Содержание:

Реклама

Ну вот, ребенок сопит на балконе, и наконец-то появилась минутка сесть и записать длинную историю о том, как на свет появилась Жучок. Длинную потому, что очень хочется рассказать и предысторию, ведь все в нашей жизни взаимосвязано, и даже беды - лишь необходимые кирпичики в постройке будущего счастья. Поэтому тем, кому хочется конкретики про беременность и роды, советую сразу переходить к следующей части. А пролог предлагаю почитать тем, кому интересно "про жизнь" и про чудеса.

Предыстория

Я вышла замуж в 23, позднее подружек, но рано по западным меркам. И мы с мужем сразу же уехали жить в сытую Европу: муж - работать, а я - пока учить еще один язык. Детей не хотели, причем я не хотела временно, а муж - принципиально. Мне казалось, годам к 27, когда мы создадим прочную базу, нагуляемся и т.д., надо будет и о детях думать. А муж относился к тем людям, которые от писка ребенка за соседним столиком кафе перекашиваются, морщатся, и норовят поскорее уйти. Но мне думалось, дайте срок, повзрослеет, поумнеет, да и я на мозги капать буду, а капля - она, как известно, и камень мужского упрямства точит.

Родители, естественно, ели плешь. Где внуки? Причем, если мои тихо поскуливали иногда, то свекры грызли и рычали. Мол, мало ли, что он не хочет? Мальчишка, что он понимает? Вот родишь, он и полюбит. На что я сразу сказала, что обманом беременеть не буду, потому что ребенок должен появиться у двух родителей по обоюдному согласию. Обидела свекров. Они, кстати, изначально были против нашего брака. Ну не ровня я их сыну, они хоть и не олигархи, но из другого социального слоя, из того, где строят коттеджи и летают бизнес-классом. И в спальных районах жить брезгуют. А мы не бедные, но дача у нас на 6 соток, и в отпуск летаем через турагенства, и живем на конечной станции метро. Но видимо, думали, что раз уж сыночек уперся, закатил скандал и женился, то будем строить хорошие отношения, и, глядишь, внучка получим.

Короче, четыре года нам что-то все время мешало завести ребенка. Сначала обустраивались, за год я выучила-таки немецкий и нашла работу по специальности, а таким не бросаются, потом Олег пошел учиться в бизнес-школу за 200 км от дома. Надо отдать свекрам должное - они нам очень помогали, вывозили отдыхать на крутые курорты, оплатили Олегу MBA в этой самой суперской бизнес-школе в Голландии.

Я работу бросать и с ним ехать отказалась, и полтора года мы виделись по выходным, да и то не каждую неделю. Потом он доучился, нашел хорошую работу с большой зарплатой. Причем первые два года он должен был раз в 6 месяцев переезжать в другую страну и набираться опыта в разных подразделениях. То есть мне работать уже никак не получалось. И тогда Олег сказал знаменательную фразу: "Если ТЫ хочешь ребенка, то сейчас самое время ТЕБЕ этим заняться". Мне бы, дуре, еще тогда за такие слова его послать лесом, но... Любим мы, женщины, пропускать мимо ушей такие вещи. Так что я выбросила противозачаточные таблетки, и процесс пошел. Надо сказать, меня иногда терзали сомнения - а правда ли я готова стать мамой? Для чего я хочу ребенка? Потому что так положено, возраст подошел? Но это не основание. Может, я и правда еще не созрела? И Олег не очень рвется стать отцом, он это делает для своих родителей и чтобы быть не хуже друзей, которые уже обзаводятся потихоньку потомством.

Процесс шел месяца четыре, и все безрезультатно. Олег слетал в гости к двоюродному брату, там пообщался со своими родителями, насмотрелся на братово семейное счастье с маленькой дочкой, и, вернувшись, заявил: "Не может быть, чтобы за четыре месяца ничего не случилось. Надо тебе сходить к врачу". А я, кстати, у врача была перед тем, как начать тот самый процесс, и врач дала "зеленый свет". Более того, я к женскому здоровью относилась всегда ответственно, гинеколога посещала раз в полгода всю жизнь, и проблем никогда не было, ну молочница разве что. Но меня больше задела сама постановка вопроса, и я, естественно, возмутилась: это почему же МНЕ надо сходить к врачу? Почему не ему? На что мне было резонно объяснено, что он на работе занят с утра до вечера, ему некогда, а вот если выяснится, что у меня все ОК, то он все бросит и бегом побежит обследоваться.

Пошла к импортному врачу. Врач меня выслушала, и отправила домой продолжать процесс, ибо четыре месяца в нашем возрасте - не срок, они только через год попыток меня обследовать могут. Я, собственно, и не волновалась, поскольку понимала, что попытки были редки и не всегда вовремя. У нас все время кто-то тусовался и гостил, то свекры, то Олеговы друзья, а Олег, извините, стеснялся ко мне притронуться, если в 3х-комнатной квартире в соседней комнате кто-то есть. Рассказала я Олегу про визит к врачу, а он на меня напустился: дура, не могла соврать, что мы уже год пытаемся! Я смотрела и не понимала, чего это он так злится. Это сейчас я догадываюсь, что его свекры накрутили. Они ему, кажется, рассказали, что я его обманываю, что, наверное, у меня проблемы по женской части, а то бы сразу родила. Но тогда я решила, что не стану год ждать, а хочу срочно убедиться, что со мной все в порядке, и пускай тогда он сам проверяется, если хочет.

Мы как раз летели в Москву на Новый Год, а в Москве можно все, были бы деньги и знакомства. Остановились у свекров. А мама моя через своих знакомых нашла врача в клинике акушерства и гинекологии при ММА им. Сеченова, которая согласилась меня за эти дни обследовать. Первый же осмотр и анализы выявили гормональную недостаточность и дисбактериоз. Прописали мне Дюфастон, чтобы гормоны подстегнуть. Ну а дисбактериоз никому еще забеременеть не мешал, но его надо было пролечить, чтобы при дальнейших обследованиях не занести инфекцию в матку. Для этого есть Далацин-крем. Первый вопрос врачу: а мужу лечиться надо? И получила однозначный ответ: эти микроорганизмы (сейчас уже не помню, какие именно) у мужчин не живут, не парься, он этим в принципе заболеть не может.

