«Лабиринт» продолжает цикл летних акций для всех любителей иллюстрированной детской книги. Каждую неделю мы «открываем» для вас одного из художников-иллюстраторов. И каждую неделю будет действовать дополнительная скидка 8% на его книги. Срок действия скидки — с понедельника по воскресенье.

Игорь Олейников — современный художник, рисунки которого можно узнать сразу. По смелому движению кисти, по объему каждой детали и уникальной фактурности, по цветовой насыщенности, создающей смелый, динамичный и яркий образ.

Игорь Олейников: от ''Тайны третьей планеты'' к Робин Гуду

Игорь Олейников начал рисовать благодаря своей матери-художнице и многому научился у нее. В 1979 году он стал работать на студии «Союзмультфильм» («Тайна третьей планеты», «Сказка о царе Салтане» и другие мультфильмы), после — работал и в других анимационных студиях. Рисовать иллюстрации Олейников начал в середине восьмидесятых, сначала — для журналов («Трамвай», «Куча мала» и другие), потом — проиллюстрировал первые книги.

Иллюстрации к детским книгам принесли Олейникову невероятную популярность. Сегодня в свет вышло около семидесяти книг с его иллюстрациями, очень разных, от отечественной и зарубежной детской классики до современных повестей, в том числе — для подростков.

Игорь Олейников: от ''Тайны третьей планеты'' к Робин Гуду

На его картинах кипит жизнь. «Все бегут, летят и скачут», как в стихотворении Хармса (которое Олейников, кстати, тоже проиллюстрировал), каждая полностраничная иллюстрация — мизансцена, похожая на остановленный кадр, каждая небольшая зарисовка — ярко выраженная эмоция. Чем длиннее строфа — тем больше персонажей несется вниз на санках. В его работах виден опыт не только мультипликатора, но и художника-постановщика: важно каждое движение, каждая поза, мимика персонажей и, конечно, мелочи, окружающие героев. Титульный лист «Баллады о маленьком буксире» проводит маленький кораблик под разведенными мостами в бескрайнюю даль — в соответствии со всеми законами режиссерского замысла. «Книга как сценарий, — говорит сам художник. — Иллюстрации как кадры. Рисуя иллюстрацию, я знаю, что происходило до и что будет происходить после этого кадра».

В двухтысячные Игорь Олейников много работал для зарубежных издательств. Создал пронизанные духом Востока иллюстрации к «Соловью» Андерсена для тайваньского издательства и выстроил огромный мир вокруг маленькой мышки Махалии, которая отправилась учиться в Гарвард (книжка-картинка вышла в США). А книг с его иллюстрациями, выпущенных российскими издательствами, еще больше, и он не устает радовать своих почитателей новыми работами.

Игорь Олейников: от ''Тайны третьей планеты'' к Робин Гуду

Волшебство стиля создается и техникой рисования. Игорь Олейников использует гуашь и сухую кисть, создавая фактурность, шероховатость, которая может сыграть по-разному, в зависимости от замысла художника. Так возникают упорный и трогательный мышонок Десперо и смешные, эмоциональные коты из «Котобоя»; возвышенное и страстное пламя («Жар-птица») и спокойные, немного нереальные, словно приснившиеся пейзажи («Панда Конфуций»).

Олейников любит подчеркивать, что рисует не для малышей, а для ребят постарше. И дело не только в самих книгах, многие из которых — повести для читателей от семи-восьми лет («Путешествие на Тандарику», «Сказки дядюшки Римуса», «Как слониха упала с неба»). Это заметно и по непростой для маленького зрителя технике, и по количеству деталей, и по мысли, заложенной в каждую картину. Чем больше разных эмоций, сложных, не всегда однозначных, заложено в книге, тем интереснее ему работать над ней. Так появились иллюстрации к притче Жюля Сюпервеля «Вол и осел при яслях» и иллюстрации к философским китайским притчам.

Но тем не менее этот художник умеет почувствовать детскую логику и запечатлеть ее, что хорошо видно по иллюстрациям к стихам Хармса, Бродского, Лира. Олейников играет с парадоксами и абсурдом, но раскрывает их ясно и изящно. «Рабочая азбука» Бродского, которую легко посчитать слишком политизированной, мало понятной ребенку, оживает, благодаря созданным художником образам. Каждый разворот «раскрывает» букву в каждой своей детали: под дождем из роз рыбаки тянут невод, в который чудом попал рояль, над ними раскинулась радуга с дремлющей на ней рысью; в обычном дворе затесался динозавр, но дворник, подметающий улицу, даже не замечает его. Фантастические допущения привлекают внимание и вовлекают в поиск: важно не забыть заглянуть во все уголки, вдруг в шкафу найдутся предметы на букву Ш?

Игорь Олейников: от ''Тайны третьей планеты'' к Робин Гуду

В книге «Про то, чего не может быть», сборнике лимериков Эдварда Лира, художник поставил перед собой интересную задачу: обыграть на одном развороте, в одной иллюстрации сразу два стихотворения. Стоящие рядом и объединенные изображением, сами лимерики приобретают новые грани. Буквальное обыгрывание поэтического текста позволяет развернуться комическим и забавным нелепостям, которые детям обязательно придутся по душе: кузнечики скачут по картинной галерее, шляпа с чайными пакетиками и греческие совята оказываются на одном столе, а с космической станции видно огромную панаму, закрывающую целый полуостров, и всадника, уносящегося далеко в космос.

Игорь Олейников: от ''Тайны третьей планеты'' к Робин Гуду

Но буквализм — редкий художественный прием в творчестве Олейникова. Большая часть книг, проиллюстрированных им, открывают читателю больше, чем сказано в самом тексте, передают его личное восприятие мира книги.

Больше всего художнику нравится работать над книгой целостно, от начала до конца, от обложки до оформления. «Баллады о Робин Гуде», «Нос» и другие книги, вышедшие после двухтысячных — это целые продуманные миры, а не просто рассказ о героях. Олейников создает пейзажи, которые в некоторых случаях оказываются даже важнее персонажей. И вот перед нами то изумрудно-зеленый лес, то промозглое серое небо над английскими городами; или Петербург, занесенный снегом, и тревожный ветер с Невы, пригибающий к земле даже дворцы и дома... На другую планету переносят иллюстрации к «Аэлите» А. Толстого, открывая фантастические пейзажи, невероятные машины и показывая марсианский мир таким, каким его видит художник. Мы узнаем о Марсе то, что даже не сказано в самом романе — то, как видит его Олейников. Важнее всего для него сохранить саму атмосферу — что ему, безусловно, удается.

Игорь Олейников: от ''Тайны третьей планеты'' к Робин Гуду

Игорь Олейников — художник, чувствующий красоту, динамику, пространство иллюстрации и не ставящий границ. Рисунок может передать что угодно — эмоцию любой силы: радость, страх, предвкушение, задумчивость. Иллюстрируя новую книгу, он всякий раз создает волшебный мир, неповторимый и притягательный. Потому эти книги и можно разглядывать бесконечно.