Реклама

Реклама

Я боялась страшно! Все девять месяцев я думала только о том, как ужасно будет рожать, поэтому перелопатила инет в поисках способов обезболивания процесса. И в поисках того, как вообще процесс происходит. В результате я узнала о родах все! Кажется, уже сама могла бы принять роды. Я примерила на себя все возможные патологии и осложнения, я прочитала множество рассказов об удачных и не совсем родах, узнала последнюю информацию о московских роддомах. Это было похоже на паранойю, но это меня немного успокоило. Во всяком случае, я знала, чего ожидать, и у меня не было никаких глупых иллюзий.

Когда начался девятый месяц, у меня осталось лишь одно желание - поскорее бы уже родить, как бы больно это ни было! Пожалуй, я даже уже не боялась. Только нервно ждала. Тем более что еще на тридцать шестой неделе врач сказал мне, что я могу родить в любой момент, потому как там все уже готово. Надо только потянуть еще пару недель на всякий пожарный. Чтобы с малышом было все в порядке. Устав выбирать роддом, я, в конце концов, остановилась почему-то на роддоме при ГКБ 15. Вроде бы ближайший нормальный роддом был.

До этого я наблюдалась при ГКБ 29 (Апогей) в перинатальном центре. Рожать там не захотела, потому что отзывы в инете оставляли желать лучшего. Многие говорили, что врачи там - звери, а высокая цена контракта обуславливается лишь недавним ремонтом в палатах. Кстати, потом я услышала от работавшей там раньше женщины, что это действительно так. Персонал там в плане человеческих отношений не очень, а на контрактников им плевать. Итак, мы с мужем съездили на тридцать шестой неделе в роддом при ГКБ 15, отдали им 20 тысяч рубликов и заключили контракт.

Замечательная женщина Галина Егоровна, тамошний представитель Апогея. Она направила меня к врачу Козловой Марине Борисовне. Кстати, про эту докторшу я потом в инете прочитала не очень хорошие отзывы, но менять ее не стала. И все-таки по моему опыту там есть более компетентные врачи. Кое-что мне не понравилось во время родов, хотя это не испортило общего впечатления. На мой взгляд, Марина Борисовна довольно пофигистичная женщина, хотя свое дело, может, и знает. Короче, она меня осмотрела (не больно совершенно. И вообще - когда смотрят раскрытие - это не больно! Больно когда пытаются во время осмотра вручную расширить шейку матки. Просто они об этом не говорят, и женщины думают, что боль от осмотра. Так что не бойтесь и не давайте насиловать себя этой гадкой процедурой!). И сказала, что я готова рожать, хотя еще рановато. Мы попросили сделать УЗИ, она без проблем нас отвела и даже разрешила мужу присутствовать (в 29-ой этого нам не дали!). После отправила домой, наказав обращаться в случае чего. И все - никаких анализов, никаких осмотров не назначила. Сидите, ждите родов, типа. Ну и ладно. Меня это устраивало.

Ждали мы каждый день. Иногда потягивало живот, но ничего не происходило. Матка напрягалась сутки напролет, как каменная становилась. Мы шутили про малыша - "засел как партизан в засаде и выходить не хочет". Хотя, конечно, рановато еще было. Срок ставили 21 марта. У меня 10 марта день рождения - я думала, ну может... Ан - нет!

Началось все 17 марта в пять утра. Обычное "тяново" внизу живота, я подумала, что объелась и сходила "облегчить душу". Каждую ночь почти я в инете с 4 утра (такой вот режим странный у меня был), так что не проспала ничего. Когда муж в 7.00 проснулся, я книжку читала. "Что-то, - говорю, - живот тянет. Может, началось, а может, и нет, не знаю". Он не обратил внимания. Проходили уже, как говорится. В какой-то момент я поняла, что лежать больновато, и начала ходить. Спокойная как слон была. Только немного злилась почему-то. И немного тормозила. Легкое такое отупение, наверное, защитная реакция нервной системы.

Мужу надо было на работу, но я не знала, отпускать его или нет. С одной стороны знала, что схватки эти несильные могут до вечера продолжаться и желания ехать и торчать сутки в роддоме не было. А с другой стороны - кто знает... Отпустила его сходить к знакомым за тапками пластиковыми для роддома и приказала вернуться через час, узнать, что со мной. Он ушел, я села петь караоке-песенки и считать интервалы между схватками. На схватке иногда пела, иногда повисала на руках на двери. Очень помогал массаж выступающих косточек таза. Только непременно пальцы определенным образом надо было накладывать. Но это методом проб и ошибок получается легко. Боль была похожа на боль при сильных месячных. Так, досадное недоразумение, отвлекающее от песни - можно терпеть, тем более что в перерывах боли нет вообще, и, тем более что ты знаешь, что это все цветочки, вот дальше будет - это да!

