Содержание:

Как хочется, чтобы ребёнок пришёл в дом, где все его ждут и все ему рады! Но решение будущих родителей усыновить или взять под опеку малыша может встретить жёсткое неприятие у старшего поколения — потенциальных бабушек и дедушек. Взрослым людям приходится идти на сознательную ложь и имитировать беременность, чтобы родители приняли их малыша... Либо, если они тверды в своём решении, на какое-то время рвать отношения.

А Баба-яга против!Если вдуматься — это ужасно. И основной "удар" обычно приходится на женщин. По разным причинам мужчинам обычно в этой ситуации легче. Может быть, потому что у родителей к мальчикам немного другие претензии, и материнство — это не совсем то же самое, что и отцовство? Ведь материнство — очень тонкая субстанция, и здесь всё довольно сильно зависит от того, какая была бабушка, какая была мама...

Каждая женщина когда-то была девочкой, и каждая осталась ею в душе. В самом сердце остались детские воспоминания и мечты, детская радость, вера в чудо и много чего ещё. Именно эту часть человеческой души психологи именуют "внутренним ребёнком". И трудно себе представить момент большего разочарования, чем тот, когда сообщая о чём-то важном и сокровенном родному и близкому человеку, в ответ получаешь непонимание или злость. Самую большую боль могут причинить друг другу только люди, которые по-настоящему что-то друг для друга значат. Родные и близкие. Девочка выросла, но мама навсегда останется для неё важной. Не имеет значения, сколько обеим лет, и неважно, какие отношения у них сейчас и какие конфликты позади. Когда мать лишает дочь своей поддержки в такие глубокие моменты, как появление новой жизни, женщина может с этим справиться, но девочке внутри неё сделать это почти невозможно. Ведь именно это и есть оценочная любовь, которая так не похожа на любовь безусловную: "Мы будем любить тебя только такой, какой мы хотим тебя видеть" — вот что говорит внутреннему ребёнку этот отказ матери в поддержке. "Если ты решишься выбирать самостоятельно и быть самой собой, мы откажем тебе в нашей любви".

Хуже всего, что это только верхушка айсберга. К моменту такого отказа ребёнок уже не раз встречался с тем, что быть собой нельзя и нужно всё время соответствовать чьим-то ожиданиям. И именно поэтому взрослому человеку так невыносимо больно. Какой выбор остаётся ребёнку, выросшему с таким знанием о себе? Либо протест, взросление и поиск новых отношений с родителями, либо отказ от своей собственной жизни — пассивность, сниженная самооценка, депрессия и часто — бегство в зависимость. Для ребёнка нет ничего важнее родительской любви. Человеческие дети так устроены — они не выживают сами по себе. И это знание хранится в нас, взрослых, до сих пор — там, где-то рядышком с детскими эмоциями. Потом мы взрослеем, у нас появляется новый опыт и новые способы защититься. Но больно всё равно. Хотя, увы, это уже не только про желание взять приёмного ребёнка. И даже не только про материнство.

Когда возникает недопонимание между родителями и детьми по вопросу приёмных детей, обе стороны чаще всего не слышат друг друга и всё больше погружаются во взаимные обиды. Если у семьи уже есть кровные дети, старшее поколение часто не может понять, зачем нужен ещё и приёмный. Если женщина берёт ребёнка одна, то тут же в ход идёт аргумент о загубленной личной жизни и отсутствии перспектив на замужество. И так далее и тому подобное. Итак, давайте попробуем разобраться, почему так происходит? Откуда возникает сопротивление бабушек и дедушек идее взять приёмного ребёнка? Кстати, многие причины актуальны и в семьях, где дети появляются исключительно естественным путём — старшее поколение может сопротивляться любому, и кровному тоже. Просто про кровного не всегда прилично открыто сказать "тебе не нужен ребёнок", а вот про приёмного — пожалуйста!

