Двадцатый век войдет в историю настольных игр двумя датами — 1934 годом, когда появилась "Монополия", и 1995, годом выхода "Колонизаторов". С тех пор ничего подобного не происходило, мир, как и почти пятнадцать лет назад, ждет ИГРЫ, выражающей дух времени, игры, которая, как толкиенское Кольцо Всевластья, скует всех единой волей и соберет народы у игрового поля. Может, для того, чтобы это случилось, поколение "Колонизаторов" должно уйти в прошлое? Именно о нем мы хотим сегодня поговорить...

Дорожки "профессиональных" игроков в настольные игры и любителей, которые к удивлению всего света свел вместе Клаус Тойбер, автор "Колонизаторов", сегодня снова разошлись, и на обоих полюсах сейчас играют в разные игры. Не подумайте, ничего страшного не происходит, после "Колонизаторов" увлекаться настольными играми стали миллионы жителей планеты, но вот игры, которая равным образом завоевала бы сердца и домохозяек, и профессоров математики, после уже не выходило. "Колонизаторы" стали для рынка настольных игр тем же, чем стал "Гарри Поттер" для детской литературы — фигурально выражаясь, Клаус Тойбер вывел настольные игры из тьмы к свету.

К середине девяностых годов прошлого века в Германии сложилась ситуация, когда существующая сцена настольных игр медленно тряслась по ухабам то ли медленного роста, то ли относительной рецессии — не разберешь. Маховики Ярмарки настольных игр в Эссене и игровых премий (прежде всего "Игра года") крутились практически вхолостую — не хватало ИГРЫ, которая смогла бы наполнить жизнью эти выдающиеся механизмы игровой культуры. И пока мир, как говорится, застыл в ожидании, издатели отказывали Клаусу Тойберу, на минуточку, к тому времени двукратному обладателю премии "Игра года", в публикации "Колонизаторов". "Сложно, скучно, пресно", — говорили они ему и предлагали для эффектности заменить "разбойников" динозавром.

Нет, Клаус не предал ни "разбойников", ни другие элементы игры. Даже те идеи и механизмы, которые он сам после мучительных раздумий отсеял, превратились потом в чудесные игры "Львиное сердце" и "Открыватели". Нашелся издатель (концерн "Kosmos"), рискнувший поставить на Тойбера и, надо думать, не прогадал: бесчисленные игры под маркой "Колонизаторов" продолжают приносить миллионные прибыли. Причем в Германии экспансия "Колонизаторов" проходит под другим именем, нежели в России: официальное название игры звучит там как "Колонизаторы острова Катан". Именно "Остров Катан" стал отправной точкой для бесчисленных расширений и вариаций — все время колонизировать надоест, а на острове может, как известно, происходить все, что угодно.

Основной чертой Клауса Тойбера является осторожность. Коронки и пломбы зубной техник из пригорода Дармштадта (откуда произошла последняя российская императрица) закончил изготовлять только в 1999 году, когда уже немало лет был самым успешным автором игр в Германии. До этого расстаться с надежной работой не рисковал. На миллионные барыши он купил не виллу в Монте-Карло, а соседнее отделение своего дома, которое тут же превратил в мастерскую и завалил настольными играми. Да, биография Клауса Тойбера не напоминает жизнеописание ни колонизатора, ни мореплавателя, ни рыцаря (хотя последнего мы знать не можем) — откуда же в его голове появилась игра, являющаяся воплощением какой-то средневековой, практически неземной, романтики — бескрайние поля сами по себе приносят урожаи, по дорогам скачут рыцари, на перекрестках дорог вырастают чудесные города и замки.

Вернемся в девяностые: Великая депрессия, породившая "Монополию", осталась далеко позади, человечество изменилось и, кажется, ушло от голой борьбы за выживание и фразы "человек человеку волк". Не бросок кубика, не спекуляции на бирже (в конечном итоге к этому можно свести "Монополию") должны определить победителя, а избранная тактика и нестандартные ходы. Нет "быстрым деньгам" и разоренным конкурентам, да — постепенному росту благосостояния, упорству и труду (спросите об этом тех, кто до сих пор носит во рту коронки, изготовленные Клаусом). Противник к концу игры не разорен до нитки, а отстает лишь на пару очков, причем сам может проследить — где и когда он допустил ошибку. Ну и, естественно, порция удачи, которую авторы игр хором называют "солью в супе". То, к чему приводят спекуляции на бирже, мы видим в эти дни в программах новостей, "Колонизаторы" же снабжают нас вечными темами — поле, засеянное пшеницей, дает пшеницу, без дерева не построишь дом — с этим не поспоришь.

