Реклама

Я перечитала, наверное, сотни рассказов о родах за свою беременность. В некоторых почерпнула для себя что-то полезное, что потом мне очень и очень пригодилось. Над некоторыми просто порыдала от счастья. И пообещала себе, что обязательно напишу о своих, таких желанных, сознательных и пугающих вторых родах!

Не буду описывать, как я шла к своей беременности, путь этот был долог и нелёгок. А потом долгожданные 2 полоски, безумная радость, жуткий токсикоз, страшные головные боли и вот с 22 недель то самое, прекрасное, удивительное состояние, которым я грезила последние 4 года.

Я никогда ещё не была так красива и гармонична. Я сияла! Знакомые, встречавшие меня на улице, восхищались и говорили, что я, должно быть, жду мальчика. Да, я ждала мальчика, своего второго сына, старшему на тот момент было 14 лет. Когда-то я очень сильно хотела девочку, но это было давно и неправда! Это я пишу к тому, будущим мамочкам не надо фокусировать внимание на том, какого пола будет ребёнок. Поверьте, это неважно...

Так вот, я настолько наслаждалась своим положением, что мне хотелось как можно дольше продлить это чудо. Моего старшего я родила в 18 лет, в 37 недель, и жутких воспоминаний хватало. Поэтому где-то с 37 недели я стала бояться и "пугать" своего врача, что вот-вот могу родить. Нет бояться... Не то слово! Я помнила, что самое страшное в первых родах началось, когда я перестала контролировать свою боль, началась истерика, чувство безысходности, которые помешали мне нормально родить первый раз. Слава Богу, всё обошлось, и сынок родился здоровым.

Больше всего я не хотела, чтоб эти роды были похожи на первые. Я излазила весь Интернет с вопросом "Как облегчить боль во время родов". Моя врач меня успокаивала, говорила, что я рожала ещё в каменном веке, сейчас всё по-другому, и мне никто не даст пропасть. А время шло.

В 37 недель врач, осмотрев меня на кресле, сказала, чтоб я не пудрила ей мозги, шейка моя резиновая-пререзиновая, и прям сейчас я уж никак не рожу.

38 недель... Сижу на КТГ, наблюдаю за будущими мамочками и думаю: "Вот им всем рожать, все спокойны, никто не бьётся в истерике. Многие рожают нормально и я рожу!" Короче, успокаивала себя, как могла. После КТГ опять к своему гинекологу, она меня осмотрела, "Ндаааа, — говорит, — красавица, а воз и ныне там, давай я тебе руками немного шейку постимулирую". Мою реакцию на стимулирование слышал весь коридор. Больно, конечно. Но я знала, что мягкая, подготовленная шейка — половина успеха при родах. Следующую неделю я наслаждалась, ела черешню и клубнику, наглаживала пузико.

39 недель: По накатанной — сначала КТГ (всё шоколадно), потом к врачу.

— Что, — говорит, — смотреться будем?

— Ага, — говорю, — обязательно.

Посмотрела меня моя Светлана Георгиевна (С.Г.).

— Ну, сдвиги есть, конечно, но... Может, касторовое масло попробуешь попить?

Масло я, честно, попробовала первый и последний раз, просто умопомрачительная дрянь, всё тут же в раковину... Ну, нет, это не моё! Решила довериться своему организму, сам решит, когда всё ему размягчить.

40 недель — тишина! КТГ в норме, я опять к врачу. А срок у меня на 2 августа стоял, день ВДВ. С.Г. мне и говорит: "Хочешь десантника? Марш на кресло. Давай-ка, потерпи маленько!" Она ещё там с шейкой что-то делала. Из кабинета выходим, она сыну моему говорит: "Вези мать домой, она родит у вас сегодня, но если вдруг нет, то приезжайте в 41 неделю, посмотрим на УЗИ, нет ли перенашивания". У меня всё сразу затянуло, заболело, я домой приехала и уснула. Проснулась — ничего не болит, чувствую себя так, что хоть в космос отправляй, мажет только. Вечером на дачу поехали, муж шашлыки сделал, душевно так посидели.

41-я неделя идёт, я уже из дома не выхожу, в основном валяюсь на кровати, телик смотрю, болтаю по телефону и рассказываю, как не хочется с пузиком расставаться. Муж смеётся, говорит: "А мне уже очень интересно посмотреть, кто это там у нас такой неторопливый!" Надо полагать, с 37 недель родственники на низком старте...

