Реклама

Я не психолог. И не педагог. Я просто мама. И как любая мама много думаю о детях. Вот мои размышления.

Гуляя по вечерам с Лизой, особенно, когда она маленькая засыпала в слинге и безмятежно там посапывала, уткнувшись носиком в мою грудь, я часто думала о том, как приходится в жизни детям, от которых отказались родители, и чье детство прошло в детском доме. Но эти размышления не о тех детях, а о «нормальных» детях. А о наших. Которые живут дома с родителями.

Когда становишься матерью, когда первый раз берешь на руки своего ребенка, в жизнь приходят совсем другие ценности, отличные от тех, что были в жизни до этого. Ребенок — целый мир, но мир этот, как от солнца все живое, зависит от матери. Именно мама для ребенка — это и бог, и царь, человек, который милует и наказывает, и от которого ребенок зависит целиком и полностью. У мамы он просит помощи и умоляет о защите, даже когда еще не умеет говорить. Я не могу даже представить, насколько должен быть атрофирован материнский инстинкт, чтобы оставить навсегда настолько зависимое от тебя существо — ребенка. Когда я смотрю в глаза своей дочки, которая видит, как я (извините) закрываю дверь туалета, когда я вижу вселенское отчаяние в ее глазах, у меня сердце готово разорваться от того, насколько это искренне. Такой ее создала мать-природа. Именно она или Господь Бог вложили в ее малюсенькую головку столько любви и привязанности к той, которая подарила жизнь. Ребенок просто не умеет лгать, притворяться и быть неискренним, как взрослые. Он не умеет сдерживать и скрывать свои чувства. И я не понимаю, до какой же ненависти к маленьким детям нужно было дойти, чтобы обвинить их в хитрости и манипулировании.

Я никогда не думала об этом до рождения своего ребенка. Я будто всегда знала, что ребенок должен спать в отдельной кроватке, а еще лучше в отдельной комнате. Что ребенка нельзя приучать к рукам и потакать его желаниям. Я выросла с этим пониманием. И свято верила, что так оно и есть на самом деле, пока не родила своего. И до сих пор удивляюсь, куда же делись все эти знания перед желанием защитить и прижать к груди своего кричащего малыша, перед желанием накормить и успокоить. Перед тем, что зовется материнским инстинктом, и что, как мне кажется, должно рождаться в каждой женщине, тогда же, когда рождается ее ребенок. Конечно же, доктор Спок не был женщиной. Откуда ему было знать, что это такое. Но я не могу понять, как можно доверять рекомендациям любых гениальных «знатоков» детства, когда речь идет о своих собственных чувствах к своему собственному ребенку.

Наблюдая за родителями, я пришла к выводу, что сейчас родители делятся на два непримиримых «лагеря». Первый составляют те, кто боится своего ребенка (назову это общим словом) «разбаловать». Второй же составляют те, кто не хочет своего ребенка «недолюбить». Редко можно встретить тех, кто относится к «золотой середине» и в мыслях, и в воспитании. Похоже, что ее просто нет. И я поражаюсь, насколько же представители «первой» группы пытаются стащить с рук или вытащить из слингов деток представителей «второй» группы. Вторые же просто смотрят на детей первой группы с большим сожалением, понимая что, наверное, невозможно объяснить что-либо человеку, которые так не чувствует.

Когда я смотрю на своих подружек, ставших матерями, я не могу понять, откуда это маниакальное желание ребенка изменить, переделать, сделать его не таким, как заложено природой. Охарактеризовать это одним словом можно только так — «выдрессировать». Или как это принято называть «воспитать». Далекие по смыслу слова становятся практически синонимами.

