Реклама

Реклама

Постигать мир ты начала сразу, еще в роддоме. Чуть прищуренные припухшие глазки зорко наблюдали за медсестрой, суетящейся в палате, и бдительно следили за врачом. Потом дома, внимательно наблюдая за всем происходящим из кроватки или чинно восседая на маминых руках, ты смешно морщилась — будто хотела сказать: "Ах, люди, куда вы все бежите?"

Первые игрушки не вызвали эмоций, но на вкус, видимо, оказались лучше — поэтому изо рта практически не вылезали. А потом случилось первое открытие, неожиданное для всех. Когда ты перевернулась на бок, затихла и ... с того момента начала вести жизнь активной юлы. Застать на месте тебя было практически нереально. И я для себя открыла, что дела можно делать и стоя, и лежа, и даже на одной ноге, другой придерживая тебя, пытающуюся быстро при помощи энергичных переворотов слететь с дивана.

Но жизнь не стоит на месте, и тебе захотелось сидеть. Мои увещевания, что еще рано, тебя не останавливали. Ты настоятельно требовала, чтобы тебя посадили. Ведь сидя гораздо лучше постигать мир. Еле дождались шести месяцев, и это случилось. Теперь ты чинно восседала, изучая игрушки и книжки. Но...

И этого вдруг стало мало. Теперь тебе очень захотелось стоять. Причем срочно и много. Поэтому прутья кроватки стали отличным тренажером, чтобы можно было встать и посмотреть на происходящее сверху.

К этому времени поспели зубки. Десна чесались, и бортики кровати стали похожи на плотину с проживающими там бобрами. Щепки летели, когда ты принималась их грызть, слюни текли как у дворовой собаки, увидевшей кость. Но удовольствие на твоем лице было ни с чем не сравнить.

А тот день, когда ты стала ходить по стеночке, стал черным днем для всех шкафов и обоев. Еще неровно и трусливо стоя у стенки, ты оторвала плинтус. В глазах был восторг и на мой вопрос "зачем?" в глазах читалось: "А пусть не лезет".

Через две недели ты пошла сама. Мы с твоей старшей сестрой радовались так, будто сами до этого были лежачими больными и тут вдруг выздоровели и пошли. С тех пор открытия и познания мира пошли семимильными шагами. Ведь теперь не нужно было просить маму показать или принести что-то, а можно пойти и взять самой. Даже если родители этого не хотят совсем. Открытия пошли один за одним: оказалось, что макароны сухие на вид гораздо вкуснее, чем на вкус. А гречка очень смешно разлетается по кухне. А мукой, если постараться, можно изменить цвет одежды, причем не только себе. На улице оказалось очень много вкусной травы, палок и земли. Ты очень обижалась и не понимала, почему я не разделяю твой восторг по этому поводу.

И вот тебе уже стукнул годик, ты стала уже совсем большая. Стала бегать еще быстрее, а значит, постигаешь и открываешь для себя в день гораздо больше. Побольше тебе открытий, доченька! Ведь рядом с тобой я и сама постигаю их заново.