И вот 4 августа часов в семь вечера лежу, с сестрой по телефону разговариваю о том, что, наверное, останусь хронически беременной. "Ой, — говорю ей, — погоди, я тебе перезвоню, что-то заболело у меня". Полежала, вроде, отошло. Я опять ей звоню, дальше болтаем. "Ой, погоди-ка, погоди-ка, сейчас перезвоню, что-то опять заболело". А надо сказать, что тренировочные схватки у меня последние недели очень часто были, и я к ним уже привыкла. Перезваниваю я ей снова, а она:

— Слушай, а ты не рожаешь?

— Да ну, нет, у меня уже так было...

И тут как взвою!

— Ой, давай-ка... Пока! Что-то у меня не то!

Я читала, что тренировочные схватки душ успокаивает, лезу в ванну, беру с собой часы и там понимаю, что у меня схватки каждые 10 минут. Звоню своей С.Г., обрисовываю картину, она мне:

— Ну, всё, родная, это оно самое, давай выдвигайся с Богом!

Я мужу:

— Вызывай "скорую", дорогой, это оно!!

И вот тут, когда я уже сама поняла, что процесс пошёл, я крепко взяла себя в руки, я была настроена от начала до конца контролировать ситуацию, и я начала её контролировать.

Убедившись, что "скорая" вызвана, я высушила волосы, оделась, муж вытащил в коридор, заранее приготовленные пакеты. Ожидая "скорую", я постоянно следила за периодичностью схваток, они были уже где-то через 5-7 минут, боль была вполне терпимая. "Скорая" подъехала где-то через 15-20 мин. Врач "скорой" был совсем молоденький, как же я напугала его своими данными о промежутках между схватками, своим огромным животиком и тем, что у меня 41-я неделя. Он мне говорит:

— Зачем тянули? Давно бы легли в роддом и родили бы уже. Не дай Бог, родите по дороге.

А я думала:

— Ну, не учи меня, малыш, мой сын сам выбрал время, когда ему появиться на свет, и я уверена, что он не ошибается!!

"Скорая" была "суперская" — древняя и раздолбанная. А ехать нужно было порядочно, т.к. мой "родной" роддом, при котором я стояла на учёте, с моей надёжной С.Г., был закрыт на помывку, а тот где я решила рожать, был лучший из того, что осталось. Но я знала, что поеду именно на "скорой", т. к. меня в этом случае быстрее примут и ответственнее ко мне отнесутся. Так советовали девочки на форумах.

В общем, поехали мы. В дороге схватки усилились, но не участились, "скорая" скакала по всем нашим иркутским кочкам, на каждой схватке я поднимала попу и висела на ручке, громко продыхивая схватку. Муж делал вид, что спокоен, как удав, хотя я видела, что он основательно перепуган, а доктор с глазами испуганного щенка поворачивался голову и смотрел на меня каждую минуту. Его глаза говорили: "Только не начни рожать, пожалуйста!" Его радости, наверное, не было предела, когда он сдал меня в приёмной бабуле, которая строгим голосом сказала прощаться с мужем, переодеваться в ночнушку, в которой буду рожать, и оформляться. А схватки идут, а схватки больнее, а мне начинают задавать сто вопросов...

— Вы венерическими заболеваниями болели?
— Нееет!!!!!
— Контакты с ВИЧ инфицированными были?
— Нееееет!!!!!

Бабуля, милая, ну есть же всё в карте, я ж с 7 недель на учёте, куча анализов, я ж чиста, как ангел! Но это адское анкетирование продолжалось, милая бабушка, дела всё медленно и основательно, буковки выводила, как первоклашка на первом диктанте, а мне так хотелось её тряхануть, если честно. Но я ведь себя контролировала! Перед каждой схваткой я делала бабуле знак замолчать, упиралась руками в кушетку, затем глубокий вдох носом, выдох ртом... И дальше всю схватку дышала собачкой громко со свистом. Наконец это гестапо закончилась. Бабушка меня взвесила, положила на кушетку, замерила мой пуз и бёдра, посмотрела раскрытие. Было 4 см. Дальше была клизма.

