Деток у меня двое, обе беременности были по-своему запоминающимися и неповторимыми, но рассказать хочу о второй. Если в первый раз у нас все случилось как-то сразу и даже незапланированно, то второй раз было иначе.

Уезжали на море с четырехлетней дочкой и мужем и думали: «Наконец удалось поехать отдохнуть, дочка подросла. Нет, в ближайшее время никакого второго ребенка». А возвращались с совершенно иными планами — на отдыхе решили: рожаем второго.

Но, как многим известно, стоит чего-то захотеть — и пока ты этого упорно хочешь, оно столь же упорно не происходит. Полгода безуспешных попыток, да еще и эрозия с аденомиозом в придачу. А значит, планирование откладывается минимум на год, ведь после конизации шейки матки не советуют беременеть минимум полгода, а лучше — год. А аденомиоз, как и другие формы эндометриоза, вообще ставит под вопрос успех зачатия.

Дочь тем временем упорно просила сестричку или братика. И если раньше я отвечала ей: «Ну, может быть, когда-нибудь» потому, что мы в принципе второго ребенка хотели, но не знали, когда решимся, то теперь — потому, что не было уверенности в собственном здоровье.

Но спустя полтора года — вот они, две полоски. Правда, никто не отменял и работу. А я — грумер. Работу свою очень люблю и не бросала даже на время ожидания малыша. И вот однажды у меня четыре клиента, все с вызовом на дом. И один из них — нервный ризеншнауцер, которого хозяева решили попробовать держать без намордника, завязав морду полотенцем. Только год назад мы его одолели, а теперь нет.

Итог — прокушенный указательный палец правой руки (несколько месяцев потом он не сгибался, и теперь сустав сросся неправильно), гематомы на ногах. Было больно, но главное — страшно. Еще раньше участкового гинеколога эти люди узнали — у меня 6-7 недель беременности. Заплатили двойную цену, отправили домой на такси, но мне было главное — лишь бы с малышом было все хорошо, а до понедельника, когда можно пойти на УЗИ, оставалось еще 2 дня.

К счастью, все оказалось хорошо. Но дочке и свекрови я боялась говорить до 12 недель: читала, что при аденомиозе 12 недель беременности — критический рубеж, если его преодолеть, то опасностей со стороны этого заболевания уже нет. И вот в очередной раз идем из детского сада, дочь снова начинает говорить о братике или сестричке, я отвечаю: «Будет у тебя братик или сестричка. К Новому году». «Правда? Честно? Точно? Ураааа!».

Потом были мытарства с детским и взрослым фтизиатром. Причем взрослый узрел тени в легких на рентгене мужа. Уже звал его на анализы — вдруг и правда туберкулез. Я в ожидании худшего пытаю врача: 26 недель, а если, не дай Бог, опасения подтвердятся — что делать мне, неужели прерывать? Правда меня успокоили, что просто придется мужа положить в больницу до исполнения ребенку 3 месяцев, но в итоге оказалось, что это просто дефект пленки. Пугали на УЗИ кистами сосудистых сплетений и короткой носовой костью. Заведующий отделением генетики НИИАП успокаивал и говорил, что все нормально.

А потом — чем только я думала — ДТП. Права мы с мужем получали с разницей в полгода, но если он сел за руль и стал ездить довольно хорошо сразу, то я — вообще боялась садиться одна. Сколько раз его просила: «Поучи меня». Всякий раз это заканчивалось тем, что через 10 метров он выгонял меня с водительского сиденья с криком.

И вот однажды ночью я решила попробовать. Поначалу все шло неплохо, а на обратном пути запуталась в приборах — и здравствуй столб. Машина не доремонтирована до сих пор. А я тогда даже понять не успела, что произошло и почему я не могу развернуться. «Никуда ты теперь не развернешься, — сказали очевидцы, — у тебя колесо свернуто». Пока машину грузили на эвакуатор, я одновременно считала в уме стоимость ремонта и рукой держалась за живот. Ребенок шевелился. Только потом, через несколько часов пришло осознание, что я могла погибнуть сама, убить нерожденного ребенка и оставить сиротой старшую дочку. Больше желания сесть за руль у меня нет.

Долго гадали — когда рожать. УЗИ расходилось с классическим ПДР, ставили срок 7-14 января. Только бы не в Новый год родить и не 31 декабря. И только бы не 7 января — у меня самой в этот день день рождения. И вот с первым снегом, 28 декабря начинаются тренировочные схватки, 29-го — в роддом.

О платной договоренности с врачом пришлось забыть. Все деньги ушли на ремонт машины. И рожать я поехала по скорой. В трех роддомах меня отправили обратно. Одним нужно направление, хотя в обменной карте прописано, что этот роддом обслуживает район нашей ЖК, другие завернули из-за гепатита С, хотя гепатологическое отделение их же больницы все разрешило. В итоге приехали туда, где я рожала дочку. И почти в то же время, в 18 часов (дочка в 17-20) появился на свет мальчишка со светленькими волосиками — Денис Александрович.