К содержанию

Причина 1. Мифы

Будущие родители готовятся к совместной с ребёнком жизни, ходят в школу приёмных родителей, обсуждают, сомневаются. И у них в наше время много-много возможностей получить нужную им информацию, обсудить все волнующие вопросы со специалистами или такими же, как они, кандидатами в усыновители или опекуны. Страхи про дурную наследственность, алкоголизм или некоторые другие особенности детей из неблагополучных семей и учреждений уменьшаются, когда есть знание. Редко когда бабушки и дедушки делают то же самое. Обычно их круг информации намного более узок — это телевизор, газеты, соседские сплетни... Поэтому преодолеть мифы сложно. Но можно помочь в этом своим близким, потихоньку давая больше информации и больше времени, чтобы её осмыслить. Нужно просто больше разговаривать на эту тему, желательно нейтрально.

К содержанию

Причина 2. Возраст

Не секрет, что с возрастом приходит не только мудрость и опыт, но и некоторая косность во взглядах. Больше страхов, больше неуверенности в себе, в будущем, в собственном здоровье. Всё новое и чужое — в том числе и чужие дети — пугает. Сильнее хочется покоя, стабильности и предсказуемости. Кроме того, повышенный тревожный фон часто заставляет делать неверные выводы. В состоянии стресса мозг иначе фильтрует и обрабатывает информацию. В психологии это называется "негативное селектирование". Когда глаз замечает, цепляется за плохое, игнорируя хорошее рядом. Особенно если есть негативные примеры из числа знакомых или родственников. Например, такая вот история. Жили две сестры. У одной был сын, у другой детей не было, и она усыновила маленького мальчика. Дети выросли. К сожалению, оба стали наркозависимыми. Сёстры в ссоре, каждая винит другого ребёнка в дурном влиянии. Родственники делают вывод — приёмные дети вырастают наркоманами. А как же кровный? Ну... это случается, это своё, приходится терпеть, но вот приёмные, они-то вон какие... Вот это и есть негативное селектирование. Когда разбираться в причинах не хочется, но все напуганы.

К содержанию

Причина 3. Власть

Распределение власти в семье тоже имеет большое значение. Молодая семья должна отделиться, жить самостоятельно, вырабатывать свои правила и свой уклад. Теперь это уже не система "родители — дети" с определённой иерархией. А система "старшее поколение — родители — будущие дети". Начало такой самостоятельности — в подростковом кризисе, в сепарации. Многие люди и многие семьи не проходят её как следует. Родителям трудно отпустить своих выросших детей. Трудно в том числе отказаться от власти над ними. Иногда это приобретает довольно уродливые формы. И тогда в момент, когда объявляют о важном решении — например, о решении взять приёмного ребёнка — становится важен не поступок как таковой, а чьё слово последнее: "Мы запретили, а они посмели!" Особенно это касается семей, где два поколения живут в одной квартире, или когда молодая семья финансово зависит от старших. Конечно, если в доме появится ребёнок, это затронет всех. Но молодая семья (даже если она в этой ситуации состоит из незамужней женщины) должна понимать, что они отдельны, что у них есть свои границы, что за ребёнка будут отвечать они, а не их родители.

Часто уже большие дети достаточно инфантильны, а родители слишком авторитарны — это неразрывно связано. Но если у новой семьи нет решимости и ресурса отделиться, значит, думать о приёмном ребёнке пока рано. Кстати, отделение обычно идёт на пользу всем поколениям, и отношения становятся лучше. Но сам процесс может быть болезненным. Когда ситуация не решена, а ребёнок всё же появился, то есть большая вероятность, что именно его будут обвинять в нарушенных отношениях поколений. И адаптация будет особенно острой.