О, клизма! Да ещё на фоне схваток, да ещё с моей брезгливостью к местам общего пользования... Пока из меня всё выходило, я измотала полрулона туалетной бумаги. Перед туалетом я сняла с себя ночнушку, чтоб не дай Бог не заляпаться... Хорошо, что за стенкой была душевая кабина. В общем, общение с клизмой я вынесла достойно.

Выползла я, значит, из этой клизменной (или как её назвать), бабуля говорит: "Бери один пакет, а я другой". Поехали мы с ней на лифте в родовую. Чувствую, схватки всё сильнее, я в лифте головой в стену упёрлась, дышу-дышу, бабушка у меня пакетик забрала, сжалилась.

В родовой мне понравилось: чистенько, беленько, всё новенькое, а самое главное — я одна. Значит, внимания больше. Это меня вдохновляло. Акушерка — тоже ничего, молодая блондинка. Посмотрела меня, КТГ сделала, осталась довольна. Я ей говорю:

— Мне б обезболивающего!
— Какого такого обезболивающего?
— Ну, эпидуральной бы, — блеснула я своими познаниями.

— Люба, ты, главное, меня слушай, будь умницей, у тебя уже 5 см открытие, зачем тебе дитё лекарствами нагружать, родишь нормально без всякой анестезии.

Короче, из серии "Чё, не мужик что ли?"

— Да, — говорю, — я смогу, я постараюсь.
— Ну, вот и старайся, — сказала она и села за свои бумаги.

Я ползаю по коридору, я сосредоточена, я без конца думаю о тебе, мой малыш, я знаю, тебе сейчас тоже тяжело, очень тяжело, но ты — маленький, а я большая, и я должна тебе помогать. Потом всё по накатанной: перед каждой схваткой упираюсь руками в кушетку, затем глубокий вдох носом — выдох ртом и дальше всю схватку дышу собачкой, громко, со свистом. О, спасибо тебе, милая, неизвестная мне девушка, у которой в рассказе о родах я прочла, что схватку нужно просчитывать; спасибо, мне это очень помогло. Я просчитывала схватку, она длится где-то около 30 сек., до 20 сек. боль нарастает, дальше её пик, далее она снижается. Это помогает контролировать боль, контролировать ситуацию, а значит, не пуститься в истерику!

Пришла ещё одна врач, и снова понеслось анкетирование, опять те же самые вопросы, они задавали мне их и между схватками, и во время схваток. Но во время схваток я не обращала на них никакого внимания, я была занята только дыханием, только своим рождающимся сыном, я помнила, что должна контролировать боль! Меня похвалили, сказали, что молодец, что правильно дышу. После заполнения карты меня снова посмотрели, открытие было 7 см. Мне сделали КТГ, мой малыш чувствовал себя хорошо, а я вот во время КТГ — не очень. Очень тяжело лёжа на спине переносились схватки, которые становились всё чаще и больнее. И снова всё по накатанной: перед каждой схваткой я упиралась руками в кушетку, затем глубокий вдох носом — выдох ртом, и дальше всю схватку дышала собачкой, громко со свистом. И считать, главное — не забывать считать! Мне предложили посидеть на биде, мол, может быть полегче станет. Мне так не показалась. Но там я обнаружила, что из меня вышла какая-то зелёная слизь.

Говорю врачам:

— Из меня гадость какая-то зелёная вышла.

А они мне:

— Какая гадость эта ваша заливная рыба! — шутят, им весело.

А я начинаю потихоньку подвывать между схватками...

"Солнышко моё, сыночек, родненький, давай быстрее, сил больше нет оставаться сильной". На схватках дышу уже не со свистом, а со стоном. Меня снова посмотрели, прокололи пузырь, сказали, что скоро будем рожать. Я говорю:

— Что? Уже рожать? Слава Богу!

А акушерка мне:

— Конечно, рожать, всё идёт замечательно, твои роды — это классика!

Сколько было раскрытие на тот момент, я уже не осознавала, но, видимо уже всё открылось.

Время было 12 часов ночи. Мысли были только о том, что нельзя терять контроль, т.к. после прокола пузыря схватки стали невыносимыми, меня стало подтуживать. Акушерка стала готовить место для родов. А я из последних сил продыхивала схватки, правда, уже не в кушетку руками упиралась, а встала на четвереньки, так показалось легче (если можно так сказать). Головой я упиралась в стену. Та ещё картинка была, наверное. В какой- то момент во время схватки я ударила кулаком в стену, акушерка спрашивает:

— Люб, ты там не головой бьёшься?
— Нет, рукой.
— А, рукой! Ну, тогда бейся!

Промежутка между схватками уже почти не было, я стала кусать себе руки, чтоб не кричать. И тут меня позвали рожать. Со мной был врач, акушерка и подошла ещё одна женщина (тоже, видимо, врач). Акушерка сказала мне распустить волосы и объяснила, что на каждую схватку я должна тужиться по её команде, слушаться её беспрекословно... И всё будет хорошо!

Своего первого сына, я родила с третьей потуги. 2 кг 850 гр. И тут была уверена, что скоро мои мучения закончатся, что я уже почти в финале. Но не тут-то было! Первые мои попытки вытужить они запороли на корню!

— Не так! Слабо! Жалеешь себя!

Я старалась, я тужилась, что есть мочи, но мне говорили:

— Не так! Слабо! Думай о ребёнке! Раз кричишь во время потуги, значит, тратишь силы на крик, а должна только на потугу.

Мне постоянно прикладывали аппарат к животу и слушали сердечко малыша. А я на какой-то миг стала сдаваться, я уже ничего почти не соображала. Полились слёзы... И я сказала:

— Я, наверное, не смогу.

Врач полила мне воду на лицо и сказала:

— Почему ты не сможешь?

— Потому что я стараюсь, а у меня не получается.

И вот тут она, наверное, почувствовала, что ко мне нужен другой подход.

— Как не получается? Да ты молодец, просто ещё нужно немного постараться, и ты всё сможешь! Ведь родить — это как вагон товарный разгрузить, второй раз в жизни можно и выложиться по полной.

И вот тут я постаралась! Тут ещё детский врач подтянулась. Они дружно орали мне:

— Какай-какай, тужься-тужься.

И я... какала!! Этим каканьем я могла бы, наверное, горы сдвинуть. Акушерка помогала мне рукой через живот, поворачивая моего малыша, как бы подталкивая его к выходу, и он вышел!

Первое, что я услышала это: "Вот это богатырь!"

Потом его крик! Мне шлёпнули его на грудь А там такой пупс, сплошные складочки. Я в какой-то прострации. Смотрю на него. В глазах безумие, всю колотит. Детский врач ему сосок в ротик положила, молозиво выдавила, он почмокал немножко и затих. Мне тем временем капельницу сокращающую поставили и осмотрели — ни разрыва, ни трещинки.

Масика моего забрали на замеры. Я лежу, пытаюсь в себя прийти, колотит так, что зуб на зуб не попадает. Тут лялю мою обратно принесли, уже в пелёночке. Родила в 12-30, 4020 гр., 54 см., 9-10 баллов по Апгар. Я его сначала взять побоялась, так сильно меня колотило, да ещё капельница в руке, боялась его уронить. Сынулю на столик рядом положили, он лежит, посапывает. А до меня постепенно доходить стало, что я сделала! Санитарочку попросила телефон подать, мужу звоню, говорю, что родила тебе, любимый, второго богатыря... Ну, в ответ, конечно, кучу слов приятных, у меня слёзы по щекам бегут. Акушерка заходит, говорит: "Ну, что такое, Люб, ты ещё ни разу даже не улыбнулась, посмотри, какого ты парня родила, такое счастье". Я у неё малыша попросила ко мне переложить, и мы одни остались. Он на меня посмотрел, глазки мутные, но такие внимательные, я ему говорю: "Ну, здравствуй, сынок, я мама твоя. Мы с тобой такие молодцы!" Ну, и ещё много-много ему чего говорила, нацеловывала его, благодарила за то, что он такой сильный... Мордашка красненькая, родная.

Потом за нами санитарка пришла, попросила меня в кресло-каталку пересесть (вот это было на грани фантастики!), сыночка мне вручили, и поехали мы в палату. Я из родовой выезжала, как на троне, чувствовала себя королевой мира, по меньшей мере. Такая гордость и счастье меня распирали, не передать! Врачей благодарила. Они меня благодарили в ответ.

Спасибо тебе Господи, за то, что дал пережить это! За то, что я родилась женщиной. Ничего нет прекраснее этого — родить в муках своё дитя и тут же забыть про муки, прижимая к себе это счастье.

PS: А если Бог даст, то и ещё раз вагон товарный разгружу, теперь-то я знаю, что смогу!