Содержание:

У меня день рождения. Вторая половина жизни в разгаре — самое время считать "косяки". И чтобы ничего не забыть, наверное, надо составить список. Чистый лист бумаги, ручка. Это как раз то, что нужно!

Я долго не могла написать первый "косяк", вспомнила то много всего, а вот написать никак не могла решиться. Не потому, что страшно, просто не могла определить свой главный "косяк", чтобы написать его на первом месте. А вот когда начала писать, то уже не могла остановиться. И через полчаса мне не хватило этого чистого, размером А4 листа, чтобы записать все "косяки", которые были в моей жизни. Я загрустила. Надо что-то делать!

И я приняла решение — сломать сложившуюся ситуацию и постараться успеть в оставшейся жизни (ну, половина-то жизни еще впереди) уменьшить количество "косяков", попавших в список.

Вооружившись зеленым и красным фломастерами, я стала отмечать "косяки" в списке тем или иным цветом, считая, что зеленые — это "косяки" так себе, не очень обязательные для исправления, а красные — это "косяки", находящиеся на грани сиюминутного, обязательного исправления.

Посмотрев на красно-зеленый лист, я пришла в ужас — столько было красных "косяков". У меня появилось непреодолимое желание исправить хотя бы один "косяк", ну, просто, руки зачесались. Но для начала — опыта-то в срочном исправлении "косяков" пока нет — я решила выбрать самый маленький, самый безобидный и самый легкий для исправления в сжатые сроки "косячок".

Вы умеете готовить? Я умею, но не все. Вот, например, никогда не пекла ватрушку. У моей подружки получается очень вкусно и быстро, а у меня никогда не доходили до этого руки. Итак, самый маленький "косячок" — это ватрушка. Все, буду печь, а когда съем, вычеркну ее из списка. Сказано — сделано.

Записав на бумажке рецепт приготовления ватрушки, обнаруженный в интернете, я быстро собралась, выскочила на улицу и направилась за покупкой ингредиентов.

К содержанию

Мне нужен был ванильный сахар

В магазине полно народа, мне даже не хватило ни корзинки, ни тележки. Ну, нет, так нет. Меня это не остановило — надо было купить всего несколько вполне определенных товаров.

Я выбрала пакет муки, упаковку яиц, две пачки творога и, держа все это в руках, остановилась около стеллажа со специями: мне был нужен ванильный сахар.

Пакетики с ванильным сахаром оказались на самой верхней полке. Я привстала на цыпочки, и тут меня кто-то не грубо, но сильно толкнул сзади в плечо. Я покачнулась, все, что было у меня в руках, шлепнулось на пол, а я, потеряв равновесие, стала падать. В голове промелькнуло: "Ой, сейчас я упаду! Ой, ой, ой!".

Вдруг чьи-то сильные руки подхватили меня сзади за талию, подняли и поставили на ноги. Почувствовав твердую почву под ногами, я развернулась, чтобы посмотреть: что это?

И увидела джинсовую рубашку. Я подняла глаза и покачнулась. Передо мной стоял высокий мужчина. Высокий, очень высокий и виновато улыбался. Одной рукой он поддерживал меня за талию, а другой старался удержать пакеты, которые сыпались с полок стеллажа со специями.

Я с удивлением переводила взгляд с лица мужчины на полки с продуктами, с полок на продавцов, которые сбежались на шум, потом опять на мужчину. Со стороны, наверное, казалось, что я еще не пришла в себя. Так оно и было. Но, несмотря на это, я успела заметить, что мужчина был не только высокий, но и широкоплечий, волосы с проседью и шкиперская бородка.

Крепко держа меня за талию, мужчина, заглянув мне в глаза, сказал: "Все нормально? Постой немного одна, я сейчас все улажу". И куда-то ушел.

Я пожала плечами, посмотрела по сторонам и решила, что это все просто какой-то сон. Рассыпанную муку и разбитые яйца уже тщательно собрали в кучку сотрудники магазина. Я встряхнула головой и сама себе напомнила, что я в магазине, мне нужны продукты, я занимаюсь тем, что претворяю в жизнь "план ликвидации своих "косяков". В моей руке все еще была зажата бумажка с рецептом ватрушки. Я внимательно прочитала ее два раза, вздохнула и вновь отправилась по торговому залу.

Только я решила взять очередной пакетик с мукой, как за моей спиной раздался голос: "И сколько же тебе надо муки? У тебя мини пекарня? Ты печешь французские булочки?". Поворачиваюсь и опять вижу джинсовую рубашку, поднимаю глаза, а передо мной стоит высокий мужчина со шкиперской бородкой, и в руках у него корзинка, а в корзинке продукты — все то, что мне надо купить! Удивительно, когда это он успел все выбрать, сложить в корзинку, да еще и перейти со мной на "ты"?


К содержанию

Мы уже на ты?

Я ухмыльнулась и протянула тебе (ты же уже перешел со мной на "ты"), бумажку с рецептом. Ты озадаченно посмотрел на меня, потом на бумажку. Начал читать и вдруг хохотнул: "Что это? Рацпредложение? Или...?" Я сделала удивленные глаза и пожала плечами.

А ты, глядя на меня смеющимися глазами, с удивлением в голосе прочитал вслух: "Ликвидация "косяка" № 11 в соответствии с планом:

  1. Одеться (сегодня суббота, и я еще в пижаме).
  2. Записать рецепт (посмотреть в интернете).
  3. Сходить в ближайший к дому магазин.
  4. Купить все ингредиенты.
  5. Вернуться домой.
  6. Испечь ватрушку.
  7. Съесть ватрушку.
  8. Вычеркнуть ватрушку из списка "косяков".