К содержанию

Причина 4. Несовпадение планов

А Баба-яга против!Все родители хотят своим детям добра. И у всех есть в голове идеальный образ, как это самое добро выглядит. Чего должен достичь сын или какая жизнь должна быть у дочери. То, чего для них хотелось бы, чтобы родительское сердце было спокойно. Изрядная доля в этих идеалах — от собственных нереализованных надежд, которые хочется воплотить в детях. Неважно, что эти идеалы принадлежат родителям, а не им самим. Их устойчиво воплощают в жизнь ещё с тех незапамятных времён, когда мама за ручку отвела девочку в секцию фигурного катания или папа настоял на поступлении сына в конкретный вуз. Это не всегда плохо. Просто так бывает, что появление ребёнка, а особенно приёмного ребёнка, этот идеал разрушает. Если в другом случае родители ещё могут тешить себя надеждой, что всё сложится так, как хотелось бы, даже если вся жизнь их чада говорит об обратном, то наличие живого ребёнка трудно отрицать или не замечать. А значит — крах мечтам. Это также бывает связано с недоверием к собственным выросшим детям, с пренебрежением к их собственным мечтам и способностям. Всё проходит под лозунгом "Мама с папой лучше знают".

Чтобы не находиться в тупике взаимных обид, лучше согласиться с тем, что родители хотят добра, но искренне заблуждаются. Другая установка неконструктивна. Можно потихоньку начинать путь друг к другу и компромиссам. Хорошо отдать дань уважения старшему поколению за их тревогу и беспокойство, которые они принимают на себя. Но думать и принимать решения лучше собственной головой.

К содержанию

Причина 5. Эгоизм и разумные границы

Эгоизм — вообще тема особая. В сущности, здоровый инстинкт самосохранения — это нормально. Но надо понимать, что вопрос "Какова будет моя старость? Кто подаст стакан воды?" тоже можно задавать себе по-разному. Иногда в семье есть установка относиться к детям не как к отдельным людям со своей жизнью и чувствами, а как к вложению на будущее, капиталу — обесценивая их личный опыт и потребности. Тогда есть сильное ожидание отдачи — благодарности, заботы, финансовой поддержки, затрат времени. Родители все, в общем-то, хотят этого в старости от своих детей. Но некоторые хотят настолько сильно, что достигают обратного результата.

Также у бабушек и дедушек есть полное право не менять свой образ жизни. Обязанность заботиться о ребёнке — это целиком родительское дело. Иногда дети забывают об этом, с лёгкостью планируя, как бабушка будет сидеть с их малышом, а дедушка вечерами перестанет смотреть телевизор, чтобы не шуметь и т. д. Хотя сами бабушки и дедушки могут быть вовсе не в курсе таких ожиданий. Тогда это уже тема границ. Каждый из членов семьи вправе иметь свои чувства и свой взгляд на вещи. Грустно, когда они совсем не совпадают, но в этом также есть и большой ресурс для развития семьи. Лучше заранее обсудить, какие перемены предстоят, и выяснить ожидания друг друга до того, как ребёнок появится.

К содержанию

Причина 6. "Своя кровь"

С возрастом усиливается страх смерти. Один из способов уменьшить его — продлить себя в детях и внуках. Продление рода, защита своего, наследники — это очень давние и глубокие вещи. Это в нас ещё с тех времен, когда речь действительно шла о выживании. Лев вот, например, становясь главой прайда, убивает всех малышей от предыдущего вожака. Но на то мы и люди, чтобы отличаться от зверей. Именно человек научился заботиться о других. Наш вид выживает по-другому.

Часто поводом для конфликта поколений становятся вопросы наследства, передачи опыта, семейного дела, традиций. По сути, это экзистенциальный вопрос, который каждый решает сам. Но есть один из способов этот страх снизить — жить настоящим. Ценить то, что тебя окружает и быть более открытым своим чувствам. В этом смысле приёмные внуки могут принести очень много радости.

