Русский врач из Нью-Йорка: "Кто его знает, а вдруг Малышева всегда была права про коронавирус?"

Русский врач больницы Нью-Йорка Евгений Пинелис, автор отличных репортажей во время весенней эпидемии коронавируса, отвечает, почему он перестал писать - хотя пандемия ещё не кончилась.

"Почему я не пишу про ковид? Конечно, он страшно надоел, но и деться от него некуда. Исчезнув из Нью-Йорка, эпидемия катится дальше. Если принять за точку отсчета январь-февраль, когда начались первые споры на тему придет/не придет, развлекаемся мы с этой штукой почти полгода.

Казалось бы хоть что-то должно стать понятно. Да какое там что-то. Мы же научная суперцивилизация. Ученые, которых еще не уволили, должны были разобраться в диагностике, лечении, эпидемиологии, последующем иммунитете еще в апреле, а тем более к лету.

Лечение? Назад в будущее к гидроксихлорохину. Доктору Зеленко требуется экстренная операция на сердце. Хочется верить, что операция пройдет успешно. Буквально за неделю до этого в препринте вышла его статья, где утверждалась польза не скажу какой комбинации. Статья, если честно, странная. К анализу, контролю и дизайну можно предъявить много претензий. Параллельно в Анналах Терапии опубликовали статью об амбулаторном применении гидроксихлорохина у ~450 амбулаторных пациентов. Никакой разницы в симптомах между группами не было, госпитализаций было очень мало в обеих группах, а умерло по одному пациенту в каждой. Побочные эффекты были, но не смертельные. Делать какие-то выводы об эффективности гидроксихлорохина с цинком или без ни по одной из этих статей нельзя. Эта музыка будет вечной...

Тоцилизумабная группировка получила в арсенал малоосмысленный ретроспективный анализ, где тоцилизумаб возможно работал, не потрясая результатами, но бесспорно предрасполагал к вторичным инфекциям. И стоил душераздирающих денег. Под это дело запасы онкологов и ревматологов очистили почти от всех моноклональных антител и исследуют уже антилимфоцитарные термоядерные боеголовки. Мне через год подтверждать квалификацию пульмонолога, так что я начал с удовольствием читать главу о грибковых инфекциях легких.

И, чтобы покончить с новостями лечения, NEJM опубликовал стероидную статью. Дексаметазон делает вид, что работает у самых тяжелых пациентов. И группы на первый взгляд раскиданы вполне достойно, но отчего же все-таки померло пятнадцать процентов пациентов без дыхательной недостаточности, что с ним, что без него? Будем ждать полного анализа с прочими аппендиксами.

And don’t get me started about epidemiology and immunity, cause it makes the treatment part look good. У нас какая волна и где? У нас есть повторные заражения или нет? Иммунитет он какой? Гуморальный? Клеточный? Кросс-реакция клеток памяти с прошлыми коронавирусами это хорошо или плохо? Или неважно? А дети все-таки заражают взрослых?

Малышева вот говорит, что иммунитет клеточный, инфицированных было в три раза больше, чем нашли агтител, а значит пора открыть бордели. В прошлой реальности я не стал бы следовать медицинским советам женщины, для рассказа об обрезании нарядившей актера пипенькой, но, оказавшись в этой странной вселенной, может стоит выбирать соответствующих пророков? Кто его знает, а вдруг Малышева всегда была права?

В своём же отечестве губернатор с мэром решили не открывать музеи. Но хотя бы откроют зоопарк в Бронксе. Можно будет посмотреть из поезда на перенесшего ковид тигра.

Что там осталось? Ага, тестирование. Когда мы только начинали эпидемить, в Нью-Йорк завезли штук пятьдесят тестов на восемь миллионов жителей и делали их исключительно пациентам, у кого слово «ковид» складывалось из теней на рентгене легких. Тесты надо было посылать в департамент здравоохранения города, решивший, что первая в истории твиттера пандемия - не повод изменять часы работы с 9-5 на какие-то еще, а результатов ждать дней десять.

Первой жертвой коронавируса в Бруклине чуть не стал наш лаборант, потерявший сознание в результате панической атаки. Вызвал ее контакт с пробиркой, содержащей мазок на коронавирус в запаянном пакете. Очнулся бедолага за несколько секунд до того, как будущий интенсивист попробовал первый раз в жизни интубировать лежа.

С тех пор прошло четыре с половиной месяца. Тестов сделаны десятки миллионов, пцр, антитела, отличная статья в Джаме о том, как это богатство интерпретировать. Может хоть тут у нас все наладилось? Ага, как же. В позапрошлую уже пятницу поступает пациент из дома престарелых, попавший туда из другой больницы недели за три. Перед выпиской из другой больницы тест на ковид был отрицательный. В доме престарелых у него поднялась температура, сделали ПЦР - положительный. Пациента изолировали, повторили тест. Опять положительный. Дней через пять ему стало совсем худо, парамедики реанимировали беднягу и привезли к нам. Никакой диагностической загадки не было.

Септический шок, недостаточность всех органов за исключением легких. Ни на рентгене, ни на КТ никаких следов ковида не обнаружилось, лимфоциты оказались в норме, стафилококк вырос в посевах крови. ПЦР, сделанный у нас в больнице был отрицательным. Как и антитела. Интересно, сколько раз этого пациента сосчитали ворлдометром и стала ли эта госпитализация в реанимацию ковидной?

И был ли у него вирус или дом престарелых отсылает свои мазки в какую-то старт-ап лабораторию с генератором случайных чисел по принципу компании Теранос? А ведь из-за этой госпитализации музеи могут никогда больше не открыть.

Уже шесть месяцев. И про что тут, спрашивается, писать. Чему мы все-таки научились? Ну кроме того, что в следующий раз лучше как-то по-другому сделать".
20.07.2020 13:05:08
[ответить][пожаловаться]

© 2000-2020, 7я.ру.
SIA "ALP-Media", Свидетельство о регистрации СМИ №000740455.