(Это было написано на той же бумажке, что и рецепт, только с другой стороны.)

Ты быстро посмотрел, что написано на другой стороне бумажки, и вдруг стал хохотать. Ты хохотал громко, запрокидывая голову назад и очень заразительно. Глядя на тебя, и я не смогла удержаться от смеха. Вот странно! А я-то над чем смеюсь? Над собой? Ай, какая разница!

Ты вдруг наклонился, обнял меня за плечи и сказал шепотом: "Ты чудо!".

— Мы уже на "ты"? — спросила я.

Если честно, я не хотела вредничать. Ну, перешел на "ты" и ладно, но что-то внутри мне не давало покоя. Очень хотелось чего-то большого и чистого, как у Эдварда Радзинского в его книге "104 страницы про любовь":

"Вот я говорю: „Дайте мне большое, чистое, настоящее“. А мне отвечают: „Возьмите слона и вымойте его в ванне“. Вот тебе большое, чистое и настоящее".

Вот и мне чего-то хотелось необычного, но большого и чистого. Странно! Но ты понял меня. Посмотрел на меня серьезно, пригладил рукой волосы, поправил воротничок рубашки, даже каблуками ботинок щелкнул и сказал: "Меня зовут Вадим. Я скоро уезжаю в командировку, очень надолго. А сейчас собираюсь в гости. Меня пригласил мой давний приятель. Было бы, конечно, здорово, если бы меня пригласила новая знакомая, но это впереди, не так ли?".

Глядя на тебя с удивлением, я просто хмыкнула в ответ и все.

А ты усмехнулся и сказал: "А пойдем вместе!".

— Как вместе? Я же никого не знаю.

— А меня? Разве ты не знаешь меня? Мы с тобой знакомы, — он посмотрел на часы, — почти два часа.

— Как два часа? Уже два часа?

Ты засмеялся и снова обнял меня за плечи: "Как зовут мою новую знакомую? Заметь, я говорю знакомую, потому что ты уже моя знакомая, а не незнакомка!".

— Таня.

— Итак, она звалась Татьяной! Ты не боишься меня?

Вопросы в лоб, меня всегда приводили в смятение. Ты внимательно и очень пристально смотрел на меня, а я никак не могла справиться с собой.

— Не бойся. Мне надо помимо того, что перечислено в твоей бумажке, купить еще кое-что. Пойдем, ты мне подскажешь.


К содержанию

Нормальный человек

И не снимая руки с моих плеч, ты повел меня по магазину, периодически что-то выбирая с прилавков и складывая в корзинку и не переставая говорить. О чем? Обо всем. О погоде — повезло, что такой хороший летний день. О магазине — какой хороший магазин, в нем все есть, и фрукты, и мясо, и даже очень приличное вино. О вине — это красное вино имеет такой необычный цвет, он напоминает цветущие пионы. О цветах — роза есть роза и с этим не поспоришь, но летние цветы нельзя сравнить ни с чем, они нежны, ярки и чудно благоухают. Яркие краски лета — это удивительно, но снежный белый покров выглядит так роскошно.

На кассе ты быстро расплатился за все продукты, не обращая внимания на мои попытки достать кошелек, и опять обняв за плечи, направился к выходу. Мы подошли к огромной машине, и ты галантно распахнул передо мной дверь.

Я заупрямилась, сказала, что с чужими мужчинами в их машинах не езжу. Ты усмехнулся и сказал: "Я так и думал. Подожди, я кое-что тебе покажу". Наклонился и достал из бардачка паспорт и какие-то удостоверения: "Посмотри, почитай. Ну, как еще я могу тебе доказать, что я нормальный обычный человек?".

Ты стоял близко, склонившись ко мне и негромко, спокойно говорил, что ты обычный человек, вот только времени у тебя мало, и поэтому ты не знаешь, что сделать, что сказать, чтобы я поверила и перестала тебя бояться.

— А куда мы должны ехать? А кто твой друг? А кем ты работаешь? А какая у тебя командировка?

Ты засмеялся: "Ну, ты, даешь!"

И вдруг придвинулся ко мне совсем близко так, что я сделала шаг назад.

— Не-не, стой рядом, а то еще убежишь. Мы поедем на ипподром!

— Ипподром? Почему? Ты играешь на бегах?

— Неужели я произвожу впечатление проигравшегося игрока?

— Почему проигравшегося? Может быть, наоборот.

— А тебе это не нравится?

— Ну, да!

— Я тренер.

— Тренер?

— В свое время я тренировал П-ву, правда, очень недолго.

— Выездка?

— А ты откуда знаешь?

— Потом расскажу. А сейчас?

— Сейчас я работаю в Японии частным тренером, а в Москве я в отпуске. Отпуск уже заканчивается. Все, садись и поехали в "Битцу".

Услышав про "Битцу" (это один из конноспортивных комплексов Москвы), я отбросила все сомнения и впорхнула в машину. Ты явно не ожидал от меня такой прыти, сел за руль и с удивлением покосился на меня. Мне так и хотелось тебя передразнить и сказать: "Ты меня боишься? Не бойся!". Но я промолчала, только чуть-чуть похихикала, чем тоже вызвала у тебя удивление. Но я решила больше ничего не говорить и ни о чем не расспрашивать. Мы едем в "Битцу"! Я не была там больше десяти лет.

Продолжение следует.