Реклама

Реклама

Несколько дней назад моей дочке исполнилось 3 года. Все приходили и поздравляли ее, пришла моя сестра, у которой тоже есть дочка, и поздравила меня, сказав при этом, что это наш (в смысле мам) праздник. Я с ней полностью согласна, потому что с рождением ребенка день рождения моей дочери стал для меня гораздо важнее моего дня рождения, стал по-настоящему моим праздником.

Вот прошло уже 3 года, а кажется, как будто это было только вчера.

А начиналось все очень обыкновенно. Любовь пронзила мое сердце внезапно и, казалось, навсегда (мне только 30, поэтому бросаться словами "навсегда" и "никогда" будет неверно). Такое ощущение счастья и полета души случалось в моей жизни только дважды: именно в начале той любви и в первый месяц после рождения ребенка. Любовь переполняла меня, я встретила человека, которого искала, я встретила счастье, о котором мечтала. Поэтому нет ничего удивительного в том, что плодом этой любви явилась моя красавица Лилия, голубоглазое создание с белыми кудряшками, моя маленькая и горячо любимая половинка. Но в сентябре 98 года, когда все жители огромной России ощутили так или иначе последствия "дефолта", все виделось как-то иначе. Во-первых, я осталась без работы. Мне, конечно, было обидно, но опять-таки из-за той страстной любви, гораздо менее обидно, чем могло бы быть. Более того, я наслаждалась тем, что мне не надо было вставать по утрам и сломя голову нестись куда-то на заработки. Безусловно, узнай я о беременности чуть раньше, меня бы уже по закону не смогли сократить, но после драки, как известно, кулаками не машут, и я оказалась "на улице". Мама учила меня с детства наслаждаться тем, что есть, и я просто наслаждалась своим вынужденным отдыхом.

Несмотря на то, что к тому времени мне было уже 27, я отнеслась ко всему крайне легкомысленно. Когда первый порыв любовной эйфории слегка стих, я отправилась к гинекологу, чтобы сдать анализы на разные инфекции, все-таки остатки разума у меня еще сохранились, как говорится, любовь — любовью, а мужчина новый, никогда ни в чем до конца нельзя быть уверенным, даже в себе, тем более что сама я не была у врача уже года два. А уж после того, как врач сказал мне, что инфекций — 0, я вообще, позабыла обо всем на свете. Правда, мне еще велено было придти на прием в какой-то там день цикла, который, по моим подсчетам, должен был наступить где-то в начале октября, но почему-то никак не наступал. Бесполезно прождав более 2-х недель, я пришла на прием и сказала, что ничего не пришло, на что доктор сказала: "Ну, давай, будем констатировать беременность". И констатировала: "Точно не меньше шести недель", потом что-то посчитала и говорит "Восемь. Что будем делать? Рожать, конечно!" — "Конечно!", — подтвердила я и побежала звонить будущему отцу. Самое смешное во всем этом то, что задержка у меня была довольно большая, что случается со мной крайне редко, последний раз, наверное, еще в институте на сессию, т.е. несколько лет прошло, а мысль о том, чтобы купить тест мне даже в голову не пришла! Сначала я думала, что это просто стресс, связанный с потерей работы, потом, что у меня что-то не в порядке со здоровьем и, наконец, когда было уже не меньше 2-х недель задержки, я почувствовала легкое головокружение и тошноту, и мысль о возможной беременности посетила мою голову. И я стала высчитывать, а сколько надо ждать, чтобы придти к врачу и он тебе точно сказал, есть или нет, сколько должно быть недель. После всего, когда я читала разные книги про беременности, первыми признаками были указаны: отсутствие месячных и положительный тест, вот тут-то я про тест и узнала и подумала: а чего это я мучилась, все что-то высчитывала, когда можно было просто тест купить.

И вот, наконец, я осознала себя настоящей женщиной, мысли о том, что мне уже 27, а жизнь проходит зря, улетучились с невероятной быстротой, я просто сказала себе: "Ну вот, и я — нормальная баба, и у меня все отлично", я перестала стесняться своего возраста, гордясь тем, что еще даже не достигла полного расцвета, а в коробке есть уже достаточно.

