Русский врач из Нью-Йорка: "Прекрасно понимаю тех, кто решил свалить из этой богадельни"

Русский врач больницы Нью-Йорка Евгений Пинелис считает, что ничего героического в нынешнем сражении медработников с коронавирусом врачей нет - и понимает тех, кто отказался от работы, потому что "нифига с этим вирусом не понятно".

"Я вообще-то я представитель очень мирной специальности. Я работаю в терапевтической интенсивной терапии. Конечно, бывает я кричу резиденту или медсестре, что сердце сейчас остановится и часто принимаю участие в малоконтролируемом хаосе, который представляет собой критическая ситуация в реанимации, но это скорее выглядит прикольно. Ничего невероятного или геройского там нет.

Я практически не имею дело с ножевыми и огнестрельными ранениями, автокатастрофами и сочетанными травмами. Раньше именно это казалось мне страшным героизмом. Когда я работал в центре, куда поступали все возможные повреждения, я чувствовал себя неловко, забирая какой-нибудь сепсис к себе в терапию и глядя, как хирурги разбираются с жертвами катастроф. Все эти дренажи, гемостазы, крики и капли крови на щитках, защищающих глаза, казались намного более крутыми, чем моя попытка определить идеальную антибиотико- и кардиоподдерживающую терапию.

Так что жил я себе мирной жизнью. Лечил сепсис и дыхательную недостаточность, всякие тромбоэмболии и кровотечения (очень важно их не путать). И вот начался ковид. Начался он довольно спокойно. Первая пациентка с дыхательной недостаточностью была пожилой и с кучей болезней. Как и следующий пациент. А потом был пациент вообще без анамнеза, но пятидесяти пяти. Он сгорел за пять дней, не отвечая ни на какие лечения и способы ИВЛ. Тогда я еще мог запоминать.

Потом появился пациент сорока четырех лет, пациентка двадцати девяти, тридцати двух. Беременные пациентки. Все на вентиляторе, улучшающиеся со скрипом. И совсем не все. Тогда мне стало страшно. Собственно в этот момент и появилась военная лексика в моих постах. Поездки в метро, где я писал и до сих пор пишу большую часть постов, оптимизма не добавляли.

Я был уверен, что я заражусь. Каждая ручка двери превратилась в угрозу. Страшно было заразить семью. Страшно было еще и за мир. Было видно, что Нью-Йорк скатывается в социальный ад. Мы как раз тогда узнали об этих десятках тысяч детей, которые зависят от школы в плане питания и приюта от непогоды. То есть, мы про них знали, но не ожидали этих безумных цифр. Одним словом, за отрицанием февраля пришла какая-то комбинация ужаса и депрессии.

Все это время в комментариях говорили о геройстве. Слали ангелов этих усталых в хирургических спецовках. Жутковатый на самом деле образ, я всё-таки планировал выжить. Были и смешные картинки. Например, сексистская картинка, где по группе врачей и сестер провели полосу, превратившую их в супергероев и подарившую худеньким женщинам в халатах супергероинские бюсты.

Теперь, когда все понемногу успокаивается у нас, а супергеройство двигается в Массачусетс и Пенсильванию, Москву и Санкт Петербург, я решил про это написать. Никаких героев среди нас нет. Никто не делает ничего, что не было бы описано в их контрактах. Там обычно описываются условия работы и оплата. Врачи имеют дело с инфекциями постоянно и почти в любой специальности. Наверняка бывает, что заражаются. Работавшие в начале и середине 80-х фактически плавали в ВИЧ-инфекции, не зная даже приблизительно, что это за странная штука. И кололись, спасая пациентов, иногда заражались. Ничего из этого не геройство, обычная работа.

Я прекрасно понимаю и уважаю тех, кто решил свалить из этой богадельни. Был бы я на 15 лет старше с диабетом и давлением, я бы тоже минимум рассмотрел бы этот вариант. Да и для более молодых он правомочен. Я часто говорю, что нифига с этим вирусом не понятно. При восхождение к пику заболело множество врачей и медсестер, бывало, мы отправляли в карантин прямо с работы, так как люди заболевали и не могли работать. Резиденты, медсестры, технологи. Их отправляли в приемное и домой. А иногда и нет.
Но, что интересно, пациентов с ковид все еще полно, а заболевшего персонала много меньше. Это у нас, не знаю, как в других больницах. Мне было бы интересно услышать.

И вот у меня есть теория, что, пользуясь СИЗ в больнице, да даже мешками для мусора, мы в большинстве своем неплохо защищены, а основная опасность - вне именно грязной зоны. Метро, магазины, дома с общей вентиляцией, офисы врачебные в начале эпидемии. Сейчас в больнице СИЗ достаточно, но многие очень от них устали. В нашей комнате для конференций и летучек на столе валяются респираторы и костюмы. Там же едят. До палат с пациентами нет и двух метров. И все равно никто, к счастью, не заболевает. Я надеюсь, что мои наблюдения верны и теория о вирусной нагрузке недостоверна. Мы в этих вирусах купались и купаемся, а заболели, к счастью, единицы и не факт, что на работе.

Ничего геройского в выполнении своей работы нет. Как нет ничего позорного в отказе от нее на основании возросших рисков. Что было довольно отвратительно во всей этой заварухе - поведение журналистов и некоторых сотрудников системы здравоохранения.

Я не буду переходить на личности, естественно. В НЙ Таймс я разочаровался очень давно и во время эпидемии они вели себя ожидаемо. Их фактически вызывали освещать материал под нужным углом для нужных людей, что неподкупные журналисты и делали. О реальных проблемах и тех кто реально работал они не рассказывали. Люди в больницах не героичней тех, кто работал в продуктовых магазинах, но там поменьше романтики, наверное.

Ну и не обошлось без смешного. Фотографии в противочумных костюмах в инстаграммах и фэйсбуков людей, которые так и не приблизились к пациенту с ковид-19 за все время эпидемии, но выкладывали их постоянно несказанно поднимали настороение. Я тоже выложил такое фото один раз. Фотографию Джона, своего коллеги. Чтобы показать, что фонд masksfordoctors.org - реальная помощь, которую мы ценим. В субботу у Джона родилась дочь. В пятницу он сдал смену ночному реаниматологу в пять тридцать вечера. Фонд такой, кстати, есть и в России - здесь.
30.04.2020 11:26:32, Коронавирус глазами очевидцев
[ответить][пожаловаться]

© 2000-2020, 7я.ру.
SIA "ALP-Media", Свидетельство о регистрации СМИ №000740455.