Реклама

Реклама

Положили меня в патологию за 2 недели до ПДР (20 апреля): планировали делать "кесарево" из-за близорукости в минус 6. Офтальмолог меня осмотрела и вынесла вердикт, что буду я сама рожать. Описывать то, как я сначала настраивала себя на "кесарево", а потом на самостоятельные роды, не буду. Честно скажу, что даже плакала. Один врач говорит, что только "кесарево", другой — "сама родишь". Я и раньше не испытывала большой любви в окулистам, а здесь стала их просто тихо ненавидеть.

19 апреля — день рождение моего первого мужа, 3 недели непрерывно уговаривала ребенка не рождаться в этот день! Не люблю некруглые числа...

Шесть утра. Проснулась, в палате все спят. Зачем так рано проснулась, красавица? А, да любимого первого мужа поздравить! Но нет, сначала туалет. Эх, встала... Эх, дирижабль!.. Потопала. Беременность не доставляла мне особых неудобств, даже не смотря на то, что я набрала 24 кг, только переворачиваться с боку на бок было не очень удобно. Позвонила, поздравила, сюсю-мусюсю. И дальше спать.

Днем пришла медсестра делать ЭКГ. Когда лечащий врач посмотрела результаты, удивлено подняла брови и спросила, нормально ли я себя чувствую. Я же в ответ тоже очень удивлено спросила: "Да, как всегда, а что?" Она ушла так ничего и не ответив.

Это я сейчас могу сказать, что у меня во всю схватки шли, а тогда думала, что "треники" обычные. Наевшись окрошки, посмеявшись с соседками по палате, вечером примерно в 22.30 легли спать. Лежу, живот каменеет. Да так часто!.. Раньше так "треники" себя не проявляли!.. Ну да ладно, пойду в туалет и спать. Дирижабль взял курс направо... Повернулась. И потекла... Села, говорю: "У меня воды отошли". Как все засуетились, одна кричит, что надо за врачом бежать, а я говорю, что не надо. Она глаза выпучила на меня, решила, наверное, что я в палате с ней рожать буду, а я просто-напросто писать очень хотела. В общем, сходила в туалет, прихожу, водичка из меня льется... Скрестила ноги, наивная, думала, не протечет. И стою на месте. Говорю другой соседке: "Таня, приклей мне на сухие плавки прокладку". Она трясущимися руками достает плавки, клеит прокладку. Когда этот сложный процесс близился к концу, зашел дежурный врач. Картина: я в футболке стою со скрещенными ногами, Таня (соседка) усердно клеит прокладку, остальные собирают мне пакеты. Врач , обалдев: "Зачем ей прокладка, она ей не поможет! Бери полотенце и в смотровую". Сказано — сделано.

Полотенце когда-то служило для лица, теперь оказалось между ног. И я пошла, как уточка, полотенце же как-то надо удержать, все в той же футболке. К слову сказать, на ней был нарисован диснеевский цыпленок с большими глазами. В тот момент у меня они были не меньше, Чап-чап, раздавались по сонному коридору мои шаги. Пришла. Стою. Водичка льётся. А врач тю-тю. Я уж думала, она забыла про меня и легла спать. Ага, топает.

Посмотрела. "Поздравляю, вы в первой фазе родов, раскрытие три пальца". Думаю: "Ничуть не больно, где первая, там и вторая, прорвемся".

Пришла в палату. Вещи мои собранны. Все, перекрестили. Поехала на предродовые процедуры. Схватки уже чувствительнее стали. Медсестра передала меня другому персоналу, они давай закидывать меня дурацкими вопросами. Какими — не помню уже, но точно помню, что дурацкими. Почему-то кто-то решил, что роженицам на них обязательно надо отвечать во время схваток. Ответила. Я всё это время со своим полотенцем не расставалась. Дали "красивую" ночную рубашку 56 размера, моя "шикарная грудь" нулевого размера тут же из нее вывалилась. Декольте было до самого моего пупка. Красотища.

Первый час ночи. Пошли делать клизму. Кушетка, напротив неё двери — туалеты. Легла на бок, лежу... Из туалета вышла девушка. Я зажмурилась. А что — я её не вижу, значит, не так стыдно. Хотя, думаю, ей тогда было не до моей голой попы. Отправили в туалет. Сижу. Телефон со мною даже там. Тут меня осенило, что нужно срочно сообщить о том, что я рожаю... Ха, не угадаете... Нет, не папе Кирилла и даже не моей маме... Игорю, моему первому мужу! Звоню, а он не "алё". Я не отчаиваюсь, звоню после душа, в лифте. Трубку не берет, отмечает день рождения, но ничего, времени у меня много.