Конечно, не составляет труда понять логику «воспитателей». Такой «воспитанный» ребенок доставляет родителям намного меньше хлопот. Покорность делает ребенка удобным. Но об этом «воспитатели» не говорят. Дрессировка проходит 100% под эгидой заботы и защиты ребенка. Только защиты интересно от чего? От него самого, наверное. Мне остается только догадываться. А вот здесь, по всей видимости, и происходит самое непоправимое. Внедряя в жизнь советы «воспитателей» и пытаясь таким образом сделать малыша как можно более независимым и коммуникативным, происходит обратный эффект — ребенок вырастает замкнутым и неуверенным в себе. Сейчас уже можно прочитать об этом. Но получается, что советы тридцатилетней давности остается более популярной среди большинства родителей, просто потому что так поступать родителям просто удобнее.

Наверное, некоторых удивит или возмутит тон моих размышлений. Честно скажу — наболело. Сильно наболело и становится больнее с каждым случаем, подтверждающим мои мысли. Расскажу.

Приходят в гости подружки с работы. Узнав, что я ношу Лизу в слинге, одна из них — непререкаемый в наших рядах авторитет по части детского воспитания — восклицает:

— Смотри, аккуратнее носи, а то приучишь к рукам.

Конечно же, ей руководит забота обо мне, моем ребенке и нашем будущем. Чувствую волну возмущения и не выдерживаю.

«Ну что же за глупости», — говорю.

И приходит в который раз мысль: «Даже если избалую, ну что же вы все за меня так переживаете! Мне жить с моим ребенком, а не вам».

Или классический случай. «Понятно! У тебя ручной ребенок», — сетует массажистка. И с сожалением смотрит на меня. «Надеюсь, спать с собой не кладешь?» — и испытующе на меня смотрит. Отрицательно мотаю головой. «Ну, тогда ладно,» — ставит она заключительный диагноз.

Чувствую себя виноватой. Перед кем? Перед ней, что ли? Пытаюсь объяснить (по неопытности), что я просто люблю свою дочь. Естественно, бесполезно. Она уходит, а в душе все равно остается осадок. Знаете, как я теперь это называю — «любые удовольствия за ваши же деньги». Ты платишь им, а ни за это тебя еще и комментируют.

Тогда Лизе было 2 месяца. Сейчас полтора года. Я уже давно никому и ничего не объясняю. Уже научилась не реагировать на фразы «Зачем ты ее носишь? Она что, больная?»

Правда, интересная логика. Видимо, следуя ей, носить стоит только больных.

Странная логика. Когда заводят комнатную собачку, то почему-то не боятся ее разбаловать. И на руках носят, и под свое одеяло кладут. И когда увидела, как орущего ребенка везут в коляске, а собачку несут на руках, то не выдержала и решила. Я напишу про это. Пускай я выскажу не самую популярную точку зрения. Но честно и от души.

Я и пишу это, потому что наболело, а вмешиваться не стала. Да и есть ли смысл? Я не могу вернуть раннее детство человека и понять, почему он поступает со своими детьми именно так. Наверное, сам он не получил в свое время достаточно любви и нежности. И вот теперь пришло время отдать это своим детям, а нечего дать. Жаль. У меня боль и сожаление все равно остаются. Боль за наших деток. Я начала с мыслей о детках без родителей. А у многих других эти родители есть.

Наверное, моя беда в том, что я никогда не научусь быть равнодушной. Поэтому может и подруг у меня становится все меньше. Может быть, к сожалению, а может быть к счастью, смена мировоззрения и переоценка ценностей не проходят даром. В ситуации острого дефицита времени не хочется проводить его с теми, кто не разделяет твоих взглядов и тратить время на пустые споры.

И подводя итог своих размышлений, хочу еще раз заметить — очень жаль, что в нашей жизни слова «воспитание» и «дрессировка» стали синонимами. И почему хорошо воспитанным является ребенок, ведущий себя так, как удобно его родителям или воспитателям. И именно удобство родителей и воспитателей ложится в основу воспитания ребенка. А не интересы и потребности самого ребенка, о которых, как правило, очень много только говорится.

Мария, Maria_Bogdanova@bat.com