Реклама

Как же я хочу ребенка — эти мысли не оставляли меня ни на минуту. Восемь лет в браке с любимым мужем так пока и не одарили нас долгожданным прибавлением в семействе.

На работе в свободное время непрерывно ручкой черкаю имена, а в голове уже селится отчаяние, что никто никогда не назовет меня мамой.

Визиты к гинекологу вылились к лечению какой-то там инфекции и прижиганию эрозии. Врач с уверенностью говорит, что в этом и есть причина, но верится с трудом почему-то. Эрозию прижгли — жуткое ощущение, скажем прямо, так еще после этого две недели просто непрерывно и в катастрофических объемах выливается какая-то вода. Но ради долгожданной беременностью готова была бы прыгнуть с парашютом и подняться на Эверест.

Это невероятно — две полоски! Дрожащими руками и с тревогой в душе мигом одеваюсь и лечу в аптеку еще за тремя тестами для пущей уверенности. Со слезами на глазах и в шоковом состоянии вижу на всех тестах две полоски — этого просто не может быть так сразу, на следующий месяц после всех экзекуций. Записываюсь на прием к своему гинекологу. Как же мучительно время ожидания, два дня тянулись как два месяца. Но вот он этот день: опять страх внутри, аппарат УЗИ, улыбка на лице врача и в руке распечатка такого крошечного пятнышка, моего малыша. Счастью нет предела, такого не испытывала я никогда, это описать невозможно. Впереди девять месяцев ожидания, представлений и новых ощущений.

Всю беременность я летала как на крыльях, жила от визита до визита к врачу, чтобы услышать, как бьется во мне маленькое второе сердечко — это просто была музыка для ушей. Одевалась в платья, чтобы весь мир видел, какой у меня чудный животик растет. Ничто не могло омрачить мое состояние, даже эти постоянные сдачи анализов. Конечно, все страхи беременных у меня тоже были. В девять недель упекли меня в больницу с какой-то отслойкой плодного яйца, прокололи там мне но-шпу и что-то там еще и через две недели отправили домой.

Месяцы летели как дни, животик рос как на дрожжах. В 16 недель на 3Д УЗИ мне сообщили, что у меня дочка: вот ее руки, ножки, крошечные пальчики — с трудом верится, что все это я ношу под сердцем, что там растет и развивается такое чудо, моя половинка и моего Ванечки.

Вот уже 30 недель, начинается поиск роддома, сложный выбор. Изначально выбор перед платными родами и бесплатными не стоял, только платно и по контракту. Наконец-то выбор сделан: в 26 роддоме по описанию и по отзывам меня все устраивало. Настрой был у меня только на эпидуральную анестезию, особенно после того, как я услышала по телефону жуткие пронзительные крики моей сестренки во время родов. Она рожала моего племяшку Степушку вместе с мужем без применения какой-либо анестезии. Для того, чтобы не опоздать с эпидуральной анестезией, я решила лечь пораньше в роддом, дня за два перед ПДР.

38 недель: начинает потягивать животик, скорее бы уже, скорее, так хочется уже увидеть свою доченьку, Маргаритку. Маргариткой мы с мужем решили назвать сразу, как нам сказали, что у нас девочка. Так, с 16 недель я и называла свою дочу Маргошка. Пошла в женскую консультацию, чтобы посмотрели, готова ли я уже к родам или еще нужно подождать. После осмотра врач сказал, что родить могу уже на днях, и я как безумная поскакала домой собираться в роддом. На следующее утро с мужем поехали в роддом.

В роддоме меня положили в патологию ждать наступления схваток и параллельно лечили от пиелонифрита, что-то там не утраивало их в моих анализах. Как же это тяжко все время ждать и на каждое покалывание надеяться, что вот оно наступило. Врачи меня больше не смотрели, давали таблетки, взвешивали, делали КТГ через день, измеряли давление и брали анализы, каждый день ставили капельницы. На капельницы все шли как на праздник, так как кровати в палатах были такие неудобные, что небеременному человеку спать невозможно, что уж тут говорить о женщине с пузиком. А в палате для капельниц были просто царские ложа, так что когда нас вызывали на капельницы, все брали свои подушки и одеяла и с радостью шли отсыпаться под капельницей.

