Реклама

Начнем с того, что беременность мы начали планировать с середины ноября 2007, но достаточно длительное время у нас ничего не выходило. И вот наконец...

15 августа 2008 сутра пораньше перед работой (это был первый день задержки) я сделала тест на беременность. Особо ни на что не рассчитывая, т.к. это было не первый раз... Я увидела 2 полоски! Моей радости не было предела! Я влетела в комнату и спящему еще мужу начала совать под нос тестовую полоску. Спросонья он никак не мог понять, в чем дело, а когда понял, начал меня успокаивать, чтобы я раньше времени не радовалась, т.к. мы уже очень долго этого ждали, и он боялся сглазить.

Вечером мы поехали на дачу, по дороге я прикупила еще один тест для пущей уверенности. В субботу утром я сделала повторный тест, и он тоже оказался положительным. Тут уже никаких сомнений не было ни у кого... Кроме моего драгоценного мужа. Он говорил, что пока не подтвердят врачи, особо рассчитывать не надо. Как он потом объяснил, он боялся, что если окажется, что тест показал неправильно, то я с горя сойду с ума. Но я-то была полностью уверена, что во мне уже живет человечек.

25 августа я с утра отпросилась с работы и поехала в поликлинику, чтобы окончательно подтвердить свою беременность. Там мне сделали УЗИ, сказали, что срок 3-4 недели, и даже дали фотографию нашей маськи. На радостях я тут же позвонила мужу. На этот раз он наконец вдохновился, начал расспрашивать, не видно ли там близнецов. Но нет, плодное яйцо было одно.

Через неделю мы отправились в Египет. Я очень переживала, что у меня там начнется токсикоз, тем более, еда там своеобразная. Но эта напасть не посетила меня ни разу за всю беременность. Единственный побочный эффект начальных сроков беременности — сильная утомляемость. К 9 вечера я еле таскала ноги, поэтому чаще всего в это время я уже укладывалась спать.

Так Маруська (а тогда еще Максимка, т.к. все были уверены, что будет мальчик) первый раз побывала на море у мамы в пузике.

На УЗИ в 19 недель мы ходили вместе с мужем. Он внимательно разглядывал маську и в итоге заключил: "Инопланетянин какой-то". На этом УЗИ нам сказали, что 80% будет девочка, но все усердно продолжали думать, что будет у нас Максимка. Форма живота до самого конца беременности тоже говорила о том, что будет мальчик.

Где-то с декабря у меня начался заметный набор веса. Врачиха каждое мое посещение трепала мне с этим нервы и пыталась каждый раз посадить на диету. И каждый раз я ей рассказывала, что придерживаюсь диеты, но, естественно, ни в чем себя не ограничивала. Чувствовала я себя прекрасно, а значит и малыш тоже, так зачем же себя мучить?

В 26 недель мне вновь делали УЗИ и сказали, что 100% — девочка. Умника моя лежала уже вниз головой, как надо, и до самых родов больше не переворачивалась.

Рожать мы решили вместе с мужем, т.к. мне очень нужна была его поддержка, не хотелось лежать одной со схватками. Роддом выбрали десятый, на Каховке. И в 36 недель заключили контракт.

Ходить в ЖК все равно приходилось, т.к. нужно было делать КТГ. А мне туда уж больно не хотелось ходить, потому что у меня начали появляться отеки и, соответственно, увеличиваться вес, и врачиха на меня с этим очень наседала и стращала больничкой, хотя ни давления, ни белка в моче у меня не было. Начала мне выписывать какие-то таблетки от отеков и от давления, которого у меня не было (максимум у них 130 на 80, а дома выше 120 вообще не поднималось). В общем, врала я, что все это принимаю, а на самом деле ни одной таблетки не съела — не считала нужным травить ребенка.

ПДР у меня был 21 апреля, хотя по моим личным подсчетам 20 апреля. И я надеялась родить до 20.

9 апреля я съездила в роддом, сдала анализы и сделала последнее УЗИ. Сказали, что все хорошо и маленький мой пузырик весит уже 3600, что, мол, хватит уже откармливать ребенка, иначе родить не смогу. Меня это особо не удивило, т.к. я с самого начала рассчитывала на 4 кг. 13 апреля я приехала в роддом, а мой врач мне говорит, что роддом со вчерашнего дня закрыт и когда он откроется — неизвестно! Она посмотрела меня, сказала, что родами особо не пахнет, и, скорее всего, до 21 я доношу, а вроде как к этому времени роддом должен открыться.

Домой я ехала в маловменяемом состоянии, т.к. роды могли начаться в любой момент, а что делать — непонятно. Приехав домой, я позвонила в страховую и поинтересовалась, что делать. Мне сказали, что на тех же условиях со старым контрактом я буду рожать в роддоме при ГБ № 72, если десятый, конечно, до этого времени не откроется. Когда я узнала, где находится этот роддом, у меня наступил еще один шок. Метро "Молодежная"! В будний день из Марьино туда можно добираться часами, а ведь надо еще время, чтобы муж приехал с работы. В общем, делать было нечего, поэтому я решила надеяться, что дождусь открытия 10, и в 72 выбирать врача мы не поехали, хотя в Интернете я полазила и отзывы почитала.

