Реклама

Реклама

Конечно, заветные две полоски были одновременно и долгожданными, и неожиданными. Сначала я не поверила своему счастью и даже не стала говорить супругу, пока сама не удостоверилась: на следующий день тест опять показал две полоски. Но осознание происходящего пришло к нам немного позже — после первого УЗИ, когда на мониторе показалось наше маленькое семечко в возрасте четырех недель.

В этой части статьи я опущу все эмоции и переживания и расскажу только то, что может вам пригодиться.

С первых дней моей беременности я стала мазаться оливковым маслом. И поверьте мне — это гораздо лучше любого крема от растяжек. Выберите для себя, любимой, самое лучшее масло, пусть оно будет самое дорогое, — одной бутылочки 500 мл. вам хватит на всю беременность. Каждый раз после ванной я мазала живот, бедра, грудь и поясницу — это основные места, где могут появиться растяжки. Ну, заодно и ноги — и массаж, и дополнительное питание, и профилактика отеков и расширения вен. Это было совсем не сложно, даже очень приятно, особенно когда муж помогал мне в этом. Ни одной растяжки нигде у меня не появилось, хотя за беременность все вышеперечисленные части тела значительно увеличились в размерах. Важно начать пораньше, во-первых, чтобы это вошло в привычку, а во-вторых, на восьмом месяце это уже вряд ли поможет.

Со своим ужасным токсикозом я боролась ледяной водой. Меня тошнило не только по утрам, но и в течение всего дня. На работе я клала бутылку с водой в морозилку и пила, когда меня начинало тошнить. Дома я жевала свежий укроп и орешки кешью (они наименее калорийные из всех). Самое важное во время токсикоза — кушать маленькими порциями. Лучше чаще, но совсем по чуть-чуть. Как только съешь больше, чем нужно (сколько нужно, вы определите сами), сразу начинается тяжесть, плавно переходящая в тошноту. Мне приходилось брать с собой на работу пару яблок, кексы, орешки, но это было даже весело, особенно для моих коллег. Полноценно обедать я не могла, поэтому и перекусывала весь день. Где то на 12 неделе мои мучения закончились, и я стала набирать вес, до этого я его только теряла.

Не могу сказать, что девять месяцев пролетело незаметно, но рассказ не о беременности, а о родах. Моя беременность уже подходила к своему логическому завершению. Заканчивалась 39 неделя.

«Все в порядке. Если до пятницы сама не родишь, приезжай — будем рожать вместе» — сказала врач, снимая перчатки.

Я, счастливая, сползла с кресла и побежала к мужу, который ждал меня в машине.

Началось радостное ожидание. Еще максимум неделя, и мы наконец-то увидим нашу малышку. Родов я совсем не боялась, хотя это наш первый ребенок и то, что мне предстоит испытать, я знала только из прочитанного в книгах, журналах и интернете. Рожавшие подруги почему-то все отказывались рассказывать мне «как это было», видимо, чтобы я себе не напридумывала лишнего. Я сразу настраивала себя только на хорошее и старалась ассоциировать роды с долгожданной встречей с ребенком, а не с болью и неприятными ощущениями.

Но ни на выходные, ни в понедельник, ни во вторник... И так далее до конца недели ничего не произошло. Мы разговаривали с доченькой, рассказывали, что очень ждем ее появления, говорили, как обрадуются бабушки и дедушки встрече с ней, рассказывали, какая у нее красивая детская комната. Но она никак не желала появляться на свет. Вечером в четверг я собрала все необходимые вещи, положила сверху паспорт и отправилась спать, твердо зная, что завтра муж отвезет меня в роддом, где мне предстоят первые в моей жизни роды.

