Реклама

Реклама

Ну, начну с того, что еще за месяц до родов меня начали пугать крупным плодом, а так как я - девушка хрупкая и одна из моих проблем была - узкий таз, то я, естественно не очень этому обрадовалась.

Роддом я выбрала давно (роддом № 5) - там восемь лет назад рожала моя мама, и такие условия, как отдельный туалет и ванная комната (на 4 человека), играли для меня важную роль.

Девочки, забегая вперед, скажу, что отдельная ванная - это нормальная человеческая необходимость, особенно после родов. Вы будете бегать мыться каждые 10-15 минут (я ни капельки не преувеличиваю). И вторым условием было то, что малыши оказывались с мамами сразу после родов. Для меня это было тоже немаловажно, так как я очень слабо верю в энтузиазм наших нянечек, а даже если этот энтузиазм есть, то времени может катастрофически не хватать. И лежать 5 дней в палате, переживая, сыт ли мой ребенок, не плачет ли, я не хотела категорически.

Срок мне поставили 16 октября, так что в роддоме я была 2-ого (хотела настаивать на кесаревом). У меня слабое зрение и я не хотела, да и боялась так нагружать организм.

Итак, 2 октября я стояла перед приемным отделением. Какая-то заведующая (чего именно - не помню) посмотрела меня на кресле (было больно) и сказала, что шейка матки не готова и что надо было больше с мужем, извините, заниматься сексом. Надо сказать, что в консультации мне говорили совершенно противоположные вещи. Мне так и хотелось отпроситься домой, разрабатывать шейку. Тетенька меня честно предупредила, что рожу не скоро, но домой не отпустила, а отправила в палату.

На следующий день меня познакомили с врачом, я совершенно не помню, как его зовут, т.к. про себя прозвала его Василием Стрельниковым (ведущий МTV) - сходство было поразительным. Не буду описывать вам свои муки лежания в больнице, скажу только, что УЗИ мне делали 4 раза, каждый раз разные специалисты и на разных приборах - и всегда говорили, что плод большой!!! Я чуть ли не плакала, умоляя В. Стрельникова сделать мне кесарево, а он говорил, что, мол, ни хрена, родишь сама, ничего крупного я не вижу. Надо сказать, что на кресле меня Всегда смотрел заведующий отделением Беркович. Он довольно бесцеремонно это делал, больно было - не передать, на что он всегда говорил, что роды еще больнее. Утешал, стало быть.

После каждого его осмотра я приходила в палату и плакала, мне было больно и противно. И я поняла, в чем дело, мне кажется, что, делая такие процедуры, врачи должны быть элементарно тактичнее. Там, куда он лазил своими толстенькими пальчиками, увешанными перстнями, жило чудо и это чудо хочет видеть и чувствовать маму, а не эти безразличные руки, наносящие боль. А мой "Вася" сидел на стульчике с видом студента на защите диплома и показывал Берковичу мою карту. Короче говоря, лежала я так лежала и все злилась на своего врача, что он мне кесарево не делает, а еще на малыша своего обижалась, что не хочет рождаться, а между тем число то уже было 17-ым.

Надо сказать, что со мной в палате лежала женщина Таня, так вот, мы с ней все время веселились на эту тему, что, мол, сколько же можно: и по коридорам уже ходили, и по лестницам... Ну не хотели малыши выходить и все тут!!! Уже и познакомили их заочно - я давно решила, что себе Сережку рожаю. Правда, муж был против, но я думала, что уговорю. А тут Танька приходит и говорит, что слышала будто наш "Вася" в субботу, 19-ого, дежурит. Я обрадовалась, думаю, надо рожать идти в этот день, чтобы в глаза ему посмотреть, когда они будут принимать решение об экстренном кесаревом. Об этом я и сказала Татьяне.

И вот суббота наступила... Мы встали, померили давление, позавтракали... В общем, все как всегда... Пришла я в палату... и легла спать. Спала я до 20.00. Танька смеялась, ты, говорит, рожать идти хотела, а сама дрыхнешь! А я ничего не могла с собой поделать. Обед проспала, ужин... Наконец, уж совсем вечером, уговорила меня Таня чайку попить, я нехотя встала, попили мы чай, я пошла чашку мыть, а тут другая девчонка (она на сохранении лежала) "Лизу" читает и говорит: " Девчонки, хотите, я вам скажу, когда чьи именины?" и начинает читать: "20 - Сергей, Николай..." Я, как услышала, говорю: "Когда?" Она мне - 20-ого. Я говорю: "А сегодня какое?" "19", - отвечает она мне. Я так устало на нее посмотрела и говорю: "Завтра рожу". Причем сказала как-то буднично, обычно. Легла и уснула.

