- Купи, купи, купи! - крики раздавались на весь магазин. Окружающие реагировали по-разному: кто-то сердито хмурил брови, кто-то ехидно улыбался, но равнодушных не было. Да и откуда им быть, ведь крики Танюшки были очень настойчивыми и громкими, если не сказать душераздирающими.

- Ну мамочка, ну пожалуйста, ну купи, - повторяла Танюшка, и ее тон с требовательного в очередной раз сменился на слезно-умоляющий.

Мать нервно одернула дочку за руку.

- Зачем тебе этот слон, - полушепотом возразила она, озираясь по сторонам в надежде не привлекать внимание, - у тебя есть дома почти такой же, только розовый.

- Но я хочу этого, голубого. Ну, купииии... - не отставала Танюшка.

- Перестань кричать! - не выдержала мать. Она уже пожалела, что взяла с собой дочку в магазин, ведь путь лежал через отдел игрушек, а они еще ни разу не покидали это место без истерик, если ничего не было куплено.

- Ну, хорошо, - более мягким тоном сказала мама, - я могу купить тебе вот этого маленького зайчика, а?

Танюшка гневно затопала ножками, личико скривилось в гримасе.

- Нет, нет, нет! Я хочу слоненка, не нужен мне зайчик! Ты меня не любишь! Ааааа... - разнеслось по магазину.

Маме уже показалось, что все покупатели и продавцы обступили их и с интересом наблюдают за этой сценой. Нет, не с интересом, а с осуждением, именно с осуждением. Больше всего ей захотелось подхватить Танюшку на руки и убежать прочь. Еще дома она могла как-то справляться с дочерью, то уговорами, то, просто не обращая внимания на капризы, и давая ей выплакаться. Но тут все иначе, Танюшка как специально выступала перед зрителями, и ее каприз с каждой минутой набирал обороты.

"И почему вокруг детишки с родителями преспокойно ходят по магазину, держась за руки, и никто не кричит и не устраивает истерик, - размышляла мама, - видимо где-то я совершила ошибку в воспитании, а может у нее такой упрямый и непокорный характер? И ладно, если бы у дочери было действительно мало игрушек. Совсем наоборот. В магазине еще надо было поискать игрушку, которой не было у Танюшки".

Ее мысли прервал мужской голос: "Хочешь я куплю тебе этого слона".

Она обернулась. За ее спиной стоял незнакомый мужчина лет пятидесяти, который обращался к Танюшке, и ударение в его фразе явно было на местоимении "я".

- Не надо, - сдержанно сказала мама. Это было последней каплей.

Мама быстрым шагом подошла к кассе и начала искать кошелек в сумке. Продавщица отдела игрушек даже не стала ничего спрашивать, а прямиком направилась снимать с витрины большого голубого слона.

Идя из магазина, Танюшка радостно перепрыгивала через лужи, прижимая к себе новую игрушку. На щеках еще не прошли покраснения от недавних слез, но их с лихвой затмевала довольная улыбка. А мама даже забыла, что она хотела в магазине купить Танюшке платьице. Она представила, что такую же сцену ей пришлось бы пережить в отделе детской одежды, так как Танюшка не любила ничего мерять, и ее охватила дрожь.

- Мамочка, а куда мы идем? - поинтересовалась Танюшка, видя, что путь их лежит не к дому.

- Я хочу показать тебе кое-что, а потом мы сразу пойдем домой.

Через несколько минут они проходили мимо красного кирпичного здания, обнесенного решетчатым забором.

- Видишь этот дом, - сказала мама, - в нем живут детишки, у которых нет родителей. Это детский дом.

- Разве такое бывает, чтобы у ребенка не было родителей? - удивилась Танюшка.

- Да, иногда бывает. Если, к примеру, мама и папа умерли, и у малышки больше никого нет, то его отдают сюда.

- Им здесь плохо?

- Ну, конечно, здесь не как дома. Ведь детки живут в больших группах, у них мало игрушек, с ними занимаются воспитатели, и их никто не балует, так как тебя, - пояснила мама.

Танюшка долго вглядывалась в мрачные окна детского дома. Домой шли молча. Танюшка уже отстраненно держала слона, ее мысли были явно заняты чем-то другим.

Когда мама готовила обед на кухне, Танюшка позвала ее в комнату. Перед взором предстала следующая картина: все игрушки из корзины и с полок были навалены в центре комнаты. Мама тяжело вздохнула, предвидя новую истерику дочери, по поводу нежелания убирать игрушки на место.

- Сядь, пожалуйста, - сказала Танюшка, - я хочу тебе кое-что сказать.

Она залезла маме на колени и обняла ее за шею.

- Мамочка, прости меня, я тебя очень сильно люблю! Давай, положим эти игрушки в сумки и отнесем их в тот дом. Я хочу раздать каждому малышу по игрушке.

Мама была удивлена поведением дочери, и даже не сразу нашла что ответить.

- Ну, хорошо, дочка, ты раздашь, а потом снова будешь требовать игрушки в магазине... Нет уж дорогая:

- Нет, мамочка, я больше так не буду, обещаю!

И тут мама увидела, что на пустой полке одиноко лежит только что купленный слон.

- А вдруг, раздав все игрушки, одной не хватит? Представляешь, как будет обидно одному малышу! - сказала мама.

Танюшка задумалась, печально вздохнула и воскликнула: "Я знаю! Я подарю ему голубого слона!"

Астраленко Жанна, jewella@rambler.ru.