С беременностью у меня не было никаких проблем, благо наследственность в этом смысле отличная и мама всегда говорила, что, рожая меня, отстрелялась за 15 минут, и меня ждет то же. Так оно впоследствии и вышло, когда врачи в один голос заявили мне: "Вы нас обманываете, первородящие так не рожают", на что я гордо заявила: "Рожают, у нас в семье все женщины так родили". На учет я встала сразу в обычной женской консультации, ежемесячно сдавала кровь на антитела, потому что отрицательный резус, все как водится: 1 час в неделю с жуткой очередью, состоящей практически только из одних беременных, но меня это несильно напрягало. Мочу в баночке с ранья за меня вообще мама сдавала по дороге на работу, потому что мне в это время не встать. Короче, все отлично.

Вот тут и сказалось положительно, что я не ходила на работу, конец осени — зима, и так-то все время спать хочется, а во время беременности и говорить нечего. У меня в памяти осталось только, что мне нужно было на прием к врачу до часу дня, а я в начале первого еле-еле глаза продирала и неслась в поликлинику. А там мне каждый раз назначали очередной визит и спрашивали: "Вам удобно?" — "А мне все равно". А в животике жила моя Пуся, крошечка моя, кусочек моего сердца. Я все время пыталась услышать ее, но все равно раньше 20-й недели у меня ничего не вышло, а потом я почувствовала эти маленькие ножки, которые так ласково давали о себе знать. Мысли о том, мальчик это или девочка постоянно преследовали меня, не давали покоя, когда определить это было невозможно, а когда стало можно, было уже неинтересно. Как известно, кто родится, тот и пригодится, и, глядя на свое любимое чадо, даже трудно представить, что оно могло быть кем-то другим.

Я ежедневно гуляла со своими подругами и их колясками, страшного чувства голода не испытывала, но все время хотелось булок и тортов (говорят, верный признак, что девочка), не знаю, но у меня вышло именно так. Безусловно, торчание в офисе с утра до вечера, примерно так, как я торчала до беременности и как торчу сейчас, хотя мне это совсем не в радость, не позволит ежедневные прогулки, так необходимые беременным. Каждый день я заходила в магазин, подходила к витрине с тортами и с горящими глазами представляла, что я отрезаю от каждого торта по огромному куску и съедаю. По-всамделишному это удавалось редко, потому что торты мне всегда попадались огромные, а я точно знала, что съем 1 кусок и мне больше не захочется, и все остальное пропадет. Будучи по жизни очень худосочной, я не хотела и боялась поправиться, несмотря на то, что все говорили: как наберешь, так и сбросишь. Так и случилось. Я набрала за беременность 10 кг, и уже через 7 недель после родов носила свои самые узкие джинсы, не то 25, не то 26 размера. Еще я ужасно боялась разрывов, причем это было в самом начале беременности, когда, несмотря на все новые положительные ощущения, существует еще и страх перед неизвестностью. Я читала книжки, а еще я вязала и шила всякие маленькие кофточки и распашонки, помнится, это доставляло огромное удовольствие.

В первый раз на УЗИ я попала в 18 недель все в той же обычной ЖК. Прибор там довольно старый и весь тарахтящий, но и из него я впервые услышала стук сердца моего малыша, думаю, каждая будущая мама, которая делала УЗИ, помнит это неповторимое ощущение счастья осознания, какого-то реального осознания новой жизни внутри себя, своей родной частички. Наша участковая все время прописывала мне какие-то лекарства пить, причем, зачем непонятно, ничего не объясняла. Насколько я поняла, проведя опрос своих знакомых, т.к. мы все живем в одном районе, а значит ходим на один участок, она (вероятно, на всякий случай) всем постоянно что-то прописывает. Я даже не слушала ее разговоров, просто всегда говорила: "Да-да, все пью", она что-то записывала, я шла дальше. Никаких конфликтов.

Я регулярно посещала бассейн и даже до 7 месяца прыгала в воду, потом мне врач сказал, что довольно. По закону жанра Рыбка моя должна любить воду и плавание. На море мы уже были, в этом году едем опять, может в воде сидеть часами, пока не посинеет или я не вытащу. Смешная, сил нет.

Через какое-то время наш папа решил, что пора показаться врачу в роддоме. Мы поехали в МОНИИАГ, где-то в районе 30-й недели. Мне сразу назначили УЗИ. Здесь аппарат был один из самых современных, определил, что все у нас отлично, и живет во мне крошечная девочка. "Я сразу знал, что будет девочка", — сказал папа. "Конечно, она будет такая же красивая, как я, даже еще красивее", гордо заявила я в ответ, хотя по большому счету все эти ультразвуковые распознавания казались мне ненадежными. Думаю, что во вторую беременность я бы даже не стала ничего заранее узнавать. Пусть будет сюрприз.