Привезли меня на 4 этаж, никакой предродовой я не видела, а так хотелось на неё посмотреть. Сразу в родзал поместили. Я как увидела кресло и различные медицинские штуки, решила, что на этом космическом оборудовании инопланетяне будут проводить на до мной опыты. Глаза стали еще больше, чем у того цыпленка.

Время уже около 2 ночи. Пришла какая-то тетя в футболке и китайской юбке на резинке, очень мне запомнилась эта юбка... Поставила КТГ. Лежу, удивляюсь: надо же, санитарки КТГ ставят!! Больно... Вспомнила, что надо находиться в вертикальном положении — так проходит быстрее родовая деятельность. Сняла эти ремни, встала. Хочется пить. От боли идти не могу. Как зовут врача, не помню, а акушерку еще и не видела. Поползла на коленках к выходу — в коридоре не кого. Увидела девушку в сиреневом костюме медперсонала, хватаю за ногу и, стоя на коленях, шепчу: "Помогите мне, пожалуйста! Мне так больно и так хочется пить". Принесла она мне банку с почему-то теплой водой, но такой вкусной воды я никогда еще не пила. Пришла врач, наорала, что сняла КТГ. А мне плевать, мне с ним больнее. Прошу "эпидуралку". Она говорит,что нет анестезиолога. Начинаю доказывать, что должен быть дежурные анестезиолог. Она мне: "У тебя нет показаний". Я прошу сделать хоть что-нибудь. Пообещала, что через час сделает укол. Ушла. Боль, нарастает, стою на коленях, головой уткнулась в кровать и скулю, не переставая: "Помогите мне, пожалуйста, кто-нибудь!.." Воспитанная...

Становится ну очень плохо, снова выползаю в коридор, вылавливаю "санитарку в китайской юбке", вежливо скулю у нее в ногах. Отправляет меня в родзал. Больно, ужасно больно, начинаю царапать кафель. О, надо позвонить маме — станет легче. Набираю: " Мамочка мне так больно, я рожаю!" Слышу её голос и причитания. И становится легче, приходит все та же "санитарка" и врач. Врач мне говорит: "Вот ставим тебе укол, но я не знаю, что ты будешь делать, когда начнутся основные схватки". "Как „основные“? А сейчас что, не основные", — проносится в мозгу. Cтавят укол. Снова набираю маму! "Я летаю, я в раю!" Больше ничего не помню. Даже не знаю, как отключила телефон. Не представляю, что пережила мама за то время, пока я не родила.

Очнулась от того, что очень хочу в туалет по "большому". И поняла: потуги. Начала звать хоть кого-нибудь. Пришла девушка и сказала: "Подыши, как собачка, станет легче." Ушла. Дышу. Собачка не помогла, опять ору. Пришла врач, посмотрела. Пошли рожать. Ура, ура, ура!! Соскочила с кровати и чуть ли не взлетела на кресло. И, о чудо! Оказывается, "санитарка в китайской юбке" — моя акушерка. Говорит мне, что на каждой схватке три раза тужиться надо. Заметано.

Да вот только потуги кончились и схваток никаких не чувствую, только бок левый колет, будто кишечник воспалился. Но я молчу, боюсь, что передумают, что мне рожать пора. Поэтому никак не могла "вытужить" детёныша своего, около получаса мучилась сама и его, беднягу, мучила. По тому, как акушерка орала "rакай, какай", я поняла, что за 25 лет ни разу эту процедуру не сделала правильно. Наконец показалась головка... Как мне было больно! Я стала кричать, чтобы акушерка убрала от меня руки, хлопать её по рукам, скакать по креслу в прямом смысле. Но, несмотря на все мои заскоки, 20.04.2010 года в 4 ч 5 мин. родился мой сынок!

Он не закричал, я заорала на врачей: "Почему он не плачет?" Ему вставили в ротик трубку. И тут он закричал, его положили мне на грудь — дали пососать. Потом забрали на обработку. И все это время он кричал, оторвался парень по полной... Никакой плаценты я не рожала — уж не знаю, куда она делась.

Затем мы с Кирюхой лежали еще 2 часа в родзале. Он спал, а я лежала и его рассматривала. И думала: "Ну надо же — такой страшненький, но такой красивый!" Затем его забрали, меня спустили в палату, запретили ходить в душ, только после 2 часов отдыха можно. Но я чувствовала себя хорошо, поэтому в душ сходила сразу, а после спустилась в патологию к своим. Было 6.30, я пила чай, ела булочку и рассказывала, как прошли роды.

В течение всего дня я ходила такая гордая по роддому, никогда в жизни еще не гордилась так собой. Мои роды длились 5 часов, из которых невыносимых схваток было примерно около часа.

P.S. Я все таки в 5 утра дозвонилась Игорю! Но он уже все сам понял и ждал моего звонка. И еще — я теперь знаю точно, что человеку посылается ровно столько испытаний, сколько он может вынести и преодолеть. И именно это делает нас сильнее!