Распаковав дома игру году этак в 2008, сложно понять, что же может быть в ней революционного. Дело в том, что мы рассматриваем эту игру в контексте современной игровой культуры, на которую "Колонизаторов" в значительной степени и повлияли. Смешно сказать, даже квадратная форма коробки была в 1995 году новинкой — до этого игры продавались исключительно в прямоугольном "конфетном" формате (исключение — некоторые варианты "Монополии"). А история с получением "Игры года"? Это звание присуждается независимым жюри, анонимно распределяющим оценки — 15, 10, 6, 3 или 1 пункт. Ни один член жюри не обязан присуждать высшую оценку (15 пунктов), но каждый должен оценить, по крайней мере, три игры. Подсчитав сумму оценок, координаторы премии могли сделать только один вывод: все одиннадцать членов жюри единогласно присудили "Колонизаторам" по 15 пунктов. Попробуйте повторить!

А "остров Катан", выдуманный Клаусом Тойбером? Ныне это название знакомо каждому второму немцу (Россия одна из, кажется, двух стран, где при переводе игры слово "Катан" просто вылетело из названия). А роман "Колонизаторы острова Катан", выпущенный в 2003 году одной предприимчивой немецкой писательницей — 9-ый век нашей эры, отчаявшиеся северные земледельцы покидают родные края после набегов викингов и открывают чудесный остров. Естественно, племя после большого спора делится на две части, и дальше — смотри в правила игры. Плюс любовь, плюс интриги, плюс (зачем-то) распространение на острове христианства монахом Остином. А периодическое издание "Catan News"? А чудесное спасение от банкротства концерна "Kosmos", незадолго до появления игры вынужденного выставить на продажу часть заводских и складских помещений? Такое чувство, что Клаусу Тойберу удалось выпустить из бутылки какого-то джина (существует, кстати, версия "Колонизаторов", выпущенная в упаковках от бутылки виски — с шотландскими ландшафтами).

Раз уж мы заговорили о версиях и дополнениях — уже в 1997 году вышло расширение "Мореходы", добавившее игровому процессу разнообразия. На следующий же год (1998) появились "Города и рыцари", окончательно превратившие игру в стратегический шедевр. Кстати, именно "Колонизаторы" в дополнении с "Городами и рыцарями" и являются "идеальными Колонизаторами", так сказать, собственной "режиссерской" версией Клауса Тойбера. В этом случае произошло не искусственное усложнение, а наоборот — искусственное упрощение механики: расширение "Города и рыцари" являлось по первоначальному замыслу автора составной частью базовой версии игры. Игра была искусственно "опрощена" для того, чтобы сделать ее более доступной широким массам игроков. После этого Клаус заявил, что, кажется, удовлетворил все потребности "колонизаторов" и занялся другими проектами. Но в 2003 году, по многочисленным просьбам фанатов (в Интернете даже провели специальное голосование по этому поводу), все же вышло последнее на данный момент расширение — "Купцы и варвары" — объединившее в себе лучшие варианты игры, появившиеся за годы после выхода "Городов и рыцарей".

Правы те, кто называет серию игр под маркой "Катан" вселенной — даже "базовая", самая простая версия игры представляет собой целый микромир, своеобразный муравейник. Игрок, как бы вооруженный подзорной трубой, следит за тем, как меж полей растут города и дороги, и по полю, никому особо не вредя, туда-сюда носятся ошалелые разбойники. Пожалуй, именно таким европейцы хотели бы видеть свои Средние века — не холера и сжигание ведьм, а эпоха всеобщего благоденствия, осваивание богатых и пустых земель. Игра благоразумно заканчивается тогда, когда остров полностью поделен между игроками. А что там за ее порогом, когда уже некуда расширять своей княжество? — ясное дело, война, что же еще. Но это уже совсем другая история, и расскажет ее точно не зубной техник из Дармштадта.