был безучастен. Он думал о том, сколько же ещё проваляется как бревно, а Анечка будет ему подносить, мыть, кормить. Господи, двое маленьких детей, а тут взрослый мужик беспомощный. Насколько же хватит силёнок у неё?

Пальцы ног не реагировали на боль, а это был плохой признак. Через полгода ему сняли гипс и отправили в реабилитационный центр в Крым. Она не поверила тогда жестокому диагнозу врачей, внушала мужу, что он будет ходить. В течение двух месяцев врачи, массажисты, физиотерапевты пытались вдохнуть жизнь в бесчувственные ноги, но чуда не произошло: ни один палец не пошевелился.

Домой Пётр приехал в инвалидной коляске. Мать, увидев сына в таком транспорте, запричитала. «Не смейте, мама, — строго сказала Аня, — ещё не всё потеряно. Петя поправится, вот увидите». И в её голосе было столько уверенности, что не поверить этому было нельзя.

Петру нужно было научиться жить в статусе инвалида. Как можно смириться с таким положением! Ему всего 26 лет, жена — красавица. А ты не сможешь поднять её на руки, отнести в спальню и насладиться до самозабвения! Как осознать, что не суждено поиграть со своими сыночками в футбол, научить их плавать в быстрой речке... какой смысл в жизни, зачем быть обузой для всех? Лучше уйти из жизни.

Вечером он спросил Аню: «Зачем я тебе такой нужен? Почему ты должна из-за меня заживо похоронить себя?». «А если бы со мной что-либо серьёзное случилось, ты бы бросил меня? — в ответ спросила Аня. — Мы с тобой венчаны, Петя. Ты нужен мне и детям такой, какой есть. Больной, но, слава Богу, живой. Чтобы больше никогда не задавал мне таких вопросов, ясно? Давай лучше думать, чем бы ты хотел заняться».

Анины слова крепко запали в душу Петра. Действительно, раскис, а детей-то растить надо! Решил Пётр заняться сапожным ремеслом. Отец и мастера хорошего посоветовал, сапожника Петра Михайловича. Старику понравился любознательный молодой человек. Они подружились. Через два месяца Пётр уже делал несложный ремонт обуви. Через полгода заказы на дом. Городской Дом быта поставлял ему материал. Другой мастер Сергей Иванович научил его работать с кожзаменителем, и способный ученик превзошёл своего учителя: придумывал новомодные дамские сумочки, босоножки и туфли. Вместе с Аней они ездили на базар по воскресеньям и торговали этими изделиями. От покупателей не было отбоя.

Дети росли, и в семье Петра и Ани никогда не возникало проблем с воспитанием. Видя такое трудолюбие отца, его волю к жизни, постоянные тренировки, мамину любовь, они старались подражать родителям. У Вани с детства была тяга к работе на земле, поэтому он поступил в сельхозинститут на агрономическое отделение, а через два года перешёл на заочное отделение и вернулся на работу в родное село. У Юры с детства была тяга к технике, он выбрал профессию инженера-механика. Поступил в индустриальный техникум.

Работая бригадиром в колхозе, Ваня был премирован ошеломляющим подарком — машиной «Москвич»! Его бригада вырастила и сдала государству рекордный урожай сахарной свеклы. По достоинству и награда была.

Через два года учёбы Юрию пришла повестка в армию. Служить ему выпало в Одесском военном округе в трёхстах километрах от дома. На присягу к Юре поехали всей семьёй. После присяги Юре дали увольнительную, они обнялись, расцеловались, наговориться не могли. Расспросили об армейской жизни, угостили сына домашними деликатесами.

Время пролетело незаметно, пора прощаться. Проводив сына до КПП, попрощались, сели в машину и поехали, делясь впечатлениями. У Ани давило грудь от какого-то нехорошего предчувствия. Ваня уверенно вёл машину, Пётр сидел рядом с ним, Аня на заднем сиденье. До дома оставалось 60 км.

Проезжали крутой спуск по трассе. Вдруг мощные фары ехавшего навстречу автомобиля ослепили Ивана и Петра. Но Пётр резко открыл глаза и понял, что Ваня, ослеплённый ярким светом, не видит дороги и столкновение с ограждением неминуемо. Он мгновенно кинулся на руль, закрыв собой сына. Последнее, что он слышал, был крик Ани...

К месту аварии быстро подъехали «скорая помощь» и ГАИ. Аню без сознания увезла «скорая», а Петру уже ничем нельзя было помочь: руль врезался ему в грудную клетку. Ваня остался жив и никак не мог поверить в такую реальность. Он сидел, держал голову отца и просил врачей спасти папу. «Как я буду ходить по этой земле, что я скажу маме?!» — повторял он.

Видавшие всякие аварии сотрудники ГАИ не могли сдержать слёз. Подошёл капитан милиции и сказал: «Держись, парень. Отцу твоему уже не поможешь. А ты живи и за него, и за себя. Молись за него. И помни: он подарил тебе жизнь дважды».