С удивлением обнаружила, что схватки идут каждые пять-четыре минуты по 40 секунд. То есть пора ехать в роддом давно! Позвонила врачу, та сказала - приезжай, посмотрим. Я позвонила мужу и злобно осведомилась, собирается ли он вообще рожать или как?! Должно быть, он был удивлен безмерно моим раздраженным тоном - редко ему доводилось мои психи видеть. Но я почему-то действительно злилась. Он подъехал с отцом на машине и поднялся за мной. Я хожу так спокойненько по квартире, иногда сажусь на корточки переждать схватку. Он говорит: "Сумку брать?" Я его чуть не разорвала на кусочки. Нет, говорю, не брать! Меня тут схватки каждые пять минут долбят, а он еще спрашивает! Если по мне не видно и я не ору тут, то лишь оттого, что еще могу терпеть. А вот за дальнейшее не ручаюсь!

Мы вышли, я пошла, купила "Дирол" в соседней палатке (еще одна схватка) пока они заводили машину, и мы поехали. Мне было как-то неудобно свекра пугать, поэтому я сказала мужу, что никаких схваток больше нет, и мы спокойно поехали. На пике я смотрела в окно и массировала мизинец. Терпеть можно было. Чувство отупения захватывало меня больше и больше. Совсем не боялась уже. Пришло понимание, что процесс естественный и больно мне может быть лишь оттого, что врачи начнут лезть с разными врачебными манипуляциями. А от них мы как-нибудь отобьемся. Тем более, солнышко светило во всю, это как-то обнадеживало.

Когда приехали, мужа отправили делать ксерокопии с документов. Меня осмотрели и сказали - 4 см. раскрытия, осталось совсем немного. Я очень удивилась. Говорю: "Может, эпидуралку?" Врачиха: "Поздно, сама родишь уже скоро". Меня переодели в больничные ночнухи (дырявые, но чистые) и повели клизму делать. Холодная вода не по-детски вливалась в кишки и, когда еще и схватка подошла, тут мне поплохело. Поднялась только, нагло схватив медсестру за руку. Советую, кстати, посидеть в туалете подольше! Потом медсестры стали нудно и долго оформлять бумажки. Я покорно отвечала, ерзая на стуле на пике схватки.

Мужа все не было и не было. Ждали его - с моих слов записывать почему-то не хотели. Потом он принес долгожданные бумажки, а меня повели на пятый этаж в родовую-предродовую (два в одном). Большая светлая палата с двумя кроватями - одна для кривляний на схватках, другая - огромное разлапанное чудовище - для родов. Я подошла к окну и с тоской уставилась на солнышко - ну вот, здесь мне неизвестно, сколько мучительных часов куковать. Скорей бы уж мужа привели - хоть пожаловалась бы как мне тяжко.

Потом пришла Марина Борисовна и проколола мне пузырь (не больно). Я тут же начала проявлять компетентность, осведомившись, не зеленые ли воды. Борисовна подумала, наверное, что со мной будет непросто (ха, не ошиблась!). Схватки пошли вроде посильней, но может быть лишь оттого, что я ожидала этого. На самом деле ощущения очень субъективные. Борисовна села на кровать и стала задавать глупые вопросы, что-то шкрябая в своих бумажках, а я отправилась под кровать исследовать прохладные поверхности. Вошедшая акушерка в ужасе уставилась на эту картину и заорала, явно имея в виду меня: "Что с ней?!! Что тут у вас происходит???!!! Сколько лет работаю - такое вижу в первый раз". Ну и что тут такого? Может, мне легче было ползать под кроватью на схватке и тыкаться лбом в холодные ножки кровати. Зато я спокойно все переносила! Что такого в том, что женщина справляется с болью так, как ей удобно?! Они заставили меня залезть на кровать, мотивируя это тем, что я простужусь. О том, что я всю зиму под холодным душем простояла, никто не хотел слушать. Вот из-за таких мелочей постепенно теряешь контроль над собой - мое тело само решает как ему легче, а врачи имеют другое мнение на этот счет и все начинает идти кувырком.

