Реклама

Беременность была долгожданной, но при этом неожиданной. Мы с мужем жили в браке уже 6 лет, а детей у нас не было. Я уже смирилась с мыслью, что счастье материнства не для меня, и тут произошло чудо. Это было как снег на голову. Но я уже твердо вбила себе в голову, что детей у меня быть не может, поэтому не верила ни двум полоскам, ни врачам. Признаков беременности я не чувствовала ни малейших. Я ждала от судьбы подвоха и не давала себе радоваться.

Но время шло. Закончился первый триместр, и я немного расслабилась. Стал расти животик — значит, действительно беременна. Может, что и выйдет из этого путного.

Меня пугали сны. Они мне часто снились про беременность и про ребенка, но снились плохие: то ребенок вываливается, то меня заставляют рожать очень рано.

Утром я гнала дурные мысли и предчувствия, занималась обычными делами: ездила в переполненном метро на работу, приводила квартиру в порядок, готовила еду — старалась вести нормальную жизнь.

К врачам ходила регулярно, не пропуская приемов, сдавая все анализы и принимая все препараты, которые мне назначали. Впрочем, беременность была идеальна: никаких отклонений, никакого токсикоза.

Но все равно что-то не давало мне покоя. И я очень спешила. Рано прошла курсы подготовки к родам, рано стала покупать одежду. К 29 неделям у меня на полке лежала разложенная по размеру постиранная и поглаженная одежда для ребенка от 0 до года, в коридоре стояло автокресло, а модели кроватки и коляски были выбраны.

И я решила, что теперь-то можно и отдохнуть. Тем более что начинался мой очередной отпуск, который должен был плавно перейти в декретный.

Однако Ваня не дал маме расслабиться. На сроке 29 недель у меня отошли воды. Вот прямо так на ровном месте, когда я встала с дивана, отложив вышивку, и ливануло.

"Скорая" отвезла меня в специализированный роддом. Там меня сразу положили в предродовую. Врачи пытались хоть немного продлить беременность, но через 2 дня моему сыну стало уже плохо в своем временном жилище, и меня повезли на операцию.

Все было, как в моем сне: сумрак, койка у стены, тумбочка справа, доктор, пришедшая известить меня о дальнейшем, и мои слезы.

Через пару часов на свет появился Иван Сергеевич. Рост 35 см, вес 1260 г. Он был показан мамке, а потом унесен и положен в кувез, подключен к аппарату искусственного дыхания и утыкан датчиками, капельницами и прочими проводочками.

Несколько дней я могла только плакать и молиться всем богам, а пальцы, сжатые крестом, не разжимала даже во сне. Никаких обнадеживающих прогнозов. Жив — и это уже хорошо. А что завтра — никто не знает.

Было много ужасных дней, много нервов, слез и истерик. Но с каждым днем становилось немного лучше. Через 24 дня аппарат ИВЛ сняли, и Ваню перевели из реанимации в обычное отделение.

Туда я ездила еще 1,5 месяца как на работу: кормила моего малыша сохраненным грудным молочком, делала ему ингаляции, меняла памперс, капала капельки в глазки, пела песенки. А главное — была с ним рядом.

И вот настал счастливый момент: нас выписывали домой. Практически в тот же день, когда мне теоретически нужно было рожать. Ваня был еще крохотный и болезненный, еще нуждался в лечении и наблюдении врачей, но теперь мы были дома.

Сейчас Ване 3 года. Он совершенно обычный мальчик, разве что самый мелкий в своей детсадовской группе и говорит несколько хуже, чем надо. Но у мальчиков это бывает. Главное — он с нами, он может бегать и прыгать, хорошо видит и все понимает. А ведь все могло бы сложиться и не так хорошо.

А еще у Вани есть сестренка, пока совсем крошка. Она молодец, и беременность ею была совсем не такой, как первая. И длилась, как и положено 9, а не 6,5 месяцев. Но это уже другая история.

TusyaM, n_maksimova@mail.ru