Реклама

Реклама

Я поняла, что рожаю в 9 утра в субботу 1 июня. И сразу подумала, что это абсолютно некстати. 3 июня у нас должны отключить горячую воду и именно в эту субботу мы собирались вешать водонагреватель. Еще вечером должна была обязательно зайти мама, потому что они собирались привезти нам мебель в детскую. И днем должны были приехать рабочие в ванне копаться. Плюс был ровно один - муж был дома, и не надо было спешно выдергивать его с работы.

Муж еще спал, а я лежала и пыталась договориться с малышом, чтобы он перенес радостное событие на завтрашний вечерок, чтобы рожать нам днем в понедельник. Во время уговоров меня не покидало ощущение, что роды процесс необратимый и раз уж малыш решил, что сегодня, значит, так надо. И как-то все устроится. Решила пока позасекать время - оказалось, что схватки у меня очень длинные, больше минуты с промежутком минут в 20. Сообщив радостную новость мужу и, подождав 2 часа, я решилась предупредить нашего доктора о том, что долгожданное событие все же состоится сегодня. Или завтра. Голова отказывалась соображать, как нейтрализовать маму, которая родов дома не одобряет и живет всего лишь этажом выше. И обязательно зайдет вечером, потому что есть повод (хотя она и без повода заходила).

Я решила затягивать время, поэтому залезла в ванну с мятой. Полежав там полчаса, я чуть не уснула. Муж занялся водонагревателем, а я, убедившись, что схватки теперь идут каждые полчаса, по-прежнему длинные и болезненные, решила писать статью про свою беременность. С доктором я созванивалась каждые 2 часа, докладывала ей обстановку и каждый раз говорила: "Вы делайте все свои дела, мы начнем НОРМАЛЬНО рожать только к вечеру, когда я решу вопрос с мамой". Я написала статью, сходила погулять, попела под караоке и решилась. Позвонила маме и сказала, что мы пойдем в гости, а мебель заберем завтра. Мама восприняла новость спокойно - срок у меня был на 6 июня, так что ее не удивило, что я хочу обегать всех знакомых до рождения малыша. И вот тут я успокоилась и начала, наконец, рожать, в очередной раз убедившись, что всем управляет голова и все проблемы находятся именно там.

Доктор приехала к 9 вечера и констатировала, что весь день я не только "валяла дурака", но и "раскрылась" на 5 см. Пока я кормила мужа и доктора, схватки пошли чаще, но стали менее продолжительными и менее болезненными - их вполне можно было просто скрывать. Потом я поставила клизму, и скрывать схватки уже стало трудно. Я еще попыталась попеть под караоке, но через некоторое время и это стало уже невозможно. Дальше мы с мужем работали синхронно. Я ходила, периодически останавливаясь и опираясь на что-нибудь, а он начинал массировать мне крестец, напоминая, что скоро наступит момент, которого мы так ждали все долгие 9 месяцев.

Поскольку схватки шли уже целый день, я устала, на раскрытии 8 см мы решили полежать и попытаться отдохнуть между схватками. Выглядело это так: я лежу 30 секунд, почти сплю, потом подскакиваю, как ужаленная, принимаю позу "попа кверху", начинаю дышать, сначала глубоко, потом все более часто и поверхностно, а муж массирует мне спину и пытается дышать со мной. Я попыталась пойти в ванну и полежать, но мне там совсем не понравилось - удобную для меня позу не примешь, до спины мужу добраться труднее, да и сами схватки в воде как-то мне менее болезненными не показались.

Около часа ночи доктор констатировала полное раскрытие, но предупредила, что сейчас еще малыш будет опускаться в таз и тужиться пока рано. И вот тут началось! Малыш, опускаясь, видимо, пережимал мне седалищный нерв, и на каждой схватке у меня жутко сводило левое бедро до самого колена. Доктор с мужем делали мне массаж в 4 руки. Из-за сведенной ноги я все время на схватке плюхалась в позу "попа кверху", и малышу было трудно опускаться. Схватки шли, казалось, уже без перерыва. Вот тут у меня возникло большое желание сказать: "Хватит, я больше не хочу, мы так не договаривались!" Про невралгию со схватками я как-то не слышала и совсем не была готова, что будет настолько больно. А главное так долго. Я старалась думать не о себе, а о ребенке, но схватки были уже каждую минуту, и думать было трудно вообще. На этом этапе мы все трое стали "гудеть". И тут я испугалась, что мы разбудим нашу сумасшедшую соседку снизу, которая и так почем зря все время стучит нам в потолок. После двух часов опускание все еще продолжалось, ногу жутко сводило, я вымоталась и периодически на схватках не "гудела", а стонала. И соседку мы таки разбудили! И около 4 часов утра она начала долбать нам в потолок. И от этого мне вдруг стало веселее. Я снова подумала, что роды процесс необратимый, что можно стучать в потолок сколько угодно. И через несколько схваток доктор разрешила мне тужиться.

Потуги показались мне раем по сравнению со всем предыдущим. Ногу больше не сводило, схватки были совсем не такими болезненными. Да и вообще появилось, наконец, ощущение близкого завершения процесса. Несмотря на то, что устала и между потугами практически спала, тужилась я хорошо, интуитивно правильно с самого начала, и мужу даже не надо было следить, чтобы я не напрягала лицо. Мне казалось, что прошло совсем немного времени (потом оказалось, что прошел почти час), когда доктор сказала мне: "Можешь потрогать головку - она уже прорезалась". Я потрогала головку, и сил у меня сразу прибавилось раз в 100!!! Со следующей потуги головка родилась и сразу же закричала, хотя весь остальной малыш был еще внутри меня.

После крика малыша сил у меня прибавилось еще раз в 100, и я вообще не заметила, как родила его целиком, несмотря на то, что он прижал к плечу согнутую в локте ручку. Мне сразу же положили малыша на грудь - он был весь еще в смазке, но был розовенький, кричал звонко, и сосать начал очень даже уверенно. Я даже не сразу сообразила спросить, мальчик ли все-таки родился, как нам неоднократно обещало УЗИ. И время посмотреть не догадалась - все забыла и была счастлива.

Уже потом выяснилось, что было 5.15 утра и, в общей сложности, я провела в родах 20 часов! Потом я как-то незаметно родила плаценту, папа перерезал малышу пуповину, доктор с папой обмерили, взвесили и искупали сыночка. 50 см, 3300 г. Купаться сынуле понравилось, он очень мило поплавал и даже нырнул. А первое, что я лично делала после родов и короткого отдыха - это стригла сыну ногти на руках: родился он прямо-таки с маникюром!

Вот так у нас рано утром 2 июня 2002 года появился Валентин Дмитриевич. А дальше начинается другая счастливая история.

Евгения (Eugin), euginiya@hotmail.ru.