Содержание:

Начало

Как отличить здоровую агрессию от патологической? И как помочь ребенку? Рассказывает детский психиатр Елисей Осин.

К содержанию

История третья. Агрессия как аффект

Агрессивный ребенок: понять и помочь. Часть 2Маше восемь лет, и её боятся собственные родители. Бывают дни, когда Маша спокойна и дружелюбна, спокойно играет с ребятами, слушается родителей. Но бывают дни, в которые девочку как будто подменяют. Родители уже с утра замечают, что настроение девочки поменялось — по глазам, по походке, осанке. И ждут беды. В такие дни нужен лишь повод, чтобы Маша взорвалась, как маленькая бомба: из-за слишком горячего чая, из-за брошенного на неё взгляда, из-за замечания она внезапно меняется в лице, краснеет, кричит, угрожает, оскорбляет. В школе детям достаётся ещё больше: Маша может налететь с кулаками, жестоко бить тех, кто, как ей показалось, её обидел. Маша долго не успокаивается, убегает в свою комнату, там кидает книжки, игрушки, лишь через полчаса приходит в себя.

Нетрудно заметить отличительную черту этого типа агрессии — в основе лежит сильная, длительная, неконтролируемая эмоция — аффект. Такой тип агрессии связан с нестабильностью аффекта, внутренними колебаниями настроения, не связанными ни с какими внешними причинами. Чтобы понять этот тип агрессии, представьте себе какого-нибудь до предела разъярённого животного — например, быка. Его глаза наливаются кровью, дыхание становится частым, сердце колотится. Этот бык уже не просто животное, он — настоящее орудие разрушения. Аффект, чувство гнева придаёт ему силы и выносливости, он делает его бесстрашным и даже нечувствительным к боли. У людей гнев может делать всё то же самое. Хорошо, когда он возникает к месту — например, когда нужно прогнать хулигана. Но плохо, когда это сильное чувство возникает само по себе, ведь даже близкие и дорогие люди начинают ощущаться как враги. У людей так бывает при некоторых эмоциональных расстройствах, биполярном аффективном расстройстве (когда настроение легко и без причины меняется от повышенного до сниженного), последствиях травм головного мозга, расстройствах аутистического спектра. При этих расстройствах нарушается способность регулировать собственные эмоции — их характер и выраженность. В каком-то смысле человек с таким нарушением становится рабом возникшего у него сильного чувства: чувство начинает руководить им, а не он чувством. Большой проблемой в этом случае, как и в случае импульсивной агрессии, будет то, что агрессивные действия оказываются направлены не на достижение какой-то специфической цели, а на нанесение вреда. Кстати, этот тип агрессии сильно связан с импульсивной, они нередко наблюдаются вместе, хотя всё-таки и являются разными по своей сути явлениями.

Родители обратились с Машей к детскому психиатру. После обследования девочке был поставлен диагноз биполярного аффективного расстройства. Доктор назначил лекарство, стабилизирующее настроение, и направил её к психологу на занятия по развитию эмоциональной сферы. На этих занятиях Маша училась определять свои эмоции, говорить о них. Благодаря лекарству вспышки гнева у Маши стали проявляться гораздо реже, а на занятиях с психологом девочка научилась распознавать моменты, когда она начинает выходить из себя, и говорить об этом детям и родителям, просить, чтобы её на некоторое время оставили в покое.

К содержанию

История четвёртая. Агрессия как страх

Володе десять лет. Он никогда не был простым парнем — очень подвижный, с неустойчивым настроением, склонный к страхам и тревоге. Первые два класса были очень сложные, мальчик то отказывался ходить в школу, то нарушал школьную дисциплину. В конце первого класса Володю отсадили на последнюю парту за плохие успехи в учёбе, и у него развилась настоящая депрессия: ему казалось, что он хуже всех. В новой школе у другого учителя Володя, почувствовав заботу и ласку, расцвёл, завёл близких друзей, стал хорошим учеником. Летом после третьего класса мальчик поехал в лагерь, поехал один. Этой поездки он очень ждал, ведь это было настоящее приключение! Но с первых же дней Володя начал звонить домой и просить маму его забрать. Он жаловался, что его бьют дети, отнимают игрушки, что он стал "козлом отпущения", никто с ним не дружит... Воспитатели по телефону успокаивали взволнованную маму, обещали, что мальчик привыкнет и адаптируется. Когда мама через месяц забрала своего сына, она его не узнала. Хмурый, напряжённый, он почти не говорил, лишь сквозь зубы проклинал мать за то, что она его туда отдала. Володя стал очень беспокойно спать, ему снились кошмары, о которых он не хотел никому рассказывать. Дома Володя несколько раз устроил страшные истерики: вдруг ни с того ни с сего крушил мебель, кричал, плакал, набрасывался с кулаками на тех, кто пытался его держать. Такой же эпизод однажды был и на улице, когда он увидел мальчика, с которым был в лагере: Володя начал орать, что он его убьёт, кидался камнями, пытался куда-то убежать. Истерики исчезали неожиданно — почти так же, как и начинались. Мама, испугавшись изменений в состоянии мальчика, госпитализировала его в психиатрическую больницу.

Агрессивный ребенок: понять и помочь. Часть 2Когда немного позже психолог разговаривал с Володей о том, что с ним происходило, мальчик рассказал, что после произошедших событий он постоянно ощущал повышенную тревогу, а иногда и страх за свою жизнь. И страх, и тревога — это адаптивные реакции организма на опасные ситуации, однако при некоторых расстройствах эти переживания достигают такой выраженности, что человек теряет способность их контролировать. Вместо того, чтобы организовать поведение человека для защиты, они дезорганизуют его, вызывая ненаправленную агрессию, раздражительность, нарушения сна. Нередко эпизоды возбуждения несколько разряжают тревогу, дети могут испытывать облегчение, такое облегчение после странных истерик испытывал и Володя. Подобное наблюдается при депрессиях, тревожных расстройствах, некоторых типах расстройств личности и очень часто при посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР). Суть этих расстройств именно в том, что тревога выходит из-под контроля человека, наблюдается без внешнего повода, и у детей очень часто приводит к возникновению агрессии. Это агрессия, связанная с чувством страха, по сути своей — защитная. Представьте себе загнанную в угол крысу. Ей некуда бежать — и она набрасывается на противника, в десятки раз превышающего её в размерах. Как только появляется возможность убежать, она тут же ею пользуется. Проблема в том, что те, кто постоянно испытывает тревогу, не могут от неё убежать, как это делает животное, и вне ситуации внешней опасности раз за разом будут возбуждаться, пытаясь защитить себя. От такой агрессии тоже не поможет наказание, следует лечить те состояния, которые её вызвали: депрессию, тревогу, ПТСР.

Володя в момент госпитализации при расставании с матерью снова выдал страшную истерику — бегал по больнице, прятался под лавками, кричал так, как будто его собираются убить. Дежурный врач, не успев разобраться, пригрозил мальчику, что если он не успокоится, то его серьёзно накажут. Это не просто не помогло — испуганный мальчик накинулся на врача с кулаками! Только через некоторое время лечащий врач распознал за выраженной агрессивностью глубокий страх: Володя был уверен, что родители его бросили (снова, как ему казалось), и оставят в больнице навсегда. Неудивительно, что он занял оборонительную позицию. Доктор связался с родителями и попросил их приезжать к мальчику каждый день. Почувствовав расположение врача, безопасность, постоянно встречаясь с мамой, Володя стал гораздо спокойнее и смог посещать занятия с психологом. На занятиях он долго не мог рассказать о том, что было с ним в лагере, лишь после некоторых встреч смог довериться и поведать свою историю. Оказалось, что тогда в лагере у мальчика были серьёзные причины опасаться за свою жизнь. Мальчику был поставлен диагноз посттравматического стрессового расстройства. Понемногу тревога и страх уходили, психолог помогал обрести уверенность в себе и прожить тяжелейший опыт. Володя вернулся из больницы полностью выздоровевшим.

Конечно, редко когда бывает, что эти виды агрессии наблюдаются в чистом виде. Часто импульсивная агрессия наблюдается вместе с аффективной возбудимостью, инструментальная агрессивность нередко бывает у детей с импульсивностью и так далее. Однако почти всегда можно выделить тип, который доминирует у этого конкретного ребёнка, и с ним работать. Патологическая агрессия — это не единая проблема, даже когда внешние проявления её одинаковы у разных детей. Требуется много внимания и понимания для того, чтобы понять, из-за чего ребёнок ведёт себя опасно, понять, как ему помочь.