Прямо по курсу была какая-то комната с лесенкой, ведущей вниз, и оттуда доносились звуки рояля. Мальчик на цыпочках направился туда, настороженно озираясь по сторонам — а вдруг в ту комнату нельзя заходить, и его накажут за самовольничество?

Но любопытство оказалось превыше инстинкта самосохранения, и Джимми с колотящимся о ребра сердцем продолжил свой путь. Дойдя до входа, юный "разведчик" еще раз бросил опасливый взгляд по сторонам, отметив, что дом у Дитера и правда огромный, похожий на лабиринт, чтобы его тщательно исследовать и недели даже не хватит!

Подойдя к арке (а двери в комнате вообще не было, как ни странно), Джимми вытянул шею, чтобы посмотреть, что там внутри и стоит ли спускаться вниз. Сквозь столбики лесенки он увидел пианиста — это был его приемный брат, сидящий спиной к нему, наигрывающий что-то на рояле и с головой погрузившийся в свою музыку.

"Ух ты! — подумал мальчик, решив еще немного постоять и послушать. — Так вот как, оказывается, песни пишут! А Джей говорил, что для этого в какую-то студию надо ехать! А я и поверил! Да ведь он сам, наверняка, никогда музыкальных продюсеров не видел, вот и выдумывает всякую чушь! Я вот возьму и попрошу Ди научить меня музыку сочинять, тогда мы с ним вместе продюсерами будем работать! Мне все завидовать будут!"

Тем временем музыка стихла, и Дитер повернулся лицом к мальчику, слушавшему его игру, открыв рот.

Джимми нервно сглотнул слюну и испуганно уставился на брата, готовясь в любой момент или расплакаться, или же сорваться с места и убежать. К счастью, дом большой, можно спрятаться так, что его вообще никто никогда не найдет!

"Да, права миссис Симмонс — я и правда слишком любопытный! — грустно подумал мальчик, начав рассеянно ковырять ногтем стену. — А разве это плохо, что мне все на свете интересно? В школу же я еще не хожу и читать не умею — как иначе узнать то, что мне непонятно? А взрослым вечно не хватает времени, чтобы со мной поговорить и все-все объяснить! Может Ди, Карина и мама с папой не такие занятые и смогут со мной немного позаниматься? Хорошо бы!"

Словно поняв, что творится у непрошенного слушателя на душе, Дитер приветливо улыбнулся и громко спросил:
— Ну как, нравится?
— Ага... А ты новую песню сочиняешь, да?
— Нет, сейчас я так просто играю, для души. Спускайся ко мне, только под ноги не забывай смотреть — здесь лесенка.
— Я сейчас, подожди! Ой, Ди, а можно я с перил скачусь?! Я умею! Я и в приюте так катался, когда никто из воспитательниц не видел! Ни разу не падал, честное слово! Хочешь, и тебя научу? Это легко! Вот, смотри как надо!
— Джимми! Опять за свое?! Спускайся по ступенькам и о перилах вообще забудь! А то мы с тобой поссоримся всерьез и надолго! Выдержки у меня на это хватит, даже не сомневайся!
— Я больше так не буду! Ди, давай помиримся?! Ну, пожалуйста! Я буду хорошим мальчиком и тебя слушаться буду!
— Мы вроде бы пока не ссорились. Или ты это так, авансом?

Что такое "аванс" Джимми не знал, но на всякий случай кивнул и робко улыбнулся в ответ.

Увидев, что брат на него вроде бы не сердится, а даже машет рукой, приглашая подойти к роялю, мальчик подчинился. Он осторожно спустился вниз и с любопытством огляделся.

Лесенка, ведущая в комнату, была белой и невысокой, с коричневыми перилами.

В углу, перед ступеньками, прямо на полу стояло какое-то зеленое растение в горшке, похожее на лук-переросток, честное слово! Оно было даже выше самого Джимми ростом! Не хотелось бы на него ночью в темноте наткнуться! Бр-р!

Ковра в комнате не было, пол и ступеньки были светло-коричневого цвета. Справа от лесенки, у стены стоял небольшой диванчик, а перед ним — низенький стол, на котором стояли подсвечник и еще что-то.

Напротив окна стоял белый рояль с поднятой крышкой и надписью, сделанной золотистыми буквами, на котором и играл старший брат.