Доктор в МОНИИАГ — совершенно замечательная женщина и очень квалифицированный специалист, разговаривала со мной просто и душевно, что подействовало благотворно на мою нервную систему, которая и так никогда не отличалась спокойствием и уравновешенностью, а во время беременности постоянная смена настроений просто ее доконала. Несмотря на то, что со здоровьем у меня не было проблем, что такое токсикоз мне неизвестно в принципе, никаких угроз выкидыша или других напастей я не испытывала, извечные страхи беременных типа "что-то он не шевелится", "а вдруг у него чего-нибудь не хватает" и всякой прочей ерунды у меня было достаточно. "Ну, расскажи мне, Настя, чего ты боишься", — спросил врач, на что я просто ответила: "Вы знаете, я так долго и много уже боялась всякой неизвестности, что теперь уже ничего не боюсь, мне все равно". — "Ну, и молодец, не бойся, роды мы обезболиваем, зашиваем под новокаином, все будет в порядке". Она это так сказала, что я даже не сомневалась, так и будет. В следующий раз она пригласила меня после 38 недель. Все это время я продолжала гулять, плавать и наслаждаться приходом весны, клейкими зелеными листочками и предвкушением коренных изменений в жизни.

Срок мне стоял 13 июня.

3 июня (это был четверг) я приехала на прием и к своему удивлению услышала:

— Готова, пора.
— Ой, а что делать?
— Приезжай в пятницу... Нет, лучше приезжай в воскресенье часиков в пять, в понедельник сделаем контрольный ультразвук, а там все само и начнется.
— А что делать, если начнется раньше?
— Ничего, приезжай раньше и позвони мне.
— А что брать? — Тапочки, халат и рубашку.

Как завороженная я вышла из клиники. Казалось, сердце выскочит из груди, но по виду ничего не видно, потому что потом я гуляла и думала: "А моя Пуся, оказывается, уже собралась выходить, так быстро, я и не ожидала, как будто все прошедшие месяцы я не ныла: "Ну, когда же, наконец, когда?" Сразу позвонила папе, а он говорит: "Рано, ведь должно быть в следующее воскресенье". Ну, что тут скажешь, кроме "некогда годить".

Всю пятницу и субботу я гуляла, встречала знакомых, и все говорили: "Ой, рожать пошла, а живота-то нет". Живот и вправду был небольшой, Рыбка моя жила в нем где-то внизу слева, лежать на спине вопреки всем книжным описаниям для меня было так же как раньше, ничего не болело, не было никакой одышки. Поскольку живот и грудь увеличились мало (несмотря на то, что после родов месяцев 6 молоком я заливалась), такие осложнения как растяжки меня тоже благополучно миновали.

Воскресное утро началось как обычно, кроме одного: меня колотил жуткий мандраж, как будто мне сейчас на госэкзамен идти, а я ни одного билета не знаю. Это всегда сопровождалось отсутствием аппетита, причем до полного неприятия еды. Так я целый день ничего не ела. Это оказалось к лучшему. К вечеру мы собрались ехать в МОНИИАГ. Приехали, туда-сюда, зарегистрировали меня в 16:30, верхнюю одежду велели сдать. Я послушно сложила в мешок свое платье и туфли и отдала папе (это было моей ошибкой, потому что при выписке одежду забыли, и мне пришлось выписываться в халате и в тапках). Он уехал. Надо сказать, что мобильные телефоны тогда еще не были в таком широком ходу, как сейчас. По крайней мере, я мобилы не видела ни у кого. Ежедневно в назначенное время выстраивалась очередь к телефону в кабинете, чтобы позвонить за 3 рубля. Прошло всего 3 года, но сейчас мне это даже кажется странным.

Так вот, в 16:30 меня записали, спросили, кто велел мне придти и что принести. Потом помыли-побрили и отвели в палату. Говорят, скоро доктор дежурный придет, жди. Стала я опять читать "Гид по беременности". Почему-то ничего более занимательного я не привезла. Девчонки стали знакомиться: сколько лет, какой срок, какой ребенок, что говорят. Говорю: да ничего не говорят, велели в воскресенье к вечеру приехать, вот и приехала. Вдруг полседьмого чувствую: подо мной мокро. Конечно, никакой умной мысли мне в голову не пришло, кроме: все, кровь пошла. (Почему кровь? Бред какой-то). Лежу, а оно течет и течет. Потом не выдержала, дрожащей рукой залезла под одеяло и пощупала, вынимаю руку: ничего красного. Думаю, ладно, может все не так плохо. Говорю: "Девчонки, из меня что-то потекло". А они: "Ну, надо же, везет же некоторым, только пришла, часу не пролежала, и уже воды. А мы тут неделями лежим, ждем чего-то. Сейчас врача позовем".