Начала подходить к концу вторая неделя моего пребывания в роддоме. Все это время я ходила за своим врачом и умоляла меня посмотреть, есть ли какие сдвиги к родам или нет. Мне постоянно отказывали, говоря, жди схваток, а схваток так и не было. По ночам я разговаривала с Маргошкой, уговаривая ее поторопиться, что мама уже очень хочет ее увидеть и очень ждет ее рождения. Двадцать первого мая я приступила опять к уговорам своего врача осмотреть меня, на что опять было скорчено лицо доктора. Но моя настойчивость наконец-то была награждена и меня отправили к смотровой ждать конца какого-то консилиума врачей. Просидев часок около смотровой, я, наконец-то, увидела, как куча врачей выходит из лифта и направляется к смотровой мимо меня. Мой врач, ничего мне не сказав, заходит вместе со всеми. Меня начало посещать отчаяние, что сегодня тоже выходит облом, решаю посидеть еще минут десять. И снова моя твердость награждена, и меня вызывают на кресло. Осматривал меня зав. отделением. Через минуту после моей сложной посадки на кресло мне с радостью сообщают, что я в родах и сегодня уже рожу. Растерянности и чувству невероятности происходящего не было предела, я готова была расцеловать всех врачей, но сдержалась и просто побежала собирать вещи и переходить в родовую. Боли никакой не было.

После всех мероприятий по подготовке к родам ничего ужасного я в этом не увидела. Мне выдали рубашку 58 размера и жуткий халатик, у которого был оторван пояс с одной стороны, и он не застегивался. Меня повели на второй этаж в платную родовую.

Родовая была отдельная от всех — там лежишь со схватками и там же рожаешь, кровать переделывается в кресло за 5 секунд, вся аппаратура на месте, очень удобно. Там меня еще раз осмотрели и предложили нагулять схватки или сразу ставить эпидуральную. На тот момент у меня не было никакой боли вообще, я решила нагулять схватки, чтобы понять, что это такое. Начались мои хождения по коридору туда-сюда: справа рожают, слева ребеночка приняли, впереди девчонка кричит от боли в схватках, а у меня ничего. Начался закрадываться страх, как бы меня не отправили обратно и мои роды не прекратились бы. Хожу, хожу, хожу, треплюсь по телефону. Отводят меня поглядеть на крошку, которая только что родилась: ее омывают водичкой и одевают, слезы на глазах, неужели и моя доча вот-вот увидит свет. Хожу дальше, стало чуток потягивать живот и отпускать, Вот они! Наконец-то становится интереснее, хожу дальше, схватки усиливаются по ощущениям, но не больно совсем. Решаю пойти в свою родовую и поглазеть в окно. Пошла, схватки шли, уверено, но не больно.

Пришла медсестра и предложила эпидураль поставить, я подумала, что все я уже поняла и можно уже просто поваляться и согласилась. Пришел дядечка такой серьезный, я повернулась спиной к нему, что-то он там колдовал, вообще ничего не почувствовала, даже приятно было спине. Вот и все, эпидуральная анестезия стоит, даже удивительно, как все просто и не больно вообще. Лежу, жду, когда откажут ноги, жутко звучит, конечно, но было интересно. Моему мужу делали такое во время операции в связи с переломом ноги, и какого-то страха перед эпидуральной анестезией у меня не было. Началось покалывание в ногах, потом приятное тепло и понемногу ноги стали неметь, и вот я вообще не чувствую ничего ниже пупка. Ощущение странное, но боли никакой вообще в течении всех схваток. Так я пролежала 7 часов. Двери везде были открыты, и прямо напротив моей родовой была общая родовая, и я в течение всего времени наблюдала, как рождаются на свет малыши.

Время от времени приходили врачи, смотрели, как идет раскрытие. Они смотрят, а чувство такое, что до тебя никто и пальцем не дотрагивается, просто здорово. Вот врач говорит, что раскрытие полное и сейчас начнутся потуги. Опять во мне какая то невероятность, что так вот просто провалялась и все, рожать. Через минут 20 все закончится, все девять месяцев ожидания прекратятся. Медсестра отключила эпидуральную анестезию, и я стала отходить от нее и постепенно приходила боль.

Это ощущение и болью сложно назвать, у этого чувство должно быть другое название, это нельзя ни с чем сравнить, ни с порезом пальца или переломом руки.

Говорю за себя, не было так уж больно, это очень-очень ощутимо, но я не издала ни звука в период последних схваток и по наступлении потуг. По решению врачей меня решили чуть порезать, чтобы ребенок быстрее прошел, и я не порвалась. Разрез не ощущаешь вообще, как ни странно, режут ведь по живому, но на фоне потуг это не ощущается совсем.

Все это длилось минут 20, и на четвертой потуге я родила свое сокровище, свою Маргаритку. Родилась она в 19-45 весом 3300 г. и 52 см. ростом. Она была такая крошечная, как мне казалось, такая хорошенькая. Мне положили ее на грудь, и я не могла наглядеться, сразу хотелось рассказать всему миру, что я родила, что вот она, моя мечта сбылась.

Ее унесли умывать и одевать, мне опять ввели анестезию, родился послед. Начали зашивать, долго шили, всего 4 стежка, но почему-то они так долго это делали, а мне так и хотелось уже позвонить всему миру и рассказать. Наконец-то шитье закончилось, меня обложили всю льдом, я так замерзла, что зуб на зуб не попадал. Мне принесли горячего чаю — это было блаженство. В родовой я провела еще два часа и меня перевели в послеродовую палату.

Послеродовое отделение было отделено от бесплатного, выглядело оно так: отдельные палаты на каждую роженицу, в палате кровать, обычная не больничная, пеленальный столик, телевизор, чайник, умывальник, два кресла под кожу, журнальный столик и еще небольшая стенка. В общем, как в недорогой гостинице, простенько, но не напоминает больницу ничуть. Там предстояло провести первые пять дней с моей дочуркой. Посещения разрешалось, и ко мне на следующий день сразу должен был приехать мой муж. Всю ночь я смотрела телевизор, так как в первую ночь детишки находятся в общей детской, чтобы дать маме отдохнуть. Мне отдыхать совсем не хотелось, я готова была кросс бежать, правда, если честно, после дозы обезболивающего. Я попросила его сразу, как только меня перевели, потому что швы уж очень неприятно болели. Ночь у меня была бессонная, сначала детишки плакали, и я все переживала, что это моя доченька. Когда стало тихо, я начала мечтать, чтобы скорее наступило завтра и ко мне приехал мой Ванечка и увидел нашу дочу. Очень хотелось посмотреть на его реакцию и его выражение лица. Под утро я уснула.

Наступило 22 число, мне все еще не верилось, что все позади. Жуть как не хватало большого живота, с которым очень сживаешься за время беременности, а тут за пять минут он исчезает. Конечно, талии, такой как до беременности, нет, но по сравнению с тем, что было, кажется, что живот плоский. Поглядев в зеркало, я встала как вкопанная: на лице потрескались вены, видуха просто жуть, и я сразу начала пытаться холодным полотенцем приводить лицо хоть в какой-то надлежащий вид, но это не очень-то помогало.

Часам к 11 мне привезли в люльке мою кроху, она была вся замотана в пеленки, как солдатик лежала, спала и спала, а я наглядеться не могла на нее и ждала 16 часов и приезда моего мужа к нам.

Никогда я не видела своего мужа таким растерянным, он так нервничал, побоялся взять на руки, пришлось уговаривать, смотрел на нее с такой нежностью и улыбался, как никогда. Теперь мы настоящая семья. Пишу этот рассказ, а рядышком сопит мое чудо, и счастью нет предела.

P/S. Муж решил, что детей у нас будет как минимум трое.

Мария, Tj21@yandex.ru