Реклама

И тогда я принимаю решение: про гормоны мужу говорю, а про дисбак - нет. Потому как он у нас товарищ брезгливый и чувствительный, из тех, для кого женщина даже просто во время месячных не только табу, но еще и "фу", он такие новости может неадекватно перенести и от секса долго воздерживаться, а как же тогда беременность? Беременеть-то можно и нужно сразу после окончания лечения, на фоне приема Дюфастона! Скажете, дура? Согласна на все сто, но на меня тогда как помрачение нашло. Кончилось все плачевно. Свекры (не знаю, кто именно) порылись в моих вещах (уж не спрашивайте, зачем, такие люди) и нашли лекарства. Пришли в ужас, решили, что внуков им не дождаться. Подговорили знакомого врача, и он по телефону объяснил Олегу, что этими лекарствами лечат венерические болезни. Первого января Олег высказал мне все, что думал. Что простить может все, кроме ОБМАНА, что он думать не хочет на тему того, где, и как, и чем я заразилась, но я подвергала риску его здоровье, и должна была ему обо всем рассказать. А теперь он не может с этим жить.

И в этот момент я вдруг поняла, что не хочу оправдываться, что устала бороться за этот брак, что его родители победили. Да, я сама дала повод, но так будет лучше, отношения и так уже были скорее дружеские, чем супружеские. И если он не может с этим жить, то я - тем более. Я позвонила родителям и попросила забрать меня домой. К моему удивлению, мой консервативный папа, всегда твердивший, что в его семье не разводятся, не задал ни одного вопроса, сказал - сейчас будем. И через полчаса Олег вынес мой чемодан на улицу. Уже потом я узнала, что за день до этого свекор звонил моей маме и открытым текстом говорил: "Помогите развести наших детей, они - не пара". Мама ответила, что лезть в нашу семью не будет, что мы сами разберемся. Но именно поэтому моя просьба забрать домой никого не застала врасплох.

Так закончится мой первый брак. В ночь первого января 2003 года я засыпала на диване у родителей неожиданно абсолютно счастливая. Оттого, что мне не надо больше никому доказывать, что я не верблюд, оттого, что я свободна, оттого, что никто не посмеет в мой адрес или в адрес моих родителей сказать дурного слова.

Олег улетел в свою заграницу, потом прилетал, чтобы подать на развод. А я решила, раз уж начала обследоваться, то доведу дело до конца. И буду спокойна, зная, что уж у меня-то все в порядке. Дальше было ГСГ и снимок, на котором ясно видно: обе фаллопиевы трубы непроходимы. Причем так, что даже операция, скорее всего, окажется безрезультатна. То есть, если я и смогу иметь детей, то только "из пробирки". Знаете, как бывает, если полезешь купаться в шторм, а тебя сшибет сильной волной и пару раз хорошенько перевернет да провезет по камням? Со мной так было в юности. Вот примерно так же себя чувствуешь, когда сообщают о собственном бесплодии. Сначала даже не понимаешь, что происходит, где верх, а где низ.

И вот после такой встряски мне стало ясно, что ничего на свете так не хочу, как родить ребенка, и что по молодости и глупости, кажется, упустила возможность это сделать, пока могла. Что все мои терзания и рассуждения на тему: а готова ли я стать мамой - такая чушь, я хочу прижать к себе маленький комочек, заботиться о нем, растить его, любить, да просто дать ему жизнь и ничего не требовать взамен! Но теперь поздно.

Было, конечно, страшно обидно оттого, что свекры в конечном итоге оказались правы: детей не было по моей вине. Да, я об этом не знала и никого не обманывала, но кому мне это теперь рассказать? Еще обиднее было то, что я, как "правильная", каждые полгода ходила к гинекологу, делала УЗИ, сдавала анализы, и всегда слышала только одно: абсолютно здорова, рожать пора.

Итак, в двадцать семь лет я подвела безрадостный итог: ни семьи, ни детей, ни работы - ничего. И в перспективе возможна одинокая старость. Решила начинать с начала, как будто ничего и не было. Первым делом новая работа - это оказалось несложно. Через полгода на новом месте стало поспокойнее (как всегда, сначала приходится показывать, на что способна, а потом становится потише), и в голове появились мысли на тему личной жизни. Ну не смогу иметь нормальной семьи - значит не судьба, но женщиной-то я быть не перестала!

В моем женском коллективе ловить было нечего, на дискотеки и т.п. я уже не хожу - с возрастом стало неинтересно. Почесала репу, плюнула на самолюбие, и вышла на сайт знакомств в Интернете. После нескольких Интернет-знакомств, когда я уже собралась усомниться в состоятельности мужского пола, появился Витя. Начиналось все трогательно и романтично, но на серьезные отношения не тянуло, на роль мужа и "отца семейства" этот человек никак не подходил. Поэтому речь о детородных способностях и не заходила. А через полгода, когда Витя предложил мне выйти за него замуж, я от неожиданности не смогла ответить ни да, ни нет. То есть, я знала, что люблю его, и замуж за него пойду, но сказать "да" было бы не очень честно, ведь семья - это дети. Хорошо, у него не был оформлен развод с бывшей женой, так что я смогла отсрочить выяснение этого вопроса, сказав: "Вот разведешься, тогда и поговорим". И мы просто стали жить вместе.

Что делать? Сказать сейчас, что с детьми могут быть проблемы? Так мы на тему детей и не говорили еще. То есть, однажды Витя сказал, что если бы я забеременела, он бы не испугался, а обрадовался, но разве это можно считать серьезным разговором? Не говорить ничего? Это было бы обманом. Решила, что скажу. Но никак не могла этого сделать - все казалось, не тот момент, не сейчас, вот завтра....