Врач сказала, что сделают мне обезболивание промедолом (и это при всем том, что я даже не стонала!). Я сказала - нет, не надо. Я знаю, что он боль не снимет, а просто сделает меня сонной. Спасибочки - не хочу! Но никто меня не слушал. В это время пришел муж - веселый и довольный (явно пытался своим бодреньким видом меня поддержать). Я смутно ощущала его присутствие. Просто стала чувствовать себя увереннее, зная, что он рядом. Попросила на схватке делать массаж крестца. В это время подгребли медсестры со шприцами. Я почему-то жутко испугалась, что мне втихую сделают стимуляцию и схватки станут невыносимыми совсем. Я заявила, что мне не надо никаких уколов - все же нормально идет! К тому же раскрытие уже 6 см и понемногу даже тужит! И никакого обезболивания не надо. Но врачи думали иначе, и, кажется, меня держали, делая укол.

Я впала в истерику от беспомощности и начала плакать. Тут уж, понятное дело, боль стала выходить из-под моего контроля. Ну а потом вообще прикол начался! После укола я ощутила, что в голове все немного поплыло. Ну явно промедол, гады, впороли! И тут я вижу, что ко мне подкрадывается еще одна звезда со шприцом наперевес. "А это еще что????" - спрашиваю. "А это укольчик промедола", - не моргнув, отвечает тетя доктор. "Вот как? А что же вы мне вкололи только что?" - не теряюсь я. " А но-шпу!" - отвечает добрая тетя. Ну вот тут я поняла, что из меня дуру делают по полной программе. Четверть века прожила - не знала, что от но-шпы "прет, как слона"! Я понимаю, что рожающая женщина не вполне адекватна, но все ж мозги-то по-прежнему в голове! Прошли те времена, когда женщины на роды, как овцы на бойню, шли. Сейчас мы мало-мало, но знаем о том, что с нами будет происходить и как себе облегчить этот процесс. А вот многие врачи остались прежними и взгляды на нас менять не собираются! Почему нельзя к роженице относиться как к партнеру по этой работе, а не как к глупому подопытному кролику для тренировки своих профессиональных навыков! Короче, от всех этих нервотрепок я начала выходить из себя. Ни о каком контроле уже и речи не шло.

Когда на меня повесили аппарат для измерения сердцебиения ребенка, с кровати встать уже было нельзя, и мы с мужем боролись со схватками, уже не вставая с этой лежанки. Я кричала: "А-а-а-а, начинается!" и мы начинали растирать мое бедное тело, спасаясь от странной боли (впрочем, схватки - это не боль, это нечто, чему нет названия. Очень странные ощущения, сродни какой-то сильной ломке. Больше страшно, чем больно). Но и здесь нас не оставили в покое! Докторице вдруг показалось, что родить за 8-10 часов это слишком долго, и она обрадовала меня: "Сейчас я вручную буду раскрывать шейку матки"! Но я-то знала, что за ощущения стоят за этой невинной фразой! Не знаю, что меня удержало от того чтобы сразу "отшить" тетю со всеми ее процедурами, но я решила все-таки "даться" - надо же прочувствовать кайф по полной программе! Впрочем, у меня уже не было сил сопротивляться. Но силы появились, как только Борисовна засунула в меня руку! Я взвилась под потолок и решила, что все, хватит, о чем и проинформировала мою родовспомогательницу. Та попыталась флегматично так заявить, что ежели я себя так вести буду, то она вообще уйдет, но эта перспектива настолько воодушевила меня, что ей стало ясно, что таким образом меня не запугать. И с этого момента, несчастная, стала обреченно ожидать, когда же я разрожусь сама по себе. Просто сидела и мило беседовала с моим мужем, изредка повышая голос, чтобы перекричать мой вой. Даже разрешила мне немного тужиться (хотя ведь нельзя вроде еще было!). Это здорово помогало на последних сильных схватках, когда ощущения стали какими-то просто запредельными. А вот если тужиться начинаешь, боль как будто бы забивается. Намного легче!