И вот наступила пятница 17 апреля, впереди выходные — самое время для родов без происшествий. Накануне мне позвонила сестра и сказала, что дочь ее сотрудницы родила после того, как съела шоколадку. Я, конечно, в это особо не поверила, но позвонила мужу, чтобы он мне купил шоколадку. Часов в 9 вечера я ее съела без особого энтузиазма, в 11 мы легли спать и ... Хотите верьте, хотите нет, но началось!

В 12 я проснулась не понятно от чего. Ну, думаю, ладно, схожу в туалет, раз уж проснулась. Присела и чувствую — льется, но не совсем то, чего я ожидала. Тут у меня промелькнула мысль: "Началось!" Смотрю, вода льется вроде светлая, значит, все нормально, и первая мысль, которая пришла тогда в голову, что через 12 часов я уже буду держать свою масечку на руках, т.к. читала, что безводный период максимум 12 часов. Побежала будить мужа, говорю: "У меня воды отходят". Он, видимо, с первого раза не очень понял, потому что прореагировал как-то вяленько. Я пошла в ванную мыть голову и сказала ему, чтобы приходил меня брить. Трясущимися руками муж стал меня брить, не знал с какой стороны подступиться, еще и воды текут... И тут он заявляет: "А может, это не то течет?" Ну, тут оставалось только развести руками, о чем он в тот момент думал, можно только догадываться. В общем, собрались мы и поехали в роддом. Перед этим я позвонила в 10, там мне, естественно, сказали, что они еще закрыты.

По дороге я стала засекать интервал схваток, тогда они были еще несильные, но частые — минута через пять. Доехали и нашли мы роддом быстро, часа в 2 ночи мы были уже там.

Подходим, двери закрыты, позвонили, долго не открывали, потом заспанная женщина в халате из приемного отделения нам открыла. Мы ей сказали, что у нас отошли воды. Она забрала меня оформлять, а муж остался в коридоре. Надо сказать, что женщина была весьма приятная, хотя много читала в Интернете, что в приемном отделении крайне недружелюбные люди, особенно если их тревожишь ночью.

Я переоделась, пришел врач, посмотрел меня и сказал медсестре, чтоб она оформляла меня в родовое отделение. Я сообщила, что рожать буду с мужем, она дала для него одноразовую одежду...60 размера! Я как представила Диму в одежде 60 размера, скорее всего штаны на нем просто не держались бы. Я попросила размерчик поменьше, она из закромов родины достала 50.

Меня повели на процедуры (клизма). Надо сказать, что начитавшись разных историй, я опасалась этой процедуры, но на деле неприятных ощущений она мне не доставила. После этого привели мужа, и мы пошли в родблок. Когда мы туда пришли, схватки стали заметно ощутимее. Точно помню, как в 4 утра у меня посмотрели открытие, было 1 см. Мне сказали, что эпидуральную анестезию могут сделать только при раскрытии 4 см. Тогда я спросила, когда это произойдет, и мне ответили, что часов в 7-8. Я была в шоке, т.к. мне уже было больно. Мне сделали укол но-шпы, но от этого мне было ни жарко, ни холодно. Потом мне пришли делать еще какой-то укол. Слава Богу, я спросила, что они хотят колоть. Когда они мне сообщили, что хотят колоть анальгин, я поразилась... Что за халатность, ведь я всего несколько минут или часов назад в приемном сообщила, что это единственный препарат, на который у меня аллергия. В общем, колоть они мне его не стали, и я продолжала корежиться. Тогда я еще не знала, что это еще цветочки.

Кое-как я дожила до 8 утра. Какое счастье, что рожала я с мужем. Это огромная моральная поддержка. Мне было бы даже достаточно, чтобы он просто молча сидел со мной. В 8 посмотрели открытие и сказали, что можно делать эпидуралку. Кстати, врач сменился, и на дежурство заступил Рашид Ибрагимович (далее РИ). Врач просто супер! Не зря в Интернете о нем было больше всего хороших отзывов.

В 8-30 пришел анестезиолог и вколол мне эпидурал. Я ничего не почувствовала, а муж сказал, что зрелище это было не для слабонервных, когда вкалывали огромную иглу в позвоночник и вставляли туда трубку. Тут для меня наступил рай, я абсолютно перестала чувствовать боль, но счастье длилось всего полтора часа. В 10 меня опять начало прихватывать, пришел РИ и сказал, что открытие 8 см. Эта новость меня приободрила, но ненадолго, потому что боль усилилась.

Дальше время для меня уже не существовало, мне казалось, что прошла уже целая вечность, а я все рожаю. С горем пополам я упросила, чтобы мне еще вкололи эпидурал. Сказали, что при таком открытии уже не делают, но все-таки сделали маленькую дозу. Это принесло мне совсем малое облегчение и буквально на несколько минут. Пришел РИ и сказал, что зря поддался моим уговорам на повторную анестезию, т.к. родовая деятельность из-за этого замедлилась, и дал указание поставить мне капельницу с окситоцином.