Прошло еще несколько месяцев, и мы все-таки заговорили о детях. Ребенка хотели мы оба. И, казалось, самое время было рассказать о бесплодии, но я так и не могла себя заставить. Сколько раз собиралась - и не хватало духу. В какой-то момент признаваться было бы уже поздно, я боялась, что он спросит, почему я молчала все это время. И тогда я решила все-таки пойти на обман. В прошлом браке все было по-честному, и чем это закончилось? Так что хуже не будет. Буду делать вид, что все в порядке, а через пару месяцев скажу, что обследовалась и узнала о проблеме. Мы пока не женаты, и если Витя меня оставит после этого - значит так мне и надо, сама виновата. А если решится на ЭКО - значит это и вправду тот человек, с которым я готова прожить всю оставшуюся жизнь.

Прошло два месяца, как мы перестали предохраняться. Я твердо решила, что в июне объявлю о проблеме. За это время я успела показать тот самый злополучный снимок еще одному врачу, и сомнений никаких не оставалось - трубы непроходимы. В июне месячные не наступили во время, но я не придала значения: мы ездили на рок-фестиваль, на работе была запарка, стресс, жара - всякое бывает. Через неделю насторожилась, но сама себе сказала: "Это не может быть беременность. Значит, что-то не в порядке, дисфункция или еще что-нибудь. Пора к врачу". Поскольку срочным дело не казалось, сначала дождалась возможности вырваться с работы, что заняло еще почти две недели.

Реклама

Приехала в поликлинику (работа оплатила мне страховку в ОАО Медицина). Врач первым делом: "Тест на беременность делали?" А я ей - у меня же трубы непроходимы! Она мне - на всякий случай сначала сделайте тест, а потом я вас посмотрю.

Иду в аптеку, покупаю тест, оттуда в поликлиничный туалет. Сделав свое дело, читаю инструкцию раз десять, только чтобы не смотреть, как завороженная, на палочку. Через положенное время гляжу на окошечко - там яркий плюс! Я опять в инструкцию - ну да, плюс, значит, я беременна!

Не знаю, как мне удалось не зарыдать. Просто надо было взять себя в руки и вернуться в кабинет к врачу. Дальше было УЗИ, и мне выдали листок со словами: беременность 7 недель и 2 дня, сердцебиение определяется, угроза прерывания, постхориональная гематома. Врач посоветовала лечь в стационар, но... Страховка это не покрывает, поэтому поищите возможность сделать это не у нас. Попейте ношпу, дюфастон, витамин Е, свечи с папаверином поставьте, постельный режим, и ищите больницу, куда вас положат.

Но это все было ерундой, у меня в ушах словно слой ваты образовался, ничего не слышала, знала только одно: произошло чудо, я жду ребенка. Как это случилось? Кого кроме Бога мне благодарить? На этот вопрос у меня до сих пор нет ответа. Рациональное объяснение есть: трубы непроходимы, но в спайках мог быть просвет. А поскольку ГСГ - довольно болезненная процедура, да еще у меня очень низкий болевой порог, и больно мне было очень, то от болевого спазма просвет мог закрыться, и на снимке его не видно. Но шансы такого события настолько ничтожны, что даже врачи в это не очень верят.

А еще, я тогда сразу подумала: "Господи! Да если бы не история с первым мужем, если бы мне не сказали врачи, что у меня бесплодие, а зародилась бы тогда во мне эта жизнь? Ведь все бы сложилось по-другому! Как же мне повезло! Значит этот ребенок - моя судьба, так все и должно было произойти".

Я вышла из поликлиники, дрожащими руками достала телефон. Звонить Вите не хотелось, такие вещи надо в глаза говорить. Позвонила маме, спросила, сидит ли она. И выдала новость. Мама онемела от счастья, а, придя в себя, сказала, что надо звонить тому врачу из Сеченова, которая меня обследовала, и проситься к ней в стационар.

Я мысленно извинилась перед ребенком, и докурила последнюю сигарету из пачки (ну да, я не бросала курить, была уверена, что детей быть не может! И ведь не тошнило, грудь не болела, ну никаких признаков!) Пачка полетела в урну. Теперь ни вина, ни пива, ни сигарет - да кому это все нужно! У меня теперь другой допинг есть. Надо было ехать на работу, дел была куча. Если меня положат в больницу, надо все дела закончить сегодня, а что не закончу, сдать коллегам. Так что сидеть мне на работе до ночи.

Перелом в голове наступил в метро, по дороге с Маяковской на Электрозаводскую. Черт побери, какая работа? Мне показан постельный режим! Какие могут быть дела, когда моей детке что-то угрожает! Хватит, у меня все проблемы наверняка оттого, что я пару дней назад на работе перетащила два кухонных комбайна со второго этажа на четвертый (не подумайте чего, образцы продукции для опроса населения). Я теперь не о себе и работе думать должна, нас же двое в этом теле. И, придя на работу, я рассказала девочкам и шефу о беременности (не собиралась, но надо было объяснять, зачем мне в больницу ложиться, а врать не хотелось). Ничего не стала доделывать, просто передала дела коллегам и поехала домой - лежать и вести беременный образ жизни.

Нас двое

Итак, я жду ребенка, но у меня угроза выкидыша. Первым делом - в аптеку, за дюфастоном, ношпой, папаверином, витамином Е. Потом домой, и в койку. Но разве можно с такой новостью - и домой! Родители на полпути от метро к дому, захожу к маме, укладываюсь на диван, ем что-то вкусненькое (ура, теперь нельзя сидеть на моих вечных диетах!), и мы с мамой со смаком обсуждаем подробности. У мамы токсикоза не было, и у меня нет - хорошая наследственность, что ли? И уже не будет, раз до 7 недель не начался. Приходит отец и узнает, что скоро станет дедушкой. Он даже не понял толком, осознал, наверное, через неделю, не раньше.

Вечером за мной заходит Витя, и на крыльце подъезда узнает, что "у нас будет спиногрыз". Ошалелые глаза. Потом доходит. Слов найти не может, какое-то время идем молча, улыбаясь. Потом начинает расспрашивать о деталях.

