Содержание:

Когда я забеременела первым ребенком, то от счастья не подумала о том, как и чем буду кормить своего малыша после рождения. Читала книги и о беременности, и об уходе за ребенком, но о грудном вскармливании литературы никакой не встретилось, а Интернета тогда дома еще не было. Отсутствие информации незамедлительно привело к печальным последствиям: я оказалась совершенно не готова к грудному вскармливанию.

Благо, что малыш в первое же кормление взял грудь и энергично сосал, умиляя и радуя молодую маму. Но когда чуть позже пришла на осмотр врач, выяснилось, что у меня нет ни молока, ни даже молозива, а только жалкие капельки крови. Кормить ребенка врач мне запретила, сказала сцеживать эту кровь почаще. Два дня я самозабвенно сцеживалась, а на третий день детская медсестра узнала, что я не кормлю ребенка, и так как дети лежали отдельно от мам, мне перестали его носить, сказали: не положено.

Трудно себе представить, какой униженной и неполноценной я себя чувствовала, когда дочка соседки по палате жадно чмокала, прижавшись к маминой груди, а сама соседка не знала, как сцедить прибывающее молоко. Посещение мамами детей разрешалось только раз в сутки в течение получаса, это, наверное, чтобы эффективнее стимулировать лактацию. И вот я стояла над своим спящим малышом, не вполне осознавая, что же вообще происходит. Вдруг он начал икать и заплакал. Я, естественно, взяла его на руки. В этот момент вошла медсестра и сказала, что не положено брать детей на руки, и забрала его у меня. Тут уже заплакала я. Как же так? Разве кто-нибудь может запретить мне брать на руки МОЕГО ребенка?!

Так прошло еще два дня. Мне не к кому было обратиться, так как по причине выходных наши врачи отсутствовали, а дежурных просить о чем-либо бесполезно. Наконец, наступил понедельник, и моя врач обнаружила у меня молоко. Вопреки всем усилиям медперсонала оно все-таки появилось! Мне велено было кормить ребенка, чем я с радостью собиралась заниматься. Но большинство кормлений мой сынулька проспал, так как в промежутках он просыпался и сразу получал бутылочку со смесью. Мне же приходилось в это время сцеживать свое молоко. Ну не дурдом ли?

К счастью, на шестой день нас выписали, и в жизни стало меньше абсурда. Но моментально появились трещины на сосках, которые никак не проходили. Не помогала ни одна мазь, ни накладки, ничего. Сын требовал грудь каждый час, а я выла от боли и мечтала, чтобы это поскорее закончилось. К месяцу сын стал уже высасывать кровь, и мне, конечно, пришлось сцеживать молоко и кормить его из бутылочки, а также докармливать смесью, так как молока становилось все меньше.

Хорошо, что хватило ума вызвать платного специалиста по грудному вскармливанию, которая дала много ценных советов по увеличению количества молока и организации вскармливания. За эти советы мне потом пол-двора мамашек спасибо сказали. Через неделю мои трещины зажили, молока стало больше, страсти улеглись, но я не спешила давать сыну грудь, так как болезненность еще сохранилась, да и он уже охотнее ел из бутылки. Так я и сцеживалась до 9,5 месяцев, пока мой малыш не стал выплевывать бутылку с молоком.

Когда я забеременела вторым ребенком, решила, что непременно налажу грудное вскармливание без всяких сцеживаний и докормов. Благо, опыт накоплен, да и информации собрала в Интернете немало. Второго сына решила рожать по контракту, чтобы лежать после родов вместе с ним, и никто не смог забрать его у меня. Но и за деньги получилось не все так, как хотелось.

Сразу после рождения сына я попросила врачей приложить его к груди. Мне сказали: «Да, да, конечно, сейчас», - но так никто этого и не сделал. Я решила, что, ладно, у них много рожениц, акушерки все избегались, потерплю до палаты. В палате меня положили в кровать, велели не вставать, ребенка унесли в детскую, так как была уже ночь. Я сказала детской сестре, что могу взять ребенка уже сейчас, что хочу уже, наконец, приложить его к груди, что молозива у меня полно. Но сестра стала уговаривать меня подождать до утра, отдохнуть, и я почему-то согласилась, хотя всю ночь так и не спала.

Наконец, в 6 часов утра мне принесли сына, безмятежно спящего, и торжественно сообщили, что ночью он съел полную бутылочку смеси. Я еще пуще стала ругать себя за проявленную слабость. Ну ведь могла же попросить, чтобы мне принесли ребенка ночью, когда он заплачет! Часа через два мой малыш проснулся, срыгнул чужеродное пойло, и жадно впился в предложенную мной грудь. Ну вот, наконец, все так, как должно быть, как дано природой.

Я кормила ребенка так часто, как он хотел, и столько времени, сколько он хотел. Уверена, что в первые месяцы младенцы сосут не только от голода, но и чтобы быть ближе к маме. Но разве могу я своего малыша лишить такого удовольствия? Да, опять появились трещины, боль, застои и даже мастит, и по ночам я плакала и ненавидела своего мужа за то, что он безмятежно спит, а я мучаюсь от боли почти непрерывно, так как ребенок почти постоянно <висит на груди>«висит на груди». Но кто его знает, почему мы это делаем? Просто потому, что так должно быть, и все. Жизнь тоже не всегда приятна, но мы же живем.

Сейчас малышу уже четыре месяца. Он быстро наедается, если надо, то засыпает, если не хочет спать, то хохочет прямо с грудью во рту. И в эти моменты я люблю его еще сильнее за то, что смогла дать ему самое лучшее…

К содержанию

Послесловие

Все могло бы сложиться гораздо менее болезненно для меня и моих детей, если бы пропаганда грудного вскармливания в нашей стране не ограничивалась лозунгами на упаковках детского питания с призывом кормить детей грудным молоком. Если бы в роддомах медперсонал обладал знаниями, опытом и желанием помочь молодым мамам наладить этот нелегкий процесс. Если бы врачи в детских поликлиниках не кричали, что ребенок мало прибавляет, что он недоедает, и срочно надо его докармливать смесью. Если бы полезная информация была более доступна (не только в Интернете, но и в женских консультациях, детских поликлиниках), и не только за деньги. И тогда мы кормили бы наших детей грудным молоком «благодаря», а не «вопреки».

Барыкина Ольга, obarykina@rumbler.ru.