На удивление ночь пролетела незаметно, и вот наступила долгожданная пятница, кстати, 13-е. Ровно в 7 утра меня разбудила приятная мелодия будильника. Тихонько, чтобы не разбудить мужа, я поднялась и пошла приводить себя в порядок. По дороге в туалет я заметила, что за мной на ковре остаются розовые следы — это стали отходить воды. Улыбаясь, я быстренько все убрала и, довольная, отправилась в ванную. Через час, когда проснулся муж, я была уже в полной боевой готовности. Наш с дочей маленький секрет я открывать ему пока не стала, ведь нам еще предстояла долгая дорога в роддом, который находится на другом конце города. Чтобы не испачкать салон машины, я подложила белый платочек — «прокладка» должна быть именно белой и тканевой. Это важно, чтобы потом, при необходимости ее можно было показать врачу, чтобы он смог оценить характер выделений. Конечно, мы попали во все возможные пробки, но муж был спокоен, поскольку не был в курсе происходящего, и потому что хотел побыть со мной подольше, ведь забрать он меня сможет только через несколько дней. Мы болтали о том, о сем, я тихонько улыбалась и пила сок (ведь кушать перед родами не рекомендуется).

Поцеловав мужа, я пообещала, что забирать он уже приедет двоих, взяла пакеты с вещами и пошла рожать. В палате поставила свои вещи (даже не стала разбирать — все равно потом в послеродовую переведут) и стала ждать осмотра. Доктору я рассказала об утреннем происшествии, меня осмотрели в палате, потом уже более внимательно — на кресле.

«А пузыря то нет — сказала доктор акушерке. «Бери паспорт, одеяло и в родовую», — это уже адресовалось мне.

Мужу я позвонила из туалета. Разговор был коротким:
— Я пошла рожать.
— Как рожать?
— Ты меня куда отвез?
— В роддом.
— В роддоме что делают?
— Рожают.
— Вот я и пошла рожать.
— Э-э-э-э... Ты там, давай... Не переживай... Э-э-э-э...

Кто больше переживал — это был еще вопрос.

Когда я зашла предродовую палату («пыточная» — как в шутку называли ее девчонки), там уже было трое. Все они очень старались: ахали и охали, двоих тошнило. Я спокойненько легла на предложенную мне кровать и приготовилась делать то же самое. Но схватки не наступали. Только сейчас, через 4 часа после того, как стали отходить воды, мне показалось это странным. Ко мне подошла симпатичная женщина, из-под белого халата которой просвечивались цветочки, и стала мне ставить капельницу. Скажу честно — это было самое страшное в процессе родов, хотя она очень старалась и сделала все быстро и профессионально. Просто я очень боюсь уколов, всегда падаю в обморок, когда мне берут кровь из вены. Потихоньку стали начинаться схватки. Сначала совсем слабенькие и короткие, потом все чаще и продолжительнее. Но сказать, что это было жутко и невыносимо больно, я не могу. Я даже попросила утку, чтобы не отставать от коллектива, вдруг меня тоже вырвет, но она мне не пригодилась — я же ничего не кушала, как и было положено. Потом я увидела, как соседка прыгает на большом шарике, и мне тоже захотелось — у меня вообще на тот момент было довольно игривое настроение. В процессе моих упражнений на шаре я махнула крылом и выдернула себе капельницу. На пол потекла кровь из одной трубки и окситоцин из другой. Почему-то это не испортило мне настроения и я, зажав пальцем трубочку с моей родной кровью (лекарства мне как-то жалко не было), продолжила скакать. В общем, мне было чем заняться во время схваток.

Я так старательно засекала время и считала продолжительность схваток, что мало того, что у меня не оставалось времени ахать и охать, так я еще и не заметила, как пролетело пять часов. К тому моменту я уже довольно устала (конечно, столько считала, столько прыгала, столько дышала, между схватками болтала с девчонками) и, что самое неприятное, была сильно голодна. Когда пришла врач, я попросила поесть. Не разрешили.

Тогда попить — тоже не разрешили. Тогда хотя бы поспать. Есть такая практика — вводить «пациентку» ненадолго в сон, чтобы она смогла отдохнуть перед самым интересным. Мне сказали, что пока кровать занята, но когда спящая на ней роженица проснется, пойду отсыпаться я. Когда, наконец, девочку повели рожать, врач посмотрела, что у меня открытие 7 см и сказала, что спать мне пока не придется, и что мы тоже скоро пойдем рожать. Вот это было счастье — осталось совсем немного. Усталость прошла мигом, вместо нее пришли потуги. Ощущение, как будто тебе срочно надо в туалет. Рядом никого не было, и я решила пока что можно немножко потужиться, в конце концов, потуги у меня или нет. Кстати, когда тужишься во время схватки, прижимая ноги к животу, боль куда-то пропадает. Только не надо это делать раньше, чем начнутся потуги, а лучше дождаться, когда вам скажут, что уже пора. Вошли врач с акушеркой и, увидев, как я развлекаюсь, врач сказала, что это мне природа подсказала, что нужно делать. Попросили меня потужиться еще, теперь уже под их чутким руководством. Похоже, их все удовлетворило, поскольку они предложили мне перейти в родовую и приступить непосредственно к третьему этапу родов.