Потом, помню, подтянулись какие-то другие тетки-дохторы, лениво стали чего-то там готовить у себя в каморке. Меня попросили перебираться на соседнее ложе. Мне казалось, что у меня там между ног уже что-то торчит огромное, и двинуться было страшно до невозможности! Я растерянно встала и поняла, что не могу и шагу сделать! Кое-как мы с любимым мужем все-таки перекатили мое тело на родовое кресло, доктора показали, куда девать ноги и как правильно лечь, а сами опять лениво засуетились где-то в стороне. "Ну скорей же, - хотелось мне раздраженно крикнуть, - скорей идите мной займитесь, лезет же уже!" Ко мне вернулось воодушевление - скоро-скоро отмучаюсь! Самое страшное (схватки) позади. Ну, наконец, ко мне подошли, и мы начали тужиться. Акушерка командовала, я изо всех сил старалась слушаться, но почему-то тормозила. Во время потуги происходят странные вещи - ты слышишь слова, но их смысл доходит чуть погодя. И еще не смотря на то, что я знала, что нельзя тужиться в лицо, и муж мне постоянно напоминал об этом в процессе - какое там! Некогда просто думать об этом. Я думала, глаза повылазят. Едва успеваешь соображать, чего там тебе акушерка делать говорит.

Помню, мне муж говорил - уже головку видно, а я отмахивалась и не могла понять - какую головку! Забыла напрочь о ребенке! Так занята была процессом, что ни о чем не думала, ни о чем. Боли уже никакой не было, только жжение в какой-то момент появилось, но это было не важно, это заставило только сильнее тужиться. И вот - плюх! - и все закончилось. В один момент. Счастье неимоверное! "Слава богу!" - вырвалось у меня. Я отупевшими глазами посмотрела на мужа, будто говоря - ну вот и все! Смотри, как замечательно все вышло - и почти не страшно! Но вдруг где-то там, куда страшно было смотреть, раздалось какое-то кряхтение и я вспомнила - ребенок! Ну, конечно же, ребенок! Ведь ради него все это было, как я могла забыть о ребенке! Мне плюхнули его на живот, я накрыла его рукой. Я ничего не чувствовала - никакой вспышки любви и родительских чувств. Я любила и знала того, кто жил у меня в животе, а это существо было мне не знакомо. Умом я вяло понимала, что должна почувствовать что-то особенное, но сердце молчало, предательски молчало. Это было странно... Иногда от счастья, слишком сильного, можно перестать вообще что-либо ощущать.

Юного незнакомца положили рядом на столик и начали обрабатывать. Муж крутился вокруг него, а я смотрела как-то отчужденно на кричащий комочек и тупила. Мне только предстояло его полюбить. А маленький курносый мальчишечка был так откровенно похож на меня...

Последнее сражение с доктором Мариной Борисовной еще предстояло. Оказалось, что у меня внешних разрывов нет, но есть внутренние. Попытку зашить меня под новокаином я отвергла напрочь, поэтому мне сделали потрясающий полный наркоз (минут на 20 всего) и эта последняя стадия прошла безболезненно и очень приятно. Единственный конфуз произошел, когда меня, только-только начавшую отходить, выкатили в коридор, где надо мной склонился муж в белом халате и синей шапочке. Приоткрыв веки, я смутно увидела что-то сине-белое, захихикала и сказала: "Здравствуй, доктор-смерть". Впрочем, такой вот у меня нездоровый юморочек. Даже когда я почти без сознания.

В коридоре светило солнышко! Было только 2 часа дня, где-то рядом кричал мой младенец, и мне было удивительно хорошо и спокойно. Я даже не ощущала холодную грелку на животе, ничего не болело. Мы болтали с мужем, а рядом лежала девушка, которая тоже только отстрелялась (ее дочка кричала рядом с моим сыном). Она была одна и я подумала - как хорошо, что я с Олежкой! Он дал нам попить воды - и мне, и соседке. Потом мне принесли Мальчика и положили к груди. Он открыл рот и стал забавно крутить головой, а когда нашел сосок, привычно так присосался и зачмокал. Чудо! До сих пор вспоминаю этот момент.

Ну, вот так вот все и получилось. Кстати, родился сын весом 3100, 50 см. Сейчас ему три месяца и люблю я его, конечно же, больше жизни! Самый родной человечек. Зовут его Богдан (для меня - Маска).

Знаете, считается, что роды это страшно, больно, грязно и все такое, но я хочу признаться - для меня тот день, когда я рожала сына, был самым счастливым днем в моей жизни. Это не страшно ни капельки! Просто нервничаешь сильно, если в первый раз - это да. Если бы знать заранее, чего ожидать! Ну и уж тем более не бойтесь брать с собой мужа! Что бы он там ни увидел - он наверняка отнесется к этому нормально (если он, конечно, нормальный человек!). Мне показалось, что мой Олег настолько был поглощен тем, чтобы успокоить меня, что сам процесс родов показался ему в сравнении с моими психами просто цветочками!

Всем удачи, легких родов и здоровых детишек!!!

Локи, loki-l@mail.ru.