Проснулась ночью оттого, что начал потягивать живот. Вот, думаю, накаркала. Стала засекать схватки. А надо сказать, что за несколько дней до этого одна девчонка "проморгала" схватки и клизму ей делали, когда они были уже очень частыми и болезненными. Ох, как же она кричала!!! Я, напуганная всеми этими обстоятельствами, пошла искать дежурную медсестру. Она (они там все такие хорошие) сказала, чтобы я попробовала уснуть, а как начнется ты, мол, не проспишь. Я пошла в палату и действительно уснула. Дважды (это мне уже потом девчонки рассказывали) приходила медсестра и смотрела, как я там.

Утром я проснулась оттого, что отошли воды (я столько уже повидала за этот месяц, что безошибочно могла это определить), и я пошла к медсестре. Она отправила меня в смотровой кабинет, а надо сказать, что в тот день "Вася" был выходной после дежурства, а Беркович еще не пришел, поэтому я с готовностью пошла в смотровой кабинет, гадая, кто же меня будет смотреть. И тут увидела врача. Я о ней много слышала и только положительное. Зовут ее Татьяна Николаевна. Она меня посмотрела (совершенно не больно!) и сказала, чтобы я шла собираться. Я пошла в палату и... села читать книгу. Дело в том, что моей соседке принесли книгу Поляковой, и я, во что бы то ни стало, хотела ее дочитать. Девчонки смеялись, что, мол, родишь сейчас здесь, а я не обращала на них внимания - подумаешь, осталось-то всего ничего.

Не буду описывать, как мне ставили клизму - неприятно. Я собралась, приняла душ и позвонила мужу, он сказал, что любит, я положила трубку и разревелась. Мне кажется, что если мне бы тогда сказали, что я иду за ребенком, что скоро стану мамой, я бы очень удивилась. Мне казалось, что я иду на заклание. Выходя из палаты, я поймала на себе завистливые взгляды соседок. Танька попросила за матрац подергать (примета такая есть), а я отказалась: говорю, что, мол, не знаю, куда иду и чем это может закончиться. Меня спустили в родблок. Переодели и... положили под КТГ.

Дело в том, что со мной занималась девочка, которая вообще-то заполняла документы при приеме и, извините, брила нас перед осмотром врача. Она молоденькая, очень учтивая и хорошая... Но то ли она решила повысить свою квалификацию, то ли просто скучно человеку стало, - короче, со мной занималась она. Самое плохое было то, что она не разрешала мне вставать! Я все понимаю, она первый раз, но я то тут причем??? Итак, с половины четвертого до десяти я лежала и мучилась со схватками, гадая, кто будет принимать у меня роды. Тут пришла тетенька, которая смотрела меня в день приема, и стала "наживую" выпускать мне остатки вод и расширять шейку. На мои стоны (а мне было так больно, что я непроизвольно убирала ее руки) она отвечала, что облегчает участь моему ребенку... А потом пришла Татьяна Николаевна. Я на тот момент уже была без сил и, увидев ее, тихо спросила, не она ли будет принимать роды. Когда она кивнула, я хотела целовать ей руки, потому что с этого момента знала, что все будет хорошо.

А насчет боли - у каждой женщины она своя. У меня, например, болела поясница, причем болела так, что если бы это была рука, то я, не задумываясь, дала бы ее отрубить. Хотела бы еще добавить, что у меня действительно было плохое раскрытие матки и чтобы сэкономить мои силы, мне чего-то вкололи, и я уснула. Проснулась через час и услышала за стеной громкие стоны... А потом возглас: "Девочка!" Вот, думаю, кто-то уже отмучился!!! С завистью подумала... с черной. А потом меня позвали на кресло, одели бахилы и попросили тужиться. Надо сказать, что тужиться хотелось гораздо раньше и довольно прилично... Но орали не по-человечески - запрещали, стало быть. А тут разрешили. Т.Н. мне говорит: "Значит так! Идет схватка, ты тужишься, отдыхаешь. На каждой схватке 3 потуги. Поняла?" А у меня мыслей в голове никаких. Я думала, она будет командовать каждым моим шагом, а она так быстро все сказала... Я ей и говорю: "Нет, можно еще раз?" Она так засмеялась...

