Реклама

Реклама

...Это когда ты, родитель своих детей, вроде бы, и не во врагах, а относятся к тебе, будто так себе... словно и не к больно уж нужной.

Одного родителя не стало, может быть, и находятся уже в некоторых задумках мои детки, якобы и другой родитель теперь лишнего живет?.. Вот такое мое нынешнее ощущение от своих сынов. Как же пережить это самочувствие?

Как будто ты еще пока и являешься "дорогим" родителем, но постоянно в их головушках, в их душах и даже во всем их упитанном организме ощущаешь острое жжение такого вопроса:

- А что ты для меня сделала?! А что дала?!

Часто над этим и я задумывалась и размышляла до мозоли во лбу: а что же я еще не сделала, что не додала? Что же делаю не так? Может, что и не так понимаю?

И как добиться достаточно умелого закрепления в головах и в алчных сознаниях своих деток при выдаче мною в их загребущие руки-совки чего-либо того, что считается для любых детей самым главным и необходимым. Того, без чего жизнь для них явно померкнет и потеряет всякий смысл... А ведь далеко не каждый родитель столько может дать своим детям, пусть даже самым достойным. Что же получается - каждый раз давая им что-либо, этот подвиг тут же необходимо внедрять в их память на все оставшиеся годы своей родительской жизни? А как это сделать? Заставить тут же расписаться и только кровью? Клянись, мол, чадушко мое неблагодарное! Резани пальчик стеклышком и клянись, клянись, клянись... На крови клянись, как комиссар, что век будешь помнить и свято чтить мамкино добро... Чтобы мне потом бесконечно об этом не напоминать каждый час, минуту и секунду. А ведь и нужно-то это нам, матерям, только для того, чтобы помнили они о нас, чтобы постоянно не слышать и не видеть их вопросительный и недоуменный взгляд, выпытывающий у тебя снова и снова:

- Что ты, мать, окстись! Да когда это было?! Да и было ли?!..

Знаю, конечно, так некрасиво, нехорошо. Может, и мои эти размышления звучат меркантильно и даже осудительно со стороны... Но это только со стороны, пока не коснулось лично. А ведь они, наши детки, тоже этого не понимают, а если и понимают, то только в обидной форме для нас, их родителей.

И вот ты на определенном возрасте, да еще и оставшись одной, без мужа, их отца, вмиг теряешь чувство своей необходимости, просто нужности, и тогда вдруг неожиданно приходишь к выводу: медленно и постепенно ускользает их привязанность к отчему дому. Да у них и времени-то, в конце концов, не остается на маму. И, господи, как это бывает больно каждый раз слышать, видеть, чувствовать отсутствие памяти у твоих детей, их конкретный вопрос прямо в лоб:

- Что-о-о?! Ты? Когда? Мне? Нам... дала?..

И я так для себя решила... нет, скорее сделала вывод (а вернее сказать, даже открытие) - достаточно быстро привыкают ко всему хорошему, и оно становится привычным и даже обязательным. А вот если вдруг когда-либо по какой-то причине кое-чего и не дала, тогда-то вот и появляется у них и накрепко закрепляется одна мысль: А когда?.. А что?.. А где?..

И, что главное, - всегда того, когда-то ими полученного, не только мало, а просто, как оказывается, не было вообще... (!) Не помнят или не хотят они этого помнить. Ну почему же, почему те родители, кто никогда ничего не давал и не обещал своим чадам или же просто блудной ночкой в сексуальных сумерках свершил неловким движением роковое зачатие и - чао, бамбино! - почему же зачастую эти горе-родители и бывают востребованными детьми? Причем, совершенно неважно кто это - Он или Она... Кривой, косой, наркоман, пьяница и самый бедный, просто нищенка - не имеет значения, лишь бы был (или была). И вот этот безотцовый или "безматерный" вдруг начинает остро ощущать, что нуждается в любых тех или иных родителях и ему ничего от этих родителей и не нужно. Нужно только одно - их присутствие. И все им, любым, сумел бы простить. Лишь бы они объявились хоть ненадолго...

Так что же получается? Чем больше, тем меньше?.. Или иначе - чем меньше, тем больше? Вот и рождается аксиома - Не перестарайся, родитель, не переусердствуй... Все, что казалось для вас необходимым, даже главным, а именно - ваше внимание, ваши вкрапления, внедрения любых денежных ресурсов в своих любимых питомцев обернется непременно против вас же. Что и говорить, не дураки те родители, которые там, - за границей. Родили, до определенного возраста продержались рядом со своими чадами, а потом - прощевайте, дорогие, выражайте себя сами, устанавливайте свою судьбу на рельсы жизни самостоятельно, дабы потом не обвинять в своем нулевом варианте своих же родителей. А если уж сумели чего добиться, опять же, радуйтесь за них, своих родителей. Значит, все же сумели они кое-что вложить, закрепить и усовершенствовать в ваших несмышленых головушках.