Пришел врач. Симпатичный такой мужчина, пригласил меня на кресло. Смешная картина: я — на кресле, а вокруг 5 человек, каждый по очереди заглядывает и комментирует: "Первые роды. Да, очень непохоже". Потом что-то все выспрашивали, когда — то, когда — се. Акушерка спросила, какие лекарства у меня есть. Я сказала, "витамины "Прегнавит" и свечи "Полижинакс", на что она ответила: "Это в родах не помогает". И ушла. Потом отправили на клизму и велели ходить по коридору. Подошла к доктору и спрашиваю: "А я не умру?" — "Если ты умрешь, меня посадят, а у меня дети". Стала ходить по коридору. Одна девочка там уже ходила, причем давно и уже стонала, а меня тогда еще только регистрировали. Стали мы ходить на пару. Она стонет, а я ничего не чувствую. Подошла медсестра: "Ходишь? Ходи-ходи. Ничего? Скоро будет. Ты сегодня родишь, а она завтра". — "Почему, она ведь уже давно стонет, а у меня ничего?" — "Ты меня слушай, сегодня". Наверное, врачи уже все решили. Так потом и случилось.

Боль началась как-то сразу с нарастающей силой. Как написано в книжке, засекла время: 20:35. И снова через пять минут. Не знаю, сколько их было, думаю 10-20. Как-то очень быстро все. Очень хотелось сесть на стул, но меня ругали, говорили, или лежать или ходить. Уложили в предродовую. На каждой схватке прослушивали сердцебиение малыша. Было так больно, что я плакала. Видимо, все люди по-разному реагируют на боль, кто-то кричит, а у меня сразу выступают слезы. Подошла акушерка: "Ну, как ты? Плачешь? Кто-то тебя обидел?" — "Нет-нет, просто очень больно". Через какое-то время что-то вкололи в руку, но я не заметила, чтобы боль утихла, может, если бы не вкололи, то было бы еще хуже, не знаю. Я почувствовала, как ребенок начал двигаться вперед. Это было самое больное. А потом должны быть потуги. Подошла медсестра и стала объяснять, как тужиться. Тут она вскинула руку и я увидела, что оказывается еще только 22:40, прошло всего 2 часа, а мне казалось, уже сутки. Акушерка подбежала, говорит: "Все, голова показалась, везите в родильный!" Повезли. Кричат: "Не тужься без схватки, жди, порвешься". Я попросила поднять родильное кресло, чуть полусидя нормально. Все вокруг стоят, ждут.

— Ну, где схватка?
— Нету...
— Давай без схватки.
— Нет, нет, сейчас начнется, подождите.

Сразу вдруг пошла схватка и Ребенок родился. Как он вышел, я даже не заметила. По-моему, со второй потуги. Чуть подождали. Послед. Целый.

— Кто родился?
— Ребенок, лежи спокойно

Я поняла, что пора расслабиться.

— Девочка, видишь, славная такая девочка
— Сколько?
— 2 кг 817г, 49 сантиметров
— А сколько времени? — В 11 ровно.

Маленькую, хорошенькую мою сразу приложили к груди, выдавили молозиво. Завернули и положили. Я смотрела на нее, а она лежала и разглядывала электронные весы. Не плакала, так немного хныкала иногда. А врачи вокруг что-то все бегают, бегают. Потом осматривали меня. Я ушам не поверила: разрывов нет. Разве такое бывает? Теперь я думаю, что надо обязательно укреплять мышцы, как написано в книжках, и еще слушать, что говорит акушерка, потому что я поймала себя на том, что хочется делать совсем наоборот, но надо перебороть себя. Плюс к тому мне повезло, что малыш мой был маленький, но я знаю случаи, когда 5-килограммовых рожали без разрывов. От акушерки очень много зависит.

Итак, с момента начала схваток до появления моей девочки прошло всего 2,5 часа, но как это много значит для женщины, наверное, эти часы — главные в моей жизни, ведь они принесли мне мое счастье, мою доченьку родную. Это случилось 6 июня 1999 года. Я готова любить весь мир, потому что я подарила этому миру нового человека.

Цельсова Анастасия, nastasy@go.ru