Из дома звоню врачу из института акушерства и гинекологии (дальше буду называть это заведение просто Сеченова, а то длинно очень. Кстати, кто-то это место знает, как им. Снегирева, это тоже верно. Институт им. Снегирева при ММА им. Сеченова. Только у нас такие фишки бывают), прошусь в стационар, и узнаю, что они закрываются на мойку! Врач передает меня своему мужу Олегу Александровичу, поскольку она занимается гинекологией, а он работает во втором акушерском отделении, так что я - по его профилю. Договариваемся увидеться в понедельник. Мне велено лежать все выходные, если что - сразу звонить ему.

В понедельник в Сеченова снова делаем УЗИ, и выясняется, что никакой гематомы нет, просто небольшой тонус. Доктор со смехом отправляет меня домой, но говорит, чтобы лекарства пить продолжала, чуть что - звонила ему на мобильный, и постельный режим не отменяет. Через неделю мне надо повторить УЗИ. А больничный выписать не может, они официально уже закрыты на мойку! Еду в ОАО Медицина, прошу выписать больничный. И что? Оказывается, дорогущая страховка оплачивает ведение беременности только до восьми недель, а у меня уже 7 недель и 5 дней! Так что вот вам, девушка, больничный на два дня, а дальше - идите в районную консультацию.

На следующий день я пришла в районную ЖК. Очередь на полтора часа, все с пузиками. И я тоже такая же, просто моего пуза еще не видно! Внутри все дрожит от счастья. Милая докторица поглядела на бумажки с результатами УЗИ, на больничный, и говорит: "Ну и что с того? Чой-то я должна верить бумажкам каким-то? Извольте на кресло, если я беременность и тонус нащупаю, тогда и на учет поставлю, и больничный дам". Я ей - да вы что? У меня же тонус, какое кресло? Меня ни в Медицине, ни в Сеченова на кресле не смотрели, чтобы не навредить! Не дамся. А она - у нас УЗИ всем подряд делать не положено, не хотите на кресло - пишите отказ и идите, откуда пришли.

Иду я домой, чуть не плачу, и разговариваю мысленно с деткой: "Я тебя никому обидеть не дам, не бойся! Еще чего, на кресло. Мы с тобой прорвемся, что-нибудь придумаем". Рассказала по телефону коллеге по работе про это фигню с районной ЖК, и, к моему великому облегчению, получила от шефа разрешение не появляться неделю и без больничного. Надо сказать, у нас вообще отношение к сотрудникам вполне человечное, всегда можно уйти, если надо, да и поболеть денек-два без бумажки тоже не вопрос. Но я не думала, что целую неделю можно не являться, вот и нервничала зря из-за больничного этого несчастного.

Через неделю повторное УЗИ в Сеченова. Все в порядке, эмбриончик подрос, но тонус есть. Получаю добро на выход на работу, но с оговоркой: никаких встрясок, физических нагрузок, больше отдыхать, по возможности лежа. И через месяц явиться на осмотр. Мы с врачом выбираем такую схему ведения беременности: я становлюсь на учет в районную ЖК, там бесплатно делаю все анализы, вес-давление меряю, и получаю обменку. А он смотрит меня раз в месяц, в Сеченова делаем УЗИ и КТГ (там техника-то получше, чем в ЖК), если что еще надо сверх обычного - тоже там. Плюс, я ему могу и должна звонить в любое время дня и ночи с любым вопросом, даже если у меня пятка чешется, и я переживаю, не влияет ли это на ребенка. Правда, этим я воспользовалась всего один или два раза за всю беременность, неудобно казалось человека дергать.

И тут я понимаю, что практически ничего не знаю о беременности, родах, детях и т.д. Мне-то все казалось - время есть, вот начну от бесплодия лечиться, тогда и почитаю. Пришлось срочно нестись в книжный магазин, а потом с работы вылезать в Интернет. Собственно, Интернет меня и выручал все эти месяцы и помогал не паниковать, понимать врачей, задавать нужные вопросы и поступать правильно независимо от врачебных рекомендаций. Кстати, всем могу только посоветовать: читайте! Читайте все, что найдете, не следуйте советам врачей вслепую! Все перепроверяйте, задавайте вопросы в разных Интернет-консультациях (ответы бывают прямо противоположные!). Про беременность можно и в книжках читать, но Интернет и журналы дают куда более современную информацию, книжки часто устаревшие попадаются или западные, рассчитанные на их здравоохранительную систему. Вот уж где знание-сила, так это во время беременности и родов. Ведь у врачей пациентов - десятки, они и забыть что-то могут, и перепутать, а вы у себя одна. Я это из опыта знаю, см. ниже.

Иду в районную ЖК, становлюсь на учет. На кресло мне теперь можно, так что все проходит без проблем. Та же врачиха вполне мила и вежлива. И нате вам - первый же анализ выявляет повышенные лейкоциты, значит идет воспалительный процесс! Сдаю анализы на всевозможные болячки, часть в КВД, часть в ОАО Медицина. С Медициной вообще прикол. Я там решила специалистов пройти, чтобы в ЖК талоны не брать и в очередях не сидеть. Поскольку страховка беременность не оплачивает, все врачи, кроме гинекологов, дружно начинают обманывать страховую компанию! То есть, для теток-терапевта, окулиста, стоматолога, инфекциониста беременная женщина - повод для восторга. Они меня обследовали от и до, а в страховую писали, что у меня ОРЗ (поэтому ЭКГ делать надо), что у меня герпес на губе, поэтому анализ крови на антитела надо сделать и т.д. А вот гинекологам беременная женщина - не в новинку. Поэтому, когда инфекции у меня обнаружили, то они честно сказали - страховкой это не оплачено, надо бы в стационар, под капельницей полежать для поднятия иммунитета, но мы не можем. Идите в районную, там вас пускай лечат забесплатно. Капитализм, блин. А в районной про такие капельницы и слыхом не слыхивали, это для них слишком круто.

Да, инфекции все-таки обнаружили. Причем, целый букет - уреаплазма, антитела к герпесу и ЦМВ. Описание в Интернете меня чуть до обморока не довело. Все эти бяки могут привести к выкидышу и заболеваниям плода, а лечить их в первом триместре нельзя! Я ревела на плече у Вити, не понимая, откуда эта дрянь взялась! Мы ведь оба были здоровы, я пару месяцев назад мазки сдавала на плановом осмотре, и все было чистенько, и у него тоже все в порядке. Реакция Вити: "Раз надо, будем лечиться, а истерить тебе нельзя. Все будет замечательно. Какая теперь разница, откуда что взялось? Мы друг другу не изменяли, но мы ведь взрослые люди, и до нашей встречи у нас были другие партнеры, так что все могло быть. А с беременностью проявилось". Бог ты мой, как я ему была благодарна за эти слова! Те, кто читал первую часть моего рассказа, знают, как в похожей ситуации поступил мой первый муж, причем даже не будучи уверенным, что болячка и в самом деле существует!

Реклама

Значит, надо думать конструктивно и лечиться. Ну, герпес и ЦМВ у меня никогда не проявлялись никак, антитела класса G. Значит, я просто носитель, когда-то, может, и болела, не зная того, но сейчас все спокойно. Вот тут я мысленно еще раз ругнулась в адрес бывшего мужа. А откуда еще у меня этой красоте взяться? А он от герпеса лечился, это я знаю. Ладно, главное, лечить тут ничего не надо, достаточно поддержать иммунитет Вифероном, чтобы не было вспышки инфекции во время беременности. А уреаплазму можно лечить только после 12 недель. В ЖК врач говорит - неа, после 16 будем лечить.

В 14 недель еду к доктору в Сеченова. Он смотрит на анализы, и говорит: фигня. Про герпес и ЦМВ я была права, велено забыть и ничего не делать. А от уреаплазмы выпить Сумамед, мне и мужу. И мне потом Дифлюкан, чтобы молочница не развилась после антибиотика. Пью, через месяц контрольный мазок - все ок. Самое смешное, в районной ЖК врач про уреаплазму ЗАБЫЛА. Когда я пришла в 16 недель, она и не вспомнила, что надо бы эту дрянь пролечить. А то, что лейкоциты вдруг ни с того ни с сего оказались в норме? Да она и не заметила! Так в ЖК и не знали, что я и без них вылечилась. А если бы я не ездила в Сеченова? Что было бы?

Это ладно, врачи в ЖК не раз лажались. То есть вес и давление они меряют хорошо, ничего не скажешь. А на большее там рассчитывать нечего. Они мне ношпу то прописывали, то отменяли, а про такое лекарство, как гинипрал даже и не вспомнили. Если бы в Сеченова мне его не прописали, вряд ли бы я доносила детку. Пол ребенка так и не определили. Анализы получались то с лейкоцитами, то чистые, то вообще терялись. В третьем триместре у меня была кишечная палочка и гарднерелла (в бассейн обычный походила), но они об этом так и не узнали - цистит и цистит, выделений вроде нет, попейте канефрон и толокнянку. А анализы сделать - это уж в Сеченова пришлось ехать, там и лечение назначили. Более того, на УЗИ в ЖК не увидели обвитие пуповины. Если бы я рожала только по их обменке, все могло бы закончиться не так удачно. Отсюда мой вывод: наблюдаться в двух местах - неплохой способ застраховаться от врачебных промахов. Но требует времени, сил и нервов, особенно если одно из мест - районная ЖК. ЖК годится только для идеальной беременности, а кто может быть уверен, что все идеально? С другой стороны, я хоть баночки с мочой через весь город не возила по утрам, и кровь натощак сдавала не на другом конце Москвы, и вся эта лабуда, типа ВИЧ и сифилиса, была в 5 минутах езды от дома.

Доктору из Сеченова Олегу Александровичу Остроумову отдельное спасибо за позитивный настрой. После общения с ним любая болячка казалась ерундой, хотя, если честно, меня немного напрягали постоянные шуточки-прибауточки и фразочки типа "сигай на кресло". Забегая вперед, скажу, что после родов я уже смогла с ним более-менее адекватно разговаривать, а во время беременности была заторможенная, смотрела коровьими глазами и, наверное, выглядела полной кретинкой.

Все, хватит про болячки, пора про жизнь с деткой. Лето пролетело незаметно, в отпуск я не пошла - решила сохранить его "на после родов". На работе оказалась "товарищ по счастью", Наташа за соседним столом забеременела на 5 недель позже меня. Мы стали потихоньку забивать на работу, приходить к 11 и уходить в 5, ходить обедать в кафе, подолгу обсуждать наши беремчатые проблемы, типа, где купить очередные штаны: в Свит-Маме или в Mothercare. Женский коллектив нам только умилялся. Я потихоньку переставала воспринимать беременность как нечто исключительное и стала давать себе поблажки. Если в начале категорически отказалась от кофе, то теперь выпивала по утрам чашечку без кофеина. Если надоедало есть творог и йогурт, шла в Макдональдс (да, ехидна, но ведь всего несколько разочков за весь срок!). Могла позволить себе отхлебнуть у Вити из стакана пару глотков пива.

А еще очень хотелось, чтобы скорее вырос пузик, чтобы все видели, какая я счастливая, не просто толстая, а беременная! Заранее рылась в Интернете, приглядывала себе одежки. Вес рос очень быстро, я и так всегда была колобком (67 кг при росте 163), а тут как пошла набирать по полтора-два килограмма в месяц! Но смотрелось это все вполне органично.

В 16 недель я начала прислушиваться - вдруг пошевелится? Все читала описания других беремешек, хотелось понять, на что это будет похоже. Оказалось - ни на что! Это было легкое щекотание, но я сразу поняла - вот оно! Вечером, лежа на кровати, почувствовала снова. Вить, говорю, кажется, мы шевелимся! Витя стрелой метнулся к пузу, пришлось со смехом объяснять, что он еще пару месяцев снаружи ничего не услышит.

Уже через несколько недель детка шевелилась вовсю, обычно на работе после обеда, приходилось откидываться на кресле и полулежа ждать, пока мелочь наиграется. Ну и вечером, конечно. Ничего нет слаще этих минут, когда ты лежишь и слушаешь человечка внутри себя.

Анализов АФП/ХГЧ ждала с легкой дрожью. Сколько раз прокляла себя за то, что курила и вино пила в первые семь недель! Я же не знала, что могу забеременеть. А вдруг с анализами что-то не так? Что тогда? Но обошлось. Опять же, результаты в ЖК бывают готовы неделе к 20-й, когда пересдавать анализы уже поздно, а по единичному анализу судить нельзя. Так что вряд ли я бы стала что-то предпринимать, окажись они не в порядке.

А в 20 недель на УЗИ мне сказали, что похоже на девочку, но надо подождать, на таком сроке еще можно ошибиться. В 24 недели сомнений не оставалось - это заинька! Я всю жизнь хотела именно дочку, и Витя тоже! Как же мы радовались! И хотя мы люди не суеверные, решили имя пока не выбирать, вещей не покупать, все успеем после родов.

В начале октября вдруг позвонил бывший муж. Ему нужна была моя подпись на налоговой декларации за 2003 год, и подделать ее он отказывался, предложил увидеться. Тут я обнаружила, что не просто женщина, а "баба-стерва", что мне будет приятно взглянуть на его лицо, когда он увидит пузень. И поехала покупать себе в Свит-маме вельветовые брючки. Ожидания оправдались - лицо бывшего много чего выразило. Он-то благодаря своим родителям считал, что я детей иметь не могу. А я мило щебетала, улыбалась, съездила с ним пообедать, как будто ничего и не происходит. Потом с подружками радостно обсудила этот эпизод.

К концу осени я настолько привыкла к тому, что у меня небольшой тонус и все время то потягивает, то напрягается живот, что перестала обращать на это внимание, хотя и продолжала пить гинипрал. И правильно сделала, что перестала об этом думать - жить сразу стало легче. Я ходила в бассейн, ездила в гости, работала. Бассейн, если помните, ни до чего хорошего не довел - через месяц начался цистит и обнаружили кишечную палочку и гарднереллу. Но немного в форму пришла. Так что если кто хочет поплавать - не ленитесь, добирайтесь до специальных бассейнов, где с беремешками и детками занимаются - там вода намного тщательнее контролируется. Мне туда ездить было далеко, вот и доплавалась в "Трудовых резервах".

Очень приятно было быть беременным водителем. Надо было видеть глаза мужиков, когда из только что аккуратно припарковавшегося задом в маленькую дырочку Опеля вылезает не просто женщина, а женщина с огромным пузом! Наверное, думали в страхе: "И ЭТО еще ездит по дорогам!" Гаишники, опять же, документы проверяли на удивление быстро и невнимательно, так и норовили отпустить меня поскорее...

Больничный мне в ЖК всучили в 30 недель, как по какому-то неведомому закону положено. Как я ни уговаривала, врачиха отсрочить это дело отказалась. Ну, понятно: если что, с нее спросят, почему она меня домой не засадила, а кому охота нести ответственность? Но на работе всё поняли, и мы договорились, что я работаю до Нового Года, а потом выхожу не в апреле, как в больничном указано, а в конце мая.

В ноябре Витя оформил все-таки развод (там морока с документами была, он гражданин Украины, а у бывшей его прописка не в Москве, так что волокиты было немеряно). Так что я на седьмом месяце вышла замуж, причем так, как хотела всегда: без пышной свадьбы, только родные, и невеста не в платье с кринолином, а В БРЮКАХ!!! В светло-бежевых вельветовых брючках с нежной вышивкой, с мягким карманом для пуза. Представьте себе - суббота, торжественная регистрация, полный загс невест в кринолинах и с причесонами, и тут такой колобок катится! А почему нет? Почему беремешки с большими сроками часто отказываются от торжественной регистрации и предпочитают тихо расписаться в будний день? Что, беременная невеста не заслуживает праздника, что ли? А на следующий день мы пригласили своих друзей в боулинг, чтобы отметить это событие. Все-таки в свадьбе не в первый раз, да еще и с пузом, есть свои преимущества: никто не ожидает от тебя выполнения всяческих условностей, можно все делать так, как ты хочешь.

К зиме зайка в животике толкалась со всех сил, иногда даже немного больно, но как приятно! Ворочалась с боку на бок. И тут вдруг на тебе: на УЗИ стало видно однократное обвитие пуповины. Я перепугалась не на шутку, но КТГ показало, что кровоток в норме, с деткой все хорошо. С тех пор я очень чутко слушала шевеления моей девочки, зная, что если она вдруг перестанет шевелиться, надо пулей лететь в больницу. Но обошлось. В ЖК обвитие, естественно, не увидели, но я с ними к тому времени и разговаривать перестала: давление померили? Взвесили? Все отлично, спасибо, до следующего раза. Когда мне там посоветовали попить Рибоксин "чтобы подкормить ребеночка", который и так весил больше нормы и чувствовал себя отлично, первым делом позвонила врачу из Сеченова. И услышала: "Не спорьте с врачами из ЖК. Соврите, что пьете и вам лучшает прямо на глазах". Но врать не пришлось - при следующих визитах в ЖК про Рибоксин никто и не вспомнил.

Решила, что теперь уж точно пора на курсы для беременных. То есть решила я раньше, но все как-то времени не было, или группу надо было ждать. Короче, в 30 недель я поехала на пробное занятие в Пангею. Центр мне очень понравился, отношение - супер, но... За занятие я не узнала ну ничегошеньки нового! Все это я уже читала, многое для моего срока было уже поздно. А еще я поняла, что могу и не отходить весь курс, родить до его окончания и так и не услышать самое главное - собственно про роды. Так и не стала ходить - общения мне и на работе хватало, в том числе и с беременными, а больше ничего от этих курсов ожидать не приходилось.

Новый Год встретили весело, сначала с родителями, потом поехали к друзьям. Я, естественно, за рулем - все равно не пью. В праздники к нам все время кто-то приезжал в гости, но я не особо напрягалась, все понимали, что ожидать разносолов от меня на таком сроке не придется, и радовались пиву с чипсами. А после праздников я поняла, что не зря дают больничный на позднем сроке. Я весила больше 80 кг, мне было тяжело и больно ходить, по ночам не спалось, детка ворочалась так, что пятки торчали из моих боков. Ночные слезания с кровати для похода в туалет до сих пор вспоминаю с содроганием. Все равно я гуляла по часу при любой погоде, но каких трудов мне это стоило! За рулем я себя по-прежнему чувствовала неплохо, но стало трудно вылезать из машины. Под конец детка так давила, что было больно повернуться с боку на бок в кровати, не говоря уже про сесть или встать с нее. А так как вставать за ночь приходилось не раз, ночи превращались в сущее мучение. Где уж там отдохнуть и набраться сил перед родами!

Скажу честно, я очень боялась родов и боли, но не разрешала себе об этом думать. В конце концов, не умру же я от этого? Ну и что, что я всегда мечтала об эпидуральной анестезии? Я не очень верю в то, что в нашей стране это уже научились делать качественно, а рисковать не хотелось. Я не думала строить из себя героиню, и, несмотря на прочитанную книжку Серзов и согласие с ними во многих вопросах, от анестезии отказываться не собиралась.

В какой-то момент мне стало стыдно. Потому что вдруг я испугалась не родов, а того, что будет после. Я же ничего не знаю про детей! Я не умею с ними обращаться, у меня не было братиков-сестричек. Более того, мне придется изменить всю мою жизнь, я не смогу спать по утрам в выходные, куда-то ездить развлекаться и т.д. Может, это и не очень красивые мысли, но разве вам они никогда не приходили в голову?

С работы звонили чуть ли не через день. И хотя до ПДР (5 февраля) еще было время, все с изумлением в голосе доставали меня вопросом, когда же я наконец рожу. Начались жуткие метели, Москва встала в пробках. Тут запаниковала моя мама. Она стала причитать, что я начну рожать и обязательно попаду в пробку, будем ехать от нас до Пироговки часа три, так и рожу в машине. Уговаривала меня лечь в роддом. Но я уперлась - не хочу я в роддом раньше времени! Я хочу приехать туда со схватками, а то они меня подержат дня два, да и вколют окситоцин для стимуляции, чтобы койку зря не занимала!

У меня постоянно тянул низ живота, но я знала, что это нормально. Тренировочные схватки были постоянно, но они совсем не болезненные, просто напрягался сильно живот, и все. Несколько раз я думала - вот оно, становится больнее. Но все успокаивалось, и опять начиналось ожидание. Я собрала "больничную" сумку, распечатала список вещей, которые надо купить для детки, пока меня не будет дома, и отдала мужу. В Сеченова я уже ездила раз в неделю, в районную ЖК ходить перестала. Сказала, что ложусь в больницу дожидаться родов. Поверили на слово.

Наконец Олег Александрович сказал, чтобы в понедельник 7 февраля я явилась к нему на осмотр уже на всякий случай с вещами. Мол, если опять ничего не происходит, поедешь домой, а если решу тебя класть, чтобы за вещами не мотаться. Утром седьмого февраля папа заехал за нами, Витя с мамой тоже поехали на всякий случай - вдруг меня положат? В 9:30 мы были у дверей. Витя попрощался со мной и уехал на работу, обещал приехать к вечеру. Папа с мамой остались ждать в холле.

Олег Александрович посмотрел меня на кресле - во время осмотра на перчатках осталась кровь. Что, говорю, неужто пробка отходит? Он ничего не ответил. Вышли из кабинета - доктор говорит: "Знаешь, неохота мне тебя домой отпускать. Вдруг что? Обратно поедешь через весь город, что ли? Давай тебя оформлять". Взяла у родителей сумку с вещами, попрощалась, и доктор отвел меня в отделение. Страха не было совершенно - я ведь не рожать шла, а скучать в больнице в ожидании. Жаль только, журнальчики забыла с собой взять.

Тогда я еще не догадывалась, что беременность моя, собственно, уже закончилась.

Здравствуй, Жук!

Итак, меня провели в отделение. Сначала в маленькой комнатке положили делать КТГ. Доктор ушел, а я тихонько подремывала под стук родного сердечка моей девочки. Девочка иногда ворочалась, но в целом вела себя прилично. Потом сделали УЗИ, предсказали вес 3,4-3,6 кг. И отвели в палату.

Палата оказалась шестиместной. Это меня несколько удивило, я читала, что они в Сеченова трехместные. Но душ и туалет были прямо в палате, стоял холодильник и телевизор, даже электрочайник был, а из 6 кроватей заняты были только 3 (через пару дней все 6 были заселены). Я выбрала кровать у окна. Через пару часов поняла, что эта кровать дополнительная, ее поставили, чтобы "жилплощадь" не пропадала. А ни лампы, ни кнопки вызова медсестры не провели. Но это меня тогда не взволновало, главное, я лежу немного на отшибе.

Пришла девушка-ординатор, подробно расспросила про то, как протекала беременность (а чего спрашивать, карточка-то у нее в руках!), про всякие болезни в семье. Отправила в приемный покой. Я переоделась в домашние штаны и футболку и пошла.

В приемном покое пришлось снова отвечать на всяческие вопросы про беременность, про болячки. Потом сдавать кровь из вены (уже не помню, зачем им это надо было). А с этим мне везет через раз, то "как комарик укусит", то вену не могут найти, пока чуть в обморок падать не начну. Естественно, на сей раз вена "спряталась", но состояние было настолько возбужденное, что до обмороков дело не дошло.

Вернулась в палату. Тут вошли две девушки, то есть мамочки. Им как раз сняли швы, и они обсуждали то, насколько теперь жизнь легче станет. А потом им принесли малявок кормить. Да, в этом отделении очень часто беремешку не перекладывают в другую палату после родов, так что в одной палате могут лежать и пузатики, и мамы. А с нами даже потом одна девочка на сохранении лежала. Не уверена, что это хорошо, ей ведь покой нужен, а в палату в двенадцать ночи и в шесть утра приносят пищащих деток. С другой стороны, для беремешек вид малышей - залог того, что и у них через пару дней все будет так же. Успокаивает как-то.

В час дня доктор позвал меня в смотровую, опять загнал на кресло. Знаешь, - говорит - по-моему, ты тихонько вступаешь в роды. А что мне ему сказать? Живот вроде потягивает немножко, но я к этому привыкла уже за последние дни. Я-то жду схваток, то есть сильной боли с перерывами, схватит - отпустит, как в книжках и в Интернете описывают. А у меня тянет все время чуть-чуть, на месячные похоже.

В палате сидеть - тоска, хожу по коридору. Смотрю на часы: время тянется, еще только полвторого. Подошел доктор: "Чего на часы смотришь? Время засекаешь?" Не, говорю, просто смотрю, который час. Он меня предупредил, что ему надо отъехать на пару часов по делам, и чтобы я ему на мобильный звонила, если что. Я ему, не волнуйтесь, не рожу. Позвонила Вите, попросила привезти журнальчиков почитать и попить что-нибудь. Он сказал, что часам к четырем уже подъедет.

Вернулась в палату, нашла старый "Космополитен", лежу, читаю. А живот болит все сильнее и сильнее. Но я-то знаю, что схватки идут с перерывами! Минут через пять, потом чаще. А у меня перерывов нет, значит, это не схватки. Пытаюсь подремать, но без толку. Через какое-то время понимаю, что не могу лежать, больно. Надо бы походить. Хожу вдоль окна палаты, как тигр в клетке. И потихоньку до меня доходит, что болит все сильнее и сильнее, и что боль эта действительно цикличная! То есть, то сильная, то чуть послабее. А вот таких пауз, когда совсем не болит, нет. Беру часы, засекаю, как долго боль слабая. Получается где-то 2-3 минуты. О-па, думаю, неужели это мы так быстро рожаем?

Позвонила Вите, сказала, чтобы не приезжал, потому что у меня схватки, и я к нему не выйду, а внутрь его не пустят без пропуска. Потом узнала, что он чуть не заплакал прямо в метро, растерялся и поехал к моим родителям искать утешения... И хожу дальше по палате, терплю, дышу глубоко, опираюсь на подоконник. То есть врачи не в курсе. Спросите, почему? Да я же Серзов читала перед родами! Думаю, сейчас врачам только скажи, они меня тут же схватят и уложат на спину, обклеят датчиками и вколют чего-нибудь вредного. Пока могу, значит, буду молчать. Первой не выдержала одна из мамочек, позвала сестру с поста. Но я ей сказала, что все пока ОК, так, живот побаливает, но терпимо. Сказала, что позову, если что. А еще через какое-то время поняла, что больше терпеть нет сил. Схватки стали достаточно сильными, а самое противное, что не было перерыва, когда можно было бы отдохнуть. Минуты две - и по новой. Тут я позвонила доктору, и обрадовала его тем фактом, что процесс пошел. Мне было велено не волноваться и никуда не ходить, он сам все организует по телефону и приедет.

И завертелось. Пришла дежурная врач, убедилась, что рожаю. Еще через пару минут явилась сестра и от дверей помахала мне клизмой. Пошли в маленький специальный закуток. Я дома бриться не стала, потому что думала, вдруг до родов еще долго? Просто взяла с собой станок, чтобы самой в больничном душе побриться. Зря я так. Сестра с моим станком не справилась и извлекла свой, кондовый, советских времен. Потом я мысленно прокляла Серзов и их советы не отдаваться врачам. В обычном советском роддоме такие фишки не катят. Позвала бы я их раньше, мне бы, пардон, клизму делали заранее, когда я еще могла бы это вытерпеть. А клизма с сильными схватками не просто ужасна, но еще и бесполезна.

Потом был душ, чистая линялая роддомовская рубашка, и я отправилась в родовой бокс, где меня ждала акушерка Катя. Она уложила меня на кушетку и подключила датчик КТГ. Сопротивляться я не стала: у детки было обвитие, так что было не до преимуществ свободного положения мамочки, это в начале можно было ходить, пока схватки были слабые. Тут я прекрасно понимала, пусть мне так больнее, но детку опасности подвергать нельзя. В какой-то момент я поняла, что уже не молчу, а стону, и готова закричать. Но спасибо Кате, она тут же напомнила мне, что не орать надо, а дышать. И я стала дышать часто-часто на пике схватки. Помогло. В руку ввели иголку-катетер, к которой потом прикрепляли емкости с физраствором, обезболивающим и т.д. Очень практично, чтобы каждый раз не колоть и капельницу за собой не таскать.

Пришла врач, посмотрела раскрытие. Я ей: да какое раскрытие, схватки только начались! А она мне - между прочим, уже 3-4 сантиметра. Чтобы к приезду Олега Александровича было полное! Я обрадовалась, что хоть не похоже на затяжные роды, этого я сильно боялась и из-за боли, и из-за обвития детки. Тут я, кстати, не выдержала, и попросила обезболивание. Мне очень не понравилось, что мне ответили, как ребенку: сейчас, пошлем молодого доктора за промедолом в другое отделение. Могли бы честно сказать, что еще рано, будет раскрытие побольше - сделаем.

Благодаря Интернету и книгам я прекрасно понимала, что со мной происходит, что делают врачи, поэтому ничего не боялась. Когда внесли судно, я сразу спросила: пузырь вскрывать будем? И, получив утвердительный ответ, успокоилась. Это было совсем не больно, даже любопытно. Вообще, в родах любой отвлекающий момент - подарок. Потом ввели промедол, обещали, что я посплю. Немного покружилась голова, но сна не настало. Просто наконец появились перерывы между схватками, когда боль почти исчезала, до этого перерывов практически не было, просто боль становилась терпимей.

Приехал Олег Александрович, проверил раскрытие - 5 см. И потянулось ожидание. Я стонала и дышала, в какой-то момент даже молилась, а доктор и акушерка сидели рядом, смотрели на монитор КТГ, разговаривали. Меня ни на секунду не оставляли одну, что очень приятно. Было так больно, что в какой-то момент я, кажется, даже просила о помощи, но чем тут поможешь? Утешало, что все идет очень быстро, по словам доктора, с таким запалом пятерых рