Содержание:

Что мы знаем о гипертоническом кризе? 30-40-летние — почти ничего, если с этим состоянием не сталкивался кто-нибудь из близких. Однако от резкого повышения давления, которое сопровождается неприятными, а часто опасными симптомами, не застрахован никто, особенно люди в возрасте. Правильно ли ведут себя наши родители, страдающие гипертонией? Как избежать гипертонического криза? Какое лечение высокого давления предлагает современная медицина? Консультирует опытный врач-кардиолог.

Гипертонический криз: правильно ли лечатся наши родители

Однажды меня пригласили на съемку одного медицинского ток-шоу. По сценарию программы мы должны найти женщину, которая страдает гипертонией, измерить у нее в студии давление, сделать какие-то выводы и дать рекомендации. В перерыве мы нашли такую женщину и договорились, что в определенный момент она поднимет руку и выйдет на сцену.

Когда подошло время, я ее пригласил, измерил давление, которое у нее на тот момент было 210/120 мм рт. ст. Все тут же переполошились, стали спрашивать, что делать, а я ответил, что вот прямо сейчас ничего делать не надо. Съемка закончится, мы спокойно обсудим, чем она лечится, и скорректируем терапию. А она в тот момент абсолютно нормально себя чувствовала.

Эта ситуация — иллюстрация к тому, что люди, которые не получают лечение или получают неадекватное лечение, достаточно часто ходят с высоким давлением и никак его не чувствуют. Если они случайно его измеряют и получают очень высокие цифры, то это не называется гипертоническим кризом. Это просто тяжелая нелеченная гипертония.

Совершенно неразумно в этом случае, как это часто бывает, давать препараты короткого действия и резко снижать давление. Если ты ходишь много лет или месяцев с высоким давлением и вдруг тебе резко его снизили, то вероятность осложнений, в том числе и инсульта, гораздо больше, чем если бы ты вообще ничего не делал. Просто высокие цифры АД у пациента — это не гипертонический криз.

К содержанию

Гипертонический криз как российское явление

А откуда вообще берутся гипертонические кризы? Прежде чем ответить, еще две зарисовки из жизни.

Минувшим летом я подружился с доктором, которая работает на большом круизном теплоходе «Михаил Булгаков». Она целое лето ходит с туристами по Волге. Доктор рассказывала, что для нее счастье, когда идет рейс пожилых иностранцев, например немцев. Потому что у всех иностранных пенсионеров подобранное лечение, которое они принимают изо дня в день. У них нет никаких кризов. Но когда едут наши туристы среднего и пожилого возраста, то они каждый день бегают мерить давление. Они постоянно требуют себе препараты короткого действия, впадают в панику, устраивают скандалы. И доктор в этом рейсе сбивается с ног, потому что ежедневно надо кого- то срочно лечить...

Были мы в Швейцарии на конгрессе, посвященном новому методу лечения гипертонии. Рассказывая о своей работе, коллеги упомянули, что для исследования не годится человек, который был госпитализирован по поводу гипертонического криза более одного раза. Мы удивились — в России нет таких гипертоников, которые раз-два в год не полежали бы в больнице. Почему так? На что они нам ответили: если человек часто попадает в больницу с гипертоническим кризом, это значит, что он не соблюдает ваше лечение. Нам такой пациент в клиническом исследовании не нужен, потому что рекомендации он соблюдать не будет и здесь.

Это две иллюстрации к тому, что самая частая причина гипертонических кризов — это либо несоблюдение лечения, предписанного врачом, либо вообще отсутствие какой-то схемы лечения. Человек, у которого есть разумный лечащий врач, у которого есть хорошая подобранная терапия, практически не знает, что такое кризы. В России, по моим наблюдениям, кризы бывают у 80% пациентов. Все по той же причине. Мы всем гипертоникам можем хорошо и эффективно помогать, но — если врач разумный и если пациент следует его рекомендациям. Кто-то из «великих» сказал: «Самый сильный препарат не будет работать, если пациент его не принимает».

К содержанию

Лечение гипертонического криза: как действовать правильно

Впрочем, бывает, конечно, и так: пациент принимает все препараты, но на фоне каких-то факторов — стресса, бессонной ночи, приема энергетиков, избытка соленой пищи — резко поднимается давление. Если давление повышается >180/120 мм рт. ст., это считается кризом. Обычно криз сопровождается неприятными ощущениями: головной болью, нарушением зрения, одышкой, тошнотой.

А вот сейчас я расскажу вам то, что идет вразрез с общепринятой в России практикой. Итак, старый подход в лечении гипертонических кризов заключался в том, что пациентов лечили препаратами короткого действия (три «К»): клофелин, капотен и коринфар.

Это препараты, которые быстро снижают давление, особенно если положить их под язык. У нас, как правило, так и поступают и снижают давление в течение 30–40 минут. Давление снижается быстро, а продолжительность действия препаратов где-то 3–6 часов. Через 6 часов препарат заканчивает действовать и выводится из организма.

Пациент перемерил давление через полчаса, оно снизилось. Он счастлив, он забыл про свой криз, работает дальше. Что происходит на самом деле и почему сейчас от этой тактики отказались в мире?

Действительно, давление сбрасывается резко, но для сосудов это очень плохо: как резкий подъем давления, так и резкое падение — плохо. Итак, в 10 часов вечера пациент измеряет давление и видит, что оно у него высокое. Он принимает таблетку. Давление быстро падает. В 3–4 часа ночи действие препарата прекращается. Что происходит? Под утро повышается давление. Это классический фактор угрозы инсульта.

Европейская медицина уже 10 лет знает о том, что короткие препараты, особенно коринфар, при гипертонических кризах использовать нельзя, поскольку они повышают риск инсульта.

Что на самом деле нужно делать? Как правильно действовать? В первую очередь вспомнить, какие препараты назначал врач, открыть свою аптечку и принять дополнительно или увеличить дозу того препарата, который был назначен на длительное лечение. Пусть эти препараты начинают работать медленнее, пусть они начинают работать не через 20 минут, а через час. У вас есть время для того, чтобы медленно и плавно снизить давление. Давление снизится плавно, риска инсульта не будет, а дальше вы придете на прием к своему врачу и обсудите с ним ситуацию.

Гипертонический криз, как правило, не нужно лечить препаратами быстрого действия. Резкое снижение давления увеличивает риск осложнений.

К содержанию

Чем опасны препараты прошлого века

Антон РодионовЕще надо вспомнить про один препарат из прошлого века, который сегодня уже приличными людьми не используется, — это магнезия. В Москве на «скорой помощи», к счастью, магнезию вводить запретили. И это очень хорошо. Препарат действует непродолжительно, затем возникает «синдром рикошета» — давление поднимается еще сильнее.

Лет 10 назад коллега попросила проконсультировать свою маму по поводу повышенного давления (кстати, сама мама — терапевт поликлиники!). На момент нашей встречи давление у нее было 120/90 мм рт. ст. — не бог весть что, согласитесь. Для того чтобы понять, если ли у нее действительно проблемы с давлением, я повесил ей монитор для суточного измерения АД.

Дальше смотрите сами: в 14 часов давление поднимается до 145/100 мм рт. ст., она в испуге пьет коринфар. Давление снижается на 2 часа, но затем поднимается до 160/90 мм рт. ст. Пациентка вызывает «скорую», ей вводят магнезию, давление снижается до 115/70, затем снова повышается до 150/95 мм рт. ст. Она снова вызывает «скорую», ей снова вводят магнезию и еще один сильнодействующий препарат. Результат: падение давления до 80/45 мм рт. ст. и двухнедельное лечение в неврологическом отделении по поводу нарушения мозгового кровообращения.

Сейчас «скорая помощь» дает только таблетки. Многие пациенты жалуются: они же привыкли, что «скорая» делает уколы, и считают, что, если не сделал укол, значит, не полечил. Но уколы при гипертонии, как правило, не нужны!

Единственным исключением, когда уколы при гипертонии показаны, являются редкие, к счастью, формы осложненных гипертонических кризов. Это ситуация, когда на фоне повышенного давления, чаще выше, чем 180/120 мм рт. ст., развивается нарушение мозгового кровообращения, острый коронарный синдром, тяжелое нарушение зрения, отек легких и т.д. Вот эта ситуация однозначно требует вызова «скорой помощи», неотложной госпитализации и лечения.