Реклама

Смотрю на свою фотографию... Двадцать лет. Девочка. Наивный взгляд, густая челка, смешное платьице. Грустная улыбка. Что впереди? Неведомо. А позади? Позади — детство недолюбленного, недоласканного ребенка. А еще — голод 90-х, пьянство отца, измученная работой мать.

Я старшая из троих детей. Сибирские зимы в осенних, с чужой ноги, сапогах, легкая зависть к нарядам одноклассниц, потерянная мечта о художественной школе, подстреленная веским аргументом: денег нет! Простой аргумент и понятный. А еще — мечты: о принце, о безбедной жизни... Шагаешь в школу, сидишь на уроках. А в животе урчит от голода. На переменах глотаешь слюни: в буфете пахнет вкусностями.

Отшагала школу. С медалью. Без экзаменов зачислили в институт в соседний город. Хотела быть врачом, пришлось поступать на учителя: мединститут в сутках езды, не прожить на стипендию в чужом городе. А пед — через тридцать километров. Если экономить на еде, на проезд хватит!

Мне двадцать... Институт пришлось отложить: отчислили за прогулы. А объяснять, что денег на проезд не было, что мама выгнала из дому, что на работу мыть полы устроилась — стыдно!

Мне двадцать... За первого попавшегося чуть замуж не вышла. Потому что нужна крыша над головой, хочется тепла, любви, внимания... Потому что он — не пьет. А не пьет, оказывается, потому как закодированный. Это узнаю через полгода, а потом живу в привычной с детства обстановке: запах перегара, пьяные глаза гражданского мужа, первая беременность, заканчивающаяся выкидышем...

Десять лет назад я так хотела просто жить: учиться, работать, родить малыша. Я не знала еще, что осмелюсь уйти от несостоявшегося мужа в никуда, снять комнату на последние деньги, снова поступить в институт... Я плакала ночами о том, что мой малыш не захотел родиться, и не подозревала, что Господь мне даст погодок: дочь и сына, а чуть позже — чудесных двойняшек-мальчишек. Я не знала тогда, что мужья бывают заботливыми не только в кино. И не обязательно муж должен быть принцем или алкоголиком. Я только представляла, каким будет мой дом, какие занавески будут висеть на окнах, как назову собаку во дворе... Наивная, доверчивая, я снова и снова обманывалась в людях.

Мне двадцать... Было. Десять лет назад. Хотелось бы вернуться в прошлое? Чтоб не было седых ниточек в волосах и шрамов на сердце, предательства друзей и родителей? Пожалуй, нет... Четыре пары родных любимых глаз мне каждый день сверкают любовью. И хочется думать не о том, что было десять лет назад, а о том, что будет через десять — впереди. Надеюсь, только счастье и любовь.