А мы, советские, теперь уже российские родители всю жизнь, как только ими становимся, сразу же вливаемся в посвящение себя в свое чадо. Все-все ради своих деток! Все ради них! Получение образования, любые награды, благодарности и поощрения по работе - все, что ни достигалось тобою, в первую очередь было только для них. Самым первым критерием собственного взлета, преддверьем любых твоих достойных дел были только они, и перед твоим взором, прежде всего, вырисовывались счастливые глазенки собственных деток. "Вот, мои сыночки, какая я - ваша мама! Гордитесь мной, будьте похожими на свою мамочку, достигайте, покоряйте, добивайтесь... Вперед, мои мальчиши!"

И все мои знакомые в то золотое время просто не могли и представить себе меня без наличия рядом и вокруг юбки моих сынов или же просто их отсутствия при мне. А если вдруг я появлялась только с одним ребенком, тут же звучал небезучастный вопрос:

- Что-то случилось или с бабушкой оставила? А, может, заболел?.. Так уж все привыкли, что они всегда со мной. И не разу я не обнаруживала вокруг себя лиц, выражавших недовольство от моих "вечно" деток. Они всегда и для всех звучали как необходимость. Все давно свыклись с тем, что я и оба моих сына - одно неделимое тело.

Помню, как однажды непререкаемый авторитет, директор нашего Дворца, в котором я выросла как одна из незаменимых участниц самодеятельного коллектива и потом достаточно долго работала, этот, вернее э т а, директриса, от которой нельзя было дождаться даже самой ничтожной похвалы, вдруг бросает такую фразу: - Вот кому бы я при жизни поставила памятник, так это тебе, Люсенька!

Я подумала тогда, что, наверное, ослышалась или это было сказано не про меня, но это было и звучало именно от нее. Свидетели были. Живут и здравствуют они и поныне. Точно.

Наверное, моя мудрая женщина-директор сумела из всех моих качеств выделить самую главную мою жизненную заслугу. И все же только теперь жалею я об одном... Мои мальчишки уже сами стали отцами. Ах, как бы я хотела, чтобы именно сейчас они меня, наконец, услышали и правильно все поняли. Оказывается, именно сейчас эта моя исповедь необходима как мне самой, так и для оправдания для моих же сыновей.

Что произошло с годами? Куда рассеялась, куда развеялась, куда девалась вся значимость мамы, свекрови и бабушки? Возможно, пока еще как бабушка, я для своих внуков кое-что все-таки значу. Но надолго ли?.. Оказывается, все я не так делаю, делала и, вероятно, еще буду делать. Оказывается, их квартиры, машины, гаражи, разные мебеля, да и прочие "мелочи" уже не так значимы. А вот у остальных все лучше, все значительно дороже и престижнее. А что у них? Рухлядь и примитив. Но даже и в этом тоже, оказывается, совсем не моя заслуга. Что тут сказать? Да просто нет слов...

Только один вопрос мучает меня изо дня в день: А стоит ли жить после всего услышанного от моих мальчиков? Нужно ли вообще жить дальше? Да и как можно жить, имея детей и не ощущая, ну хоть какой-нибудь радости, восторга от них, просто довольства, хотя бы намека на некую благодарность?..

Не думаю, что все дети таковы. А как хочется, чтобы все они - и мои и чужие - знали, каким жутким разочарованием оборачивается их беспамятство для их же родителей. И что парадоксально, - это самое разочарование и неудобство ты испытываешь совсем не за своих сынов, а именно только за себя. Пока росли дети, они всегда были самыми лучшими из лучших, самыми понятливыми из понятливых и еще терпимыми были. Так любили своих родителей, так понимали любые денежные нехватки и все, следующие за этим, неурядицы. Видели и ценили, как их мама умела выкручиваться из всех проблем ради своих любимых "пацанов", чтобы непременно и виртуозно выполнить все обещанные им сюрпризы. Почему же с возрастом так легко забываются все общие заслуги, все взлеты и падения, к которым шли всей семьей, осознавая и великодушно прощая все жизненные невзгоды.

Много разных вопросов теперь звучит в моей душе, и звучат они, увы, не в пользу нас, родителей. Можно было, конечно, и по-иному расставить эти вопросы, и повернуть их не в пользу наших детей. Но ведь дети - это цветы нашей жизни. А, может, они цветы, но посаженные на другом, на печальном месте - там, где в холоде и скорби когда-нибудь будут лежать их родители?.. Правда же, страшно? Детки мои, любимые мои сыновья!

Я так хочу, как завещание, сделать маленькую зарубку в вашей памяти: помните, родные мои и беспамятливые, что любая ваша черная неблагодарность бумерангом непременно вернется когда-нибудь к вам же, и уже от ваших деточек.

И я заклинаю вас, сыны мои милые, во имя того, чтобы однажды в сырую дождливую ночь не корчиться вам от душевной боли, нанесенной в конечном итоге своими же собственными детьми, постарайтесь еще при жизни оградить от этой боли, прежде всего, нас, своих родителей.

Людмила Фельдблит, feldblit@mail.ru.