Реклама

Реклама

В это утро я проснулась в половине одиннадцатого. Долго не могла понять, что же такое произошло с мамой, почему она меня тормошит, целует и щелкает фотоаппаратом, приговаривая "Ты уже совсем взросленькая стала, ненаглядная моя!" Что бы это значило? Позже пришел папа и подарил нам с мамой цветок - орхидею, а меня почему-то дернул за ушко один раз. Какие-то они странные сегодня... Но мне это уже начинает нравиться.

Меня быстренько одели и вывели на улицу. Появился какой-то дядька с какой-то странной штукой в руках, которую мама с папой называли "видеокамера". Вообще-то я не очень люблю чужих дядек, но мама и папа стали тормошить меня и смеяться, когда эта самая "видеокамера" поворачивалась в нашу сторону. И я, решив, что так и надо тоже стала смеяться и даже рассмешила родителей, откусив почку с ветки. Мы гуляли, папа развлекал меня, пуская мыльные пузыри, а еще подбрасывал вверх, отчего мне становилось все веселее. Потом мама сказала, что на улице слишком холодно, и мы пошли домой. Надо сказать, что дядька тоже пошел за нами, но поскольку ко мне он не приставал, я перестала обращать на него внимание. Меня переодели в новый костюмчик, который мама почему-то назвала "именинным", и я поняла, что и дома мне не будет покоя. Мои родители опять ждали, что я начну их развлекать. Глядя на эти счастливые улыбающиеся лица, я решила не разочаровывать их. И пришлось мне танцевать, ползать, ходить, собирать пирамидку, крутить юлу, а еще общаться с Пусей и танцевать. Странно, я ведь и раньше все это проделывала, но сегодня все мои действия, почему-то, чересчур восхищали моих родителей, и они не отставали от меня ни на минуту. Тогда я решила, что не все коту масленица, и что моим ненаглядным предкам тоже придется потрудиться. Поэтому я заставляла папу подбрасывать меня и тормошить, а маму бегать по комнате, играя со мной в догонялки. Это самые любимые мои занятия, (не считая, конечно, покушать сисю) я могу это проделывать очень долго и совсем не устаю. Потом мне принесли какую-то еду со свечкой и все просили подуть, а когда я попыталась дунуть, все рассмеялись, даже дядька, и я решила, что больше дуть не буду. Что я, клоун, что ли? В итоге родители задули ее сами, а меня посадили на кровать и дали в руки эту еду. А я ведь еще с улицы ничего не ела, поэтому сразу набросилась и стала кушать. А они опять смеются! Ну решив их посмешить посильнее, я стала разбрасывать кусочки по кровати. И надо же, опять смеются! И даже не говорят, что так делать нельзя. Что же все-таки особенного в этом дне, что мне все разрешают? Ну, потом мы снова бегали, играли, пели песенки и читали книжки. Тут я почувствовала такую усталость, и чтобы родители это поняли, стала хныкать. "Ты, наверное, спать хочешь, моя сладенькая?" - спросила мама. Хм, "наверное"... Ты еще сомневаешься? Я уже шесть часов не сплю, между прочим, все вас развлекаю. Хватит, хорошенького понемножку. А вас, дяденька с видеокамерой, или как там ее, я бы попросила... Уже уходите? Что ж, замечательно, а мне надо покушать и баиньки.... Нет, что бы там ни было такого в этом празднике, мне он понравился!

"День рождения"... Надо запомнить название, вот научусь говорить, и попрошу, чтобы эти дни рождения мне устраивали почаще - один раз в год, меня абсолютно не устраивает!

Gerda, gerdo4ka@mail.ru.