Сама комната была небольшой, довольно узкой, выдержанной в спокойных тонах, и из всех цветов там преобладал белый. Это все вдруг напомнило Джимми о палате в клинике, в которой он лежал незадолго до своего отъезда в Германию, и мальчик испуганно вздрогнул.

Как же это можно жить в доме, где все белое (а то, что он уже успел увидеть на первом этаже, как раз и было или белым, или светлым)? Ведь это же все равно, что в клинике навсегда поселиться и болеть круглогодично! Какие же эти взрослые все-таки странные!

Вот у них в приюте белого цвета почти нигде не было, даже в ванной и той кафель был с яркими разноцветными рисунками!

И в кабинете доктора Брауна тоже весело было — яркие плакаты с героями мультфильмов на стенах, интересные игрушки, даже инструменты и мебель были сделаны в виде разноцветных и очень забавных зверюшек!

На осмотр все как на праздник бежали! Даже сам Джимми, который врачей панически боялся и закатывал истерику, едва только представитель рода "садистов в белых халатах" появлялся на горизонте и начинал целеустремленное шествие в его сторону!
— Ну, приятель, и как тебе комната? — решился прервать затянувшееся молчание Дитер. — Ты так пристально ее разглядываешь, что мне, честно говоря, даже неловко стало! Вдруг тебе не понравится, и ты решишь раскритиковать мой вкус? Давай, парень, не стесняйся! Выноси свой вердикт, а то у меня сердце больше ни минуты ожидания не выдержит!
— Мне нравится, — просто ответил мальчик, переведя взгляд на рояль и осторожно нажимая указательным пальцем клавиши. — Знаешь, Ди, а научи и меня тоже так играть! Ну, пожалуйста! Я артистом хочу стать! Или нет — лучше продюсером, чтобы с тобой в паре работать! Знаешь, как здорово! Мы с тобой будем сочинять всякие песни, а потом будем их сами петь! Я тебя рэп петь научу! Это несложно!

Не успел брат ответить, как в проеме арки показалась Карина. С улыбкой понаблюдав пару минут за Дитером и Джимми, сидевшими за роялем и увлеченно игравшими в четыре руки что-то не слишком гармонично звучавшее, девушка решилась сообщить о своем присутствии: "Эй, господа композиторы! Идите завтракать, а то яичница остынет! У вас целый месяц впереди — еще успеете написать кучу хитов, я вас уверяю!"

Мгновенно забыв о музыке, Джимми слез с коленей брата и стрелой взлетел по лесенке.

Бесцеремонно оттолкнув Карину со своего пути, мальчик помчался в столовую, ориентируясь на вкусные запахи, доносившиеся оттуда. Он просто зверски проголодался!

****

На следующее утро Джимми проснулся в своей новой комнате и вначале никак не мог понять, где же он находится. Однако настроение у него было хорошим, а это значит, что накануне ничего плохого с ним явно не произошло! Перекатившись на спину и заложив руки под голову, как он обычно делал, когда надо было подумать о чем-то важном, мальчик начал вспоминать предыдущий день.

Вначале злодейка-память услужливо показала ему в ярких красках и излишне детализированно прощание с родным приютом и друзьями, оставшимися в Лос-Анджелесе! Джимми даже поплакал немного, перевернувшись на живот и уткнувшись носом в подушку! Но потом память оказала милость своему юному хозяину, и следующие кадры были более оптимистичными.

"Я дома у Ди! — наконец радостно сказал себе Джимми и даже зажмурился от удовольствия. — И сегодня я просто обязан выяснить, как же тут можно развлечься!"

Резким движением откинув одеяло, мальчик вскочил и начал прыгать на мягкой кровати, сопровождая каждый свой прыжок радостным возгласом. Попрыгав немного, Джимми почувствовал себя готовым к новому дню и ожидающим его приключениям.

"Жаль, что у Ди животных никаких нет! — вдруг подумал мальчик и даже прыгать перестал от неожиданности. — А что, это идея! Раз мне не с кем здесь играть, то надо срочно это исправить! Почему Джея тоже не взяли? Ди мог бы стать его папой, к примеру! Мы бы вместе играть могли!"