Ну, короче, тужилась я, тужилась, может, схваток 5, а потом смотрю, акушерка что-то подозрительно руку свою спрятала и я почувствовала в области "EXIT" боль. Я только охнула, а потом услышала звук "бульк" и увидела что-то серенькое... Моя реплика была следующей: "Мальчик хоть?" На что мне сказали, что я нахалка, и положили на грудь самого любимого моего мальчика, мою радость, моего сына. Но все эти эмоции меня захлестнули потом... В тот момент у меня был только страх - мне казалось, что он выскользнет и упадет на холодный кафель. Потом его забрали, а меня стали зашивать - оказывается, акушерка коварно меня надрезала. Меня зашили и вывезли в предбанник на каталке и меня начало трясти. Так сильно, что я даже испугалась. На мой вопрос, почему это, мне ответили, что физические усилия при рождении ребенка приравниваются к тому, как будто ты сдвинула состав поезда. Поэтому, мол, и трясет. На живот положили лед (чтобы матка сокращалась) и я лежала в течение 2-х часов, а потом мне дали моего сыночка и повезли в палату. Что меня особенно умилило, они стали как-то странно разворачивать каталку в лифте, как мне потом объяснили, врачи - очень суеверные люди, и они не хотели вывозить меня вперед ногами. И даже в тот момент я смотрела на своего ребенка просто как на маленького мальчика, не осознавая, что эта кроха моя. И только когда меня ввезли в палату, я почувствовала себя счастливым человеком, и то потому, что от меня, наконец, отвязались, что я, наконец, могу поспать (спать хотелось очень).

И тут я услышала шепот: "Ира, привет". Я очень удивилась, потому что здесь - то уж точно никого не могла знать. Оказалось, что это была та самая Татьяна. Оказалось, что ее почти сразу отправили за мной следом, только родила она чуть раньше. А надо сказать, что она тоже ждала мальчика (все УЗИ об этом говорили), а родилась девочка.

Оказывается, это ее крики я тогда слышала... И позавидовала еще... Вот и верь после этого УЗИ! Надо сказать, что мой малыш родился с весом 3100, и я была очень благодарна своему врачу за то, что он не разрешил делать кесарево.

Конечно же, сон пропал. Мы лежали и обсуждали все происходящее. И тут я услышала детский плач, я так испугалась, что это, может быть, мой ребенок. Я спросила у Татьяны, во сколько принесут детей. Она сказала, что ей обещали в 6 утра. А мне, соответственно, позже. Я решила, что в 6 часов тоже попрошу своего малыша, и умиротворенно уснула.

Сквозь сон я услышала Танин шепот, она посоветовала лечь на живот, такой кайф, говорит. Я сначала испугалась, а потом осторожно легла. Проснулась я в 5 утра. Очень болела голова, как будто я накануне очень много выпила. Спросила у Татьяны, сколько время, она сказала, что еще рано и чтобы я спала. Я опять уснула и проснулась в 9 утра. Все, говорю, я пошла за ребенком, встала... И чуть не свалилась на пол. Голова кружилась очень... Таня засмеялась, подожди, говорит... Потом пришла медсестра и сказала, что мой малыш наглотался околоплодных вод и часто срыгивает, что они подержат еще полчасика и принесут.

Я со спокойной совестью пошла в ванну, только встала под душ, как Танька долбит мне в дверь: "Принесли ляльку твою!" Я пулей вылетела из ванной, подошла к люльке... Он был такой маленький. Я взяла его на руки и поцеловала в шершавую щечку. И вот именно тогда я ощутила то, что нормальные женщины ощущают сразу после родов...

Сейчас, спустя 11 месяцев, у меня наворачиваются слезы, когда я вспоминаю те ощущения.

В целом, хочу сказать, что роддом - супер!!! Единственное - кровати такие же, как везде - с пружинами и с железками по краям. А если учесть, что садиться после швов нельзя, то было довольно сложно постоянно вставать к малышу. На вторые сутки, я взяла своего малыша к себе в кровать, и мой страдания облегчились. Правда, педиатры сначала взбунтовались, но так как в палате было еще и довольно прохладно (не май месяц), то они смирились. В конце своего повествования хочу добавить, что когда при выписке вам понадобится ходить на другой этаж на УЗИ и анализы, нужно будет с кем-то оставлять ребенка, так что, на мой взгляд, удобнее лежать не в одноместной палате, а хотя бы в двухместной.

Ирина и все-таки Сережа

Ирина Абрамян, 1268825@rambler.ru.