И вот тут начался ад... Все, что было до этого, вообще болью назвать нельзя. Я стала умолять, чтобы меня отключили от капельницы, что у меня итак схватки сильные, но, естественно, на мои просьбы никто не обращал ни малейшего внимания. РИ сказал, что нужно ждать, когда опустится голова. От боли я уже практически теряла сознание, я почти ничего не соображала, только непрекращающаяся, разрывающая боль. Пришел РИ и начал мне объяснять, как надо дышать, чтобы помочь ребенку опуститься. Нужно было глубоко вдохнуть и медленно выдыхать, сделав губы дудочкой. В тот момент любое другое дыхание казалось раем, но дышать надо было так. При выдохе казалось, что сейчас я умру, а РИ еще приходил и говорил, что я слишком быстро выдыхаю, надо медленнее. Из всех родов это был самый ужасный момент. Я уже мало чего соображала и думала, что это не кончится никогда. Тогда я сказала мужу, что, скорее всего, это наш первый и последний ребенок.

Чуть позже РИ сказал, чтобы я попыталась потужиться. Вроде как у меня получалось. Ноги нужно было тянуть на себя, а голову приподнимать. Муж мне стал помогать приподнимать голову, а РИ говорит: "Не надо, пусть сама". Я тогда подумала: "Вот садист". Сил поднимать ноги у меня совсем не было. РИ опять собрался куда-то уходить... Я начала его упрашивать не бросать меня. Без него я тужиться вообще не могла, потому что надо было это делать на схватке, а я уже не понимала, когда она начинается, боль была нескончаемая. Он сказал, что подпишет какие-то бумаги и вернется. Муж тем временем сказал мне, что уже видит голову. Это меня хоть как-то приободрило... Значит, скоро случится!

Пришел РИ и сказал, что мне надо еще пару раз хорошо потужиться. И можно будет переходить на кресло. Включив последние резервы, я сделала это, и мне сказали аккуратненько переползать на кресло, потому что головка уже торчала. Когда мы обсуждали совместные роды, планировалось, что муж со мной будет только на схватках, а в самый ответственный момент выйдет. Выходить он не стал, да и мне на тот момент уже было все равно, что он там увидит, а что нет. Хорошо еще он встал в изголовье кресла, хотя говорит, что все равно все видел. Взобралась на кресло. И у меня проснулось второе дыхание, т.к. я понимала, что чем правильнее я все буду делать, тем быстрее увижу нашу масечку. Я делала все так, как говорила акушерка. Боли я уже не ощущала или, может, просто отключилась от нее, чувствовала только, как постепенно появляется Маруся. Мысли были только о том, что через несколько минут я ее увижу. Когда вышла голова, мне предложили ее потрогать, но я не стала, испугалась. Не могу сказать, сколько это продолжалось, но муж говорит, минут 20.

И вот наша девочка появилась. Мне положили ее на живот, такую маленькую, синенькую и опухшую, но самую красивую девочку на свете. Она лежала и пыхтела, а я была самым счастливым человеком на свете, боль забылась сразу же, и я была готова рожать еще и еще.

На свет Маруся появилась 18 апреля 2009 года в 12-45 дня с весом 3960 гр. и ростом 53 см, поставили 8/9 баллов по шкале Апгар, а мне и врач, и акушерка сказали, что роды прошли на 5 с плюсом, и что я большая молодец.

Разрывов у меня не было, но, как сказал РИ, были 2 ссадины, на которые надо было "поставить крестики". Мне влили еще анестезии, но никакого холодка по позвоночнику я не почувствовала. Когда я сказала РИ, что у меня там ничего не атрофировалось, он удивился и сказал, что зачем мне это надо, ведь у меня еще вся жизнь впереди. Когда он понял, что я имею ввиду, что на меня не подействовала анестезия, он не поверил. А я чувствовала, как он прокалывает иголкой и продевает нитку, и вздрагивала. А он только говорил, чтобы я его не смущала! Хорошо, что сделать надо было всего 2 стежка, терпеть особо не пришлось.

Через 2 часа меня обработали, положили мне дочку на живот и повезли в палату. Приехали в палату, Марусю сразу забрали и сказали, что принесут через 4 часа, когда я окрепну. Я чувствовала себя великолепно и готова была летать, но как я не уговаривала, дочку мне не оставили. Встав через 3 часа в туалет, я поняла, что меня действительно штормит. Муж посидел со мной часок и поехал домой, т.к. глазки его закрывались, а у меня было такое состояние, будто я всю ночь сладко спала, усталости я совсем не чувствовала.

Через пару часов приехали родители с сестрой, и мама сходила и попросила, чтобы нам принесли масечку. Она срыгивала околоплодной жидкостью и первый день грудь не брала. Со следующего дня она всегда была со мной (только на ночь забирали) и стала потихоньку присасываться к сиське, а потом совсем с ней подружилась.

Выписываться мы должны были в среду 22 апреля, но у Маруськи появилась желтушка, и пришлось ждать анализ на билирубин. Анализ пришел хороший, поэтому с песнями и плясками мы выписались на следующий день, 23 апреля.

soleil, dmek@inbox.ru