Я забралась на кресло, которое несколько отличалось от гинекологического — оно было удобнее. Уперлась ногами, взяла в руки какие-то рычаги. Рычаги мне настоятельно порекомендовали не отпускать, ибо, когда начнется сам процесс, потом их будет трудно схватить снова. Вокруг меня встали четверо, и мы дружно принялись рожать. Я честно тужилась три раза на схватке, и потом отдыхала несколько секунд до следующей. Единственное, что я делала не правильно — это резко откидывалась назад, когда заканчивалась схватка. Но бдительное око врачей заметило мою оплошность, и мы скоренько ее устранили. Далее все шло по плану. Схватка — три потуги — медленно опускаем голову и отдыхаем. Врачи уже весело рассказывали мне, что доча у меня кучерявая как и я, но когда кончалась схватка, головка пряталась обратно — это было очень обидно, ведь мне хотелось поскорее увидеть своего ребеночка. После очередной демонстрации кучерявой головки с последующим исчезновением, я предложила акушерке, когда она снова появится — придержать ее за уши. Тогда все рассмеялись, и пришлось продышать одну схватку. В следующий раз я очень постаралась, и головка вышла полностью, мне сказали зафиксировать это положение до следующей схватки — вот это было по-настоящему больно, но на тот момент казалось уже совершенно не важным, ведь со следующей потугой на свет появилась моя любимая доченька. Я этого не почувствовала — просто услышала, как врачи стали говорить, какая она хорошенькая. На мой вопрос, все ли в порядке, мне ответили: «А ты что, не слышишь?» Я действительно ничего не слышала, а доча уже вовсю заявляла о своем рождении, за что и получила 9,9 балов. Когда мне положили ее на живот, она была замечательно фиолетового цвета, который, похоже, никого, кроме меня не смущал. Мы приложили ее к груди, и доча сразу принялась за дело. Пришлось потом ее отрывать, хотя я могла еще долго любоваться этой картиной.

Все два часа, которые положено лежать после родов, я болтала по телефону. После того, как обзвонила всех родных, стала звонить подругам и рассказывать, что рожать совсем не больно. В 12.00 мне принесли мою доченьку на первое в нашей жизни кормление. Только после этого я поняла, как я сильно устала. Отдыхать мне придется еще не скоро, и меня это ни капельки на смущает.

Папа с дочейПолиночка родилась в пятницу 13 февраля 2009 года в 18.30 с весом 3520 гр. ростом 54 сантиметра. Тогда я мысленно поблагодарила врача женской консультации, которая вела мою беременность. Она заставляла (настоятельно рекомендовала) меня делать разгрузочные дни, что не дало набрать мне больше, чем это необходимо.

В консультации вам предложат несколько вариантов разгрузочных дней, выберите тот, который подходит именно вам. Я, например, пила кефир. Девочки, когда вам говорят, что вы много набрали и стоит разгружаться, — не надо обижаться на врача. Он заботится о вас и вашем будущем ребеночке. Ведь согласитесь, легче родить лялечку в 3,5 килограмма, чем 4,5. А покушать вдоволь вы сможете после родов, когда будете кормить грудью.

Беременность и роды — это самое приятное, что у меня было в жизни. Нашей красавице уже скоро 5 месяцев. И каждый раз, смотря на нее, я вспоминаю, какое удовольствие она доставила мне своим появлением на свет. Жалко, что нашим мужьям не дано рожать, мне кажется, что такое должен испытать в своей жизни каждый. Рождение ребенка — это чудо. Женщинам очень повезло, что им дано творить это чудо — дарить новую жизнь. Дорогие пузатики, наша счастливая семья желает вам легких родов и счастливого материнства.

Cveta Chemyakina, nirika2001@mail.ru