Спрыгнув с кровати на пол, Джимми ураганом пронесся по комнате, схватив налету со стула возле кровати свои джинсы, футболку и носки. Не заботясь о том, как же он будет в итоге выглядеть, мальчик на ходу стал переодеваться из спальной в свою повседневную одежду. Вначале он одел все задом наперед, но потом почувствовал, что одежда на нем как-то неудобно сидит. Да и вообще непривычно, когда задние карманы штанов спереди, а не там, где им положено быть! Поэтому пришлось одеть все как надо. Не круто, конечно, но зато удобнее!

Заправлять кровать он умел, но решил, что это в обязанности гостей не входит — пусть Дитер сам заправляет, раз уж так настаивает на том, что из них двоих именно он — хозяин этого дома!

Но Джимми учили, что когда встанешь, то из спальни выйти нельзя до тех пор, пока полностью не оденешься и не заправишь кровать. Бросив нерешительный взгляд на неубранную постель, мальчик подошел и накинул на нее покрывало — не заправил, конечно, но хотя бы попытался. А это уже кое-что!

Скатав пижаму в валик, Джимми засунул ее по привычке под подушку. Окинув критическим взглядом комнату, он остался доволен увиденным.

"Ну, вот и все, теперь можно идти!" — вполголоса сказал себе мальчик, открывая дверь в коридор. — Только еще надо умыться не забыть!"

Выйдя из ванной, Джимми решил все же скатиться по перилам лестницы на первый этаж. Перила эти, правда, были довольно узкими и не казались пригодными для катания, но запретный плод всегда сладок! Подойдя на цыпочках к лестнице и бросив настороженные взгляды по сторонам, чтобы убедиться в отсутствии свидетелей его трюка, мальчик подтянулся на руках и перекинул ногу через перила. Удобно улегшись животом на перила ногами вперед, Джимми медленно поехал вниз, цепляясь за столбики, чтобы не потерять равновесие и не сосчитать ступеньки собственным телом.

Когда до конца "поездки" оставалось всего ничего, мальчик вдруг почувствовал, что перила уходят из-под него, и он явно собирается свалиться прямо на ступеньки!

Испуганно вдохнув, Джимми в панике обеими руками изо всех сил обхватил скользкие перила, одновременно начиная реветь во весь голос.
— Я тебя о чем вчера предупреждал? — раздался прямо на ухом ворчливый голос, и мальчик сразу расслабился и скатился на заботливо подставленные руки старшего брата. — И что ты мне обещал?
— Ди, я больше так не буду! — облегченно расплакался Джимми.
— Я тебе уже не верю, — равнодушно ответил Дитер, осторожно ставя его на пол. — И нечего реветь — ты сам виноват, я тебя предупреждал насчет лестницы. Ты же видимо решил, что это я так остроумно пошутил.
— Ди, ну я же, правда, так больше делать никогда в жизни не буду! — завизжал Джимми, захлебываясь слезами и делая попытку схватить брата за руку. — Это самый первый и последний раз!
— Сомневаюсь, — так же равнодушно ответил Дитер, но руку не отдернул. — Рубашку мне не пачкай соплями. Она чистая и к тому же мне очень нравится.
— Ди, а хочешь я... — Джимми лихорадочно попытался придумать, что же бы такое пообещать, чтобы умилостить некстати решившего испортить ему настроение Дитера.

Ну, ведь так хорошо день начался! Нет, ну он что, специально что ли на лестнице все утро просидел, чтобы подловить приемного брата на месте преступления? Почему эти взрослые вечно видят в детях монстров каких-то! Хоть бы раз попытались войти в положение!
— Придумал, о чем бы еще соврать? — с хитрой усмешкой поинтересовался Дитер, глядя на внезапно озарившееся радостью лицо младшего брата.
— Почему сразу врать? — улыбнулся сквозь слезы мальчик, поняв по тону, что брат на него уже ни капельки не сердится. — Я не вру — я фантазирую! А это разные вещи! Так наш психолог говорит в приюте! Вы, взрослые, такие скучные! Шуток совсем не понимаете!
— Шутки мы отлично понимаем и любим, но в каждой шутке, как известно, лишь доля шутки! — ответил Дитер, улыбнувшись. — Приятель, вопрос нескромный можно задать? Ты и в приюте дрых до одиннадцати? Так же и весь день можно проспать! Я раза два совсем уж было собрался идти будить, но Карина за тебя вступилась — не забудь сказать ей спасибо!
— Уже одиннадцать утра?! — удивился Джимми, во все глаза уставившись на брата. — Ух ты! А нас в приюте в семь будили.
— В семь? — переспросил Дитер, задумчиво глядя куда-то сквозь стоявшего перед ним ребенка. — Ну и отлично! Значит, с завтрашнего утра будем вставать вместе! Заруби себе на носу, парень, пока ты еще маленький — дисциплина должна быть на первом месте. Иначе ничего путного из человека не получится, как ни обидно это признавать.

Джимми на всякий случай согласно кивнул, решив подлизаться к старшему брату и вымолить прощение.

Стоять на одном месте уже надоело, и мальчик начал нетерпеливо переминаться с ноги на ногу, словно горячий конь, дожидаясь, когда отпустят поводья.
— Ди, а я завтракать сегодня буду? — строя из себя голодного сиротку, жалобно поинтересовался Джимми. — Или мне до ланча теперь терпеть? Вот у нас была воспитательница одна в приюте, ее миссис Симмонс звали, так она нам специально готовила! Ну, тем, кто на завтрак, ланч, обед или ужин опоздал.
— По справедливости, надо было бы тебя до обеда заставить терпеть, — отозвался Дитер и, заметив ужас в глазах приемного брата, прибавил с усмешкой: — Но не в моих правилах над детьми издеваться. Пошли завтрак стряпать! Неудобно Карину заставлять второй раз за утро у плиты стоять! Хотя, на мой взгляд, немужская работа — в фартучке от холодильника до плиты скакать!
— А нам, когда повариха в отпуске была, дяди готовили! — заявил Джимми, вприпрыжку устремляясь вслед за Дитером на кухню. — И над ними никто не смеялся! Все очень вкусно было!

После наспех приготовленного и съеденного завтрака — кукурзные хлопья с молоком и апельсиновый сок — Джимми решил все же приступить к исследованию новой территории.

Отпросившись у брата сходить погулять, клятвенно пообещав "за забор — ни ногой, ни рукой, ни любой другой частью тела!" и даже без особых капризов позволив натянуть на себя куртку и шапку, мальчик, наконец, вышел в сад.

Погода была к прогулкам не располагала — накрапывал мелкий дождик, небо было затянуто тучами, только на горизонте сквозь облака нет-нет да и проглядывало тусклое желтое солнышко.

Кинув нерешительный взгляд через плечо на дверь, ведущую в теплый дом, Джимми помялся немного, прикидывая, не лучше ли перенести исследования, ну скажем, на завтра. Вдруг завтра теплее будет и, может быть, идеи новые появятся!

А что, если не появятся? Или Дитер заставит вернуться в дом, увидев, что он топчется на пороге? Гулять ведь точно больше не выпустят! Нет, хватит трусить! Надо идти и делать, что задумал!

Решительно переступив через порог и натянув на голову капюшон, чтобы не промокнуть, Джимми отправился гулять. Сад был, конечно, большой, было, где побегать и поиграть, там даже бейсбольное поле можно было бы при желании построить и то еще места полно бы осталось!

Но играть в одиночестве мальчику не нравилось — он привык жить в коллективе. Хоть друзей у него как таковых и не было, ему нравилось, когда его окружали люди.

Побродив по саду, потрогав рукой мокрые от дождя листья на деревьях, Джимми решил все же нарушить данную им старшему брату клятву. Не умирать же от скуки!

Найдя случайно щелку в заборе, мальчик прошмыгнул в нее, слегка порвав куртку на спине, пытаясь выбраться на улицу!

Решив, что о порванной одежде он подумает когда-нибудь позже, Джимми, оглядываясь по сторонам, пошел вдоль забора. Куда и зачем он идет мальчик и сам не знал. Так просто, погулять. Может что-нибудь интересное увидит!

Вообще была у него тайная мечта — найти бездомного щенка или котенка и взять его к себе жить. Вернее к Дитеру! Раз ровесников поблизости нет, по крайней мере, он пока их еще не встретил, то надо завести четвероного друга! Вот он уж точно не бросит в беде!

Свернув налево и выйдя, наконец, на дорогу, проходящую мимо ворот виллы, Джимми приободрился — знакомые места!

Оглянувшись, как его учили, по сторонам, и, убедившись, что машин поблизости нет, мальчик решил пойти прямо по проезжей части — а что, дорога заасфальтированная, широкая и удобная! По крайней мере, лучше, чем тропинки, которые еще найти в мокрой траве надо!

Сколько он шел, Джимми не знал, но вдруг он услышал щенячье тявканье. Мальчик сразу же насторожился и осторожно пошел в ту сторону, откуда доносился лай. Раздвинув ветки деревца, растущего возле чьего-то забора, мальчик увидел там мокрого и дрожащего щенка, залившегося радостным тявканьем при виде гостя.

Щенок был красивым и напоминал медвежонка — толстые рыжие лапы, черное с рыжими вкраплениями туловище и морда, висящие треугольные уши, пушистая шерсть.

Джимми, ласково приговаривая, встал на коленки и, не боясь испачкать джинсы, полез под куст, чтобы достать щенка. Щенок был явно не против покинуть свое убежище и даже облизал лицо нового друга теплым и влажным языком, заставив того рассмеяться и попросить его не щекотать.

Оказавшись на руках, щенок начал с интересом обнюхивать лицо Джимми, напоследок попытавшись цапнуть за нос. Щенок был довольно тяжелый, но мальчик решил все же донести его до дома на руках — вдруг убежит, если его на землю опустить? Ему бы этого очень не хотелось!
— Ну, песик, и как же тебя зовут? — спросил Джимми, взяв щенка под лапы и поднеся к своему лицу. Тот завилял хвостом и попытался лизнуть мальчика или хотя бы цапнуть за нос от полноты чувств. — Давай я назову тебя Бадди? Точно, ты будешь у нас Бадди!

Свежеиспеченный Бадди согласно тявкнул, завилял хвостом, и вытянул морду, чтобы все же цапнуть нового приятеля за нос, соблазнительно торчавший на лице.
— Бадди, ты что? — чуть не плача воскликнул Джимми, испугавшись. — Мне же больно!

Словно поняв, что им недовольны, щенок жалобно заскулил и стал смотреть на землю, но не сделал при этом попыток вырваться. Джимми сменил гнев на милость и обнял щенка как игрушку, крепко прижав к груди.
— Не плачь, Бадди! — попытался утешить щенка мальчик, гладя его по пушистой голове. — Сейчас мы пойдем домой! Ты хороший песик, и тебе у нас будет очень хорошо! Только... Я и сам не знаю, где дом... Ты знаешь, Бадди, похоже я заблудился!

Испуганно оглядевшись по сторонам, Джимми понял, что он находится в совершенно незнакомом ему месте! Вокруг были аккуратные коттеджи, огороженные заборами, рядом с каждым росли кусты наподобие того, под которым прятался от дождя щенок Бадди.

Где живет Дитер? В какую сторону ему идти, чтобы попасть домой? От страха мальчик начал тихонько плакать, уткнувшись в шерстку своего четвероного друга, и тот тоже начал скулить.

Тем временем дождь полил сильнее и Джимми оглянулся в поисках укрытия. Стучать в чужие дома он побоялся, поэтому решил последовать примеру Бадди и забраться под один из кустов, растущих у дороги. Сказано-сделано. Обхватив щенка покрепче, Джимми встал на коленки и заполз под ближайший куст.

Сев поудобнее и вытянув ноги, мальчик взял щенка к себе на колени и начал ласково гладить его по шерстке, о чем-то рассказывая. Бадди, казалось, все понимал, так как вилял хвостом в нужных местах и сочувственно поскуливал, если голос рассказчика становился печальным.

Пока друзья сидели под кустом, дождь потихоньку стих и выглянуло солнце.

Когда первый луч проник сквозь листву их домика, Бадди вскочил на лапы и весело залаял — мол, погляди, что творится!

Джимми тоже обрадовался и вылез вслед за щенком на улицу.

Встав на ноги и блаженно потянувшись, улыбаясь солнышку, мальчик решил повернуться назад и просто идти по дороге.

Может быть, он и сам найдет, где живет приемный брат! Он же никуда не сворачивал, в этом он стопроцентно уверен!