***

Для позитивного выхода из ситуации очень важна точка зрения на конфликт. Можно рассматривать его, например, как дополнительный опыт. Вам не раз придётся рассказывать разным людям, зачем вы берёте ребёнка, развеивать чужие предубеждения (причём это часто будут люди, чьё мнение в таком важном вопросе вас волнует в минимальной степени). Как раз в процессе таких разговоров вам самим станет более ясно, что именно вы делаете. Конфликт с родителями — это как испытание вашей готовности стать родителем самому, вашей толерантности, терпения, желания найти выход. Всё это очень пригодится и с приёмным ребёнком тоже.

Если сопротивление слишком яростное — это повод подумать о том, в какой поддержке нуждаются ваши близкие, а в какой вы сами. Наши родители к определённому возрасту — те же дети. Наше совместное время короче, чем кажется сначала. Давайте не будем причинять друг другу лишнюю боль. Фактически, большинство дедушек и бабушек принимают и по-своему любят приёмного ребёнка после того, как он появляется в семье. Бывает — когда отношения между вами сильно нарушены — путь к этой любви очень тернистым. У бабушек изначально другие функции, чем у родителей. И даже если бабушка так и не сможет смириться с появлением вашего сына или дочки, у ребёнка будут мама и папа. Те, кто любит, защищает, поддерживает. И это очень много.

Мы попросили опытных приёмных родителей рассказать о том, как в их семье происходило принятие ребёнка бабушками и дедушками.

Евгения Леднёва (Михаил, 6 лет 2 месяца, дома 3 года 10 месяцев, Юрий, 2 года 3 месяца, дома 2 месяца):

— Мои свёкры в обоих случаях были за изо всех сил. Огромное им спасибо! Как и старшей дочери. Моя мама была так же резко против, вплоть до слёз. И оба раза перевоплощалась в заботливейшую бабушку. В первый раз — когда увидела фото ребёнка. Долго, минут 15, молча смотрела на него, потом сказала: "Он никогда не должен почувствовать, что он вам не родной". А во второй раз — увидела фото, глянула, но даже на память взять не захотела. "Бабушкинство" включилось после того, как ребёнок приехал домой, и особенно после того, как его увидела — всё, теперь она опять идеальная бабушка.

Мой папа в первый раз был нейтрален. Однажды я взяла его с собой в ДР. И его очень поразила тамошняя атмосфера и дети. Так что во второй раз он даже как-то так сказал: "Я тебя в какой-то степени понимаю после визита туда".

Алина Белая (Лиза, 1 год 10 месяцев, в семье 1 год 2 месяца):

— У моих родителей есть две кровные внучки 8 и 16 лет, дочери моего брата. Мама внучек всегда обожала, дед у нас человек не слишком чувствительный, но по-своему любит их. Я была в шоке, когда он, узнав про мое желание взять ребёнка, сказал: "Аж настроение поднялось, что в семье появится маленький ребёнок". Мама была всегда за. Даже когда у меня вся жизнь была ещё впереди, а желание взять ребёнка уже присутствовало, она говорила: "Станешь взрослой — и возьмёшь ребёночка". Она тоже меня удивила, когда призналась после появления у нас Лизы, что не была в себе уверена и даже не представляла, как полюбить не рожденного в семье ребёнка.

Бабушка и дедушка обожают Лизу с первого взгляда. Порой мне кажется, что они любят её больше, чем кровных внучек. Может, потому что маленькая. Прижимистый по жизни дед взял на себя все наши проплаты, а это тысяч шесть, что для нас весьма существенно. Зимой (в это время года его небольшой бизнес отдыхает), дед гулял с Лизой, катал её на санках и даже приходил понянчиться, переодевал штанишки. Скажу, что никогда он такого не делал ни для нас, детей, ни для кровных внучек. Может, потому что сам рос с бабушкой и был сиротой. Он даже предлагал съездить в ту деревню, откуда дочь, чтобы взглянуть на её мать. Я отказалась. Когда я увидела дочу на сайте и поначалу никак не могла раздобыть нужную информацию, отец как спонсор поехал со мной в дом ребёнка. Мол, не откажут тому, кто помогал. И к доче я деда водила, она ему понравилась.

Бабушка, что называется, в попу дует. Не кричи, не ругай, не обижай, она самая лучшая, самая умная, самая сообразительная, самая-самая. Любопытным соседям не устаёт нахваливать. Сварит что-нибудь и несёт в кастрюльке, если более-менее хорошо себя чувствует (живём мы через два подъезда) — внучку угощать. Мама даже рассказывает, что когда я несла дочу из дома ребёнка к машине (в которой нас встречала куча моих родных), то Лиза якобы махнула ручкой. Это бабушкина легенда, потому что мама моя почти не видит. Помню, когда я первый раз положила дочку на пол на пушистое одеяло, все мы сели кружком возле неё. Я дала доче сок, а потом убрала бутылочку. Так доча безошибочно угадала, кому теперь на меня жаловаться будет — повернулась к бабушке и так обиженно что-то загулила, глядя на неё.

Бабушка — самая большая Лизочкина любовь. Когда я говорю, что сейчас придёт баба, Лиза садится на креслице у дверей и ждёт. Даже когда я говорю, что попозже, а не сейчас. Когда она уже слышит, что идут её любимые дед и баба, она издаёт такой смешной звук, как воздух в себя втягивает с радостным воплем. Да громко, на весь подъезд.

Вообще, в нашем немалом круге общения все относятся к дочке очень доброжелательно. Одна родственница высказала своё мнение очень категорично. Она работает в детской больнице, и мама спрашивала у неё, есть ли у них там отказные дети. А та сказала, что, мол, у них в больнице многие хотят взять, да брать некого, дети от чёрт-те кого. Так вот сейчас мама не устает ей расхваливать внучку, как бы обвиняя. Мол, хотели бы взять, так взяли бы. Вон какие замечательные дети брошены. Дедушка и бабушка Лизой гордятся. На рынок поедем — дед Лизку на руки и пошёл по рынку гулять, пока мы с мамой продукты покупаем. Встречает знакомых и хвастается: вот моя внучка. Правда, выбалтывает, что приёмная. Ну может, хочется хвастануть — вот мол, какие мы замечательные. Ну и ладно. Главное, что внучку любит очень. Иногда мне кажется, что мои родители любят дочу даже больше, чем я. Хотя я тоже её очень люблю, но я устаю, ругаюсь, по мягкому месту поддать могу. А бабушка готова оправдать любое хулиганство.

Оксана Лень (Данила, 9 лет, в семье 1 год 1 месяц):

— Мы объявили бабушкам-дедушкам, когда подписали согласие. Тут же они стали вопить не своим голосом, чтобы мы выбросили эту идею из головы, и что мы в Россию больше не поедем и не будем забирать пацана. Мы переглянулись и рассмеялись — на самом деле смешно: указывать нам, что делать, когда уже живём много лет отдельно на другом континенте. А теперь я и не знаю, что они думают — как-то некогда спросить.

Анна Такер (Маркус, 10 лет, в семье 10 лет; Лука, 13 лет, дома 8 лет):

— Мои родители оба были сразу за первого ребёнка (уточню, что я жила с родителями, без мужа, так что их мнение имело значение). Мама, правда, сказала: "Может, лучше через пару лет?" — но не настаивала... Папа вперёд меня побежал в опеку. Со вторым было чуть сложнее. Мама боялась, что не справимся, тем более ребёнок не младенец. Правда, когда я её спросила, изменилось бы её мнение, если бы ребёнок был девочкой, она признала, что да. Активного сопротивления или неприятия не было. Папа снова был только за.

Родители мужа были уже поставлены перед фактом наличия двух усыновлённых детей, поэтому выбора у них не было. Дедушка никак не отреагировал — внуки и внуки, он не в своё дело не лезет, а к детям относится очень хорошо. Бабушка произнесла загадочную фразу: "Ты знаешь, мы, армяне, обычно не усыновляем... Но у меня у самой усыновлённый брат". Ну и пошла внуков баловать!

Была ещё моя бабушка, прабабушка то есть. Поохала оба раза, но правнуков очень любила, учила, нянчила и воспитывала. Думаю, она бы и про кровных охала не меньше. У неё "в анамнезе" — собственная бабушка, имевшая приёмных детей.

Ольга Птитцына (Платоша, 3 с половиной года, в семье 3 года 4 месяца, Миля, 1 год 1 месяц, в семье 10 месяцев):

— Старший сын застал обеих бабушек. Свекровь не знала — для неё, как и для остальных, была сказка про ЭКО. А моя мама поддержала нас, внук сразу стал самым любимым. Она даже былую строгость не может проявить там, где это нужно. А вот когда в доме появилась младшая дочка, привыкнуть ей было сложно, потому как сын — ведомый, а у дочки, напротив, очень сильный характер. Сейчас это проявляется в том, что она всего пытается добиться диким ором. К примеру, пришло время её кормить, она подползает (очень шустро!) так, чтобы её было видно, и орёт. Зову на кухню, сама туда иду — дочка следом доползёт ровно до того места, чтобы её видно было из кухни, и продолжает орать. Или спать укладываю, а она не желает идти в кровать, хоть и глаза уже от сна слипаются — опять дикий ор. Успокоить, поглаживая или говоря ласковые слова, невозможно. Я это знаю, и поэтому просто терпеливо жду, пока младшенькая таким образом не выскажет своё недовольство. Потому как она так же резко замолкает, когда на её "сирену" никто не реагирует. Бабушка наша терпеть этот крик не может, очень нервничает и ругает младшенькую, называя "горлопанкой".

Ирина Круцик (Маргарита, 1 год и 8 месяцев, дома 5 месяцев):

— У меня родители были против и считали появление моей младшей дочери таким нетрадиционным способом "большой глупостью". Первые два месяца моя мама не общалась с ней вообще, сейчас молча наблюдает, когда мы на несколько дней заезжаем в гости. Тяжело это видеть, ещё тяжелее понять такое отношение к детям. Все вокруг наперебой рвутся взять на ручки мою ласковую и смешливую дочурку, а моя мама не реагирует, даже если Рита упала и хнычет. Но я верю, что со временем всё изменится.

Наталья Нагорнова (Аня, 5 лет 9 месяцев, дома 2 года 3 месяца):

А Баба-яга против!— Моя мама была против — когда собирали документы, постоянно звонила и отговаривала. Папа был за нас. Он так обрадовался, как будто давно этого ждал. Давал рекомендации и умолял не выбирать как в магазине, а брать то, что дают. К своему кровному внуку он не испытывал никогда родственных чувств, и меня всегда это обижало. Но вот появилась Нюся-Нюрочка-Анютка — и все сошли с ума. Первой же была мама! Она ни дня не может прожить без Нюськи. Постоянно просит привезти её в гости дней эдак на 10, балует, обожает. Папа всё время говорит: "Ну, почему я тебя ТАК люблю? Да просто ты моя зацепочка на этом свете. Ради тебя и живу". Папе 72 года. Собирается в институт с Нюсей поступать!

Ольга Старичкова (Света, 13 лет, дома 4 года):

— Мои родители сначала отнеслись настороженно очень. Не в штыки, без скандалов — но и без восторга. В основном потому, что беспокоились обо мне: не будет ли трудно, не "зарЭжет ли, когда вырастет", и вообще, почему всё не как у людей?

Светка сначала долго ездила к нам просто в гости. И про то, что мы оформляем документы "насовсем", я родителям не говорила (не хотелось лишних эмоций). Ну когда ребёнок остался на летние каникулы, они уже сами все поняли.

Сейчас мама общается со Светкой очень тепло. Практически не заметно напряжения никакого. Папа — через раз. В общем-то, он нам всегда рад, но нет-нет, да ввернёт что-нибудь едкое.

Конечно, им очень хочется кровного внука. И главное — хочется младенца. А тут раз — и нате вам внученьку 13 годов! Папе ещё трудно потому, что он очень ценит в людях интеллект и не любит нытья и женского кокетства. Меня он слепил под себя. А тут внученька — блондинка, девочка-девочка!

Интересно, что Светка к ним сразу потянулась очень сильно. Нас мамой-папой не называет, а вот их бабушкой и дедушкой — запросто и с первого дня. С удовольствием слушает их рассказы про других родственников. Ей вообще оказалось важно быть включённой в большую семью.

Маму ещё волновала реакция окружающих. И, как оказалось, правильно волновала... То, что многочисленные тётушки, подруги, родственники и соседки не рискуют спросить у меня или мужа, они выдают маме: какие же деньжищи за это платят? Дают ли квартиру? Да не может быть, чтоб мы это просто так на себя взвалили! А плачу ли я, чтоб Светку из школы не выгнали? И всё в таком духе. Мама вынуждена отбиваться. А нам в лицо все улыбаются.

Марина Овчинникова (Настя, 7 лет, дома 4 года 9 месяцев):

— Я своей маме всё сказала на этапе сбора документов. Мама очень обрадовалась, сказала, что давно хотела нам посоветовать взять ребёнка, но побаивалась. Папе сказали чуть позже, он немного поворчал, но так, для порядка.

Настю приняли сразу же, всей душой. Помогали и помогают и физически, и морально. Ой, я даже не знаю, как бы без них мы справились. Поддержали, утешили, как в детстве. Любят Настю, а уж она к ним бежит со всех ног.

Вероника Луговая (Яна, 4,5 года, дома 1 год и 4 месяца):

— Все наши бабушки и дедушки были категорически против. Аргументы от "она вырастет, вас убьёт, а квартиру себе заберёт" до "у вас и так двое, куда вам ещё, вы с этими-то не справляетесь". В результате все приняли, быстро и легко. Все любят в меру своей способности любить.

Татьяна Полонская (Сергей, 18 лет, дома 8 лет и 2 месяца; Виктор, 13 лет, дома 4 года и 9 месяцев):

— Мои родители — это единственные люди, которые меня поддержали, когда я брала детей, и поддерживают до сих пор. Они оба из традиционных многодетных семей, с корнями и устоями, с давними семейными историями, где сирот не принято было отдавать государству — их воспитывали всем миром. Они относятся к жизни так: видишь ребёнка, у которого никого нет — возьми его в дом, помоги. Когда я была маленькой, у нас в доме всегда было много детей. Все наши друзья любили собираться у нас.

Родители очень помогают мне с детьми, относятся к ним как и к остальным членам семьи. Никаких страхов по поводу наследственности и дурных привычек у них не было никогда. И ещё один момент: после того, как я взяла детей, мои родители начали меня уважать по-настоящему. Я знаю, что мой отец этим обстоятельством хвалится перед знакомыми.

Светлана Круглова (Гульнара, 1 год, в семье 4 месяца):

— У нас Гуля обзавелась сразу двумя бабушками. Когда я была маленькая, мама хотела взять ребёнка из детского дома и меня даже готовили к этому. Но к сожалению, обстоятельства 90-х годов сложились так, что ребёнка мои родители так и не взяли. Не потянули бы двоих. Поэтому, когда я маме уже уверенно сказала, что мы собираемся в органы опеки за списком документов, она отреагировала позитивно. То есть я воплотила её идею. Мама мужа восприняла известие несколько иначе, ей легче было принять мысль, что мы просто берём ребёнка на воспитание. Но с Гулей с удовольствием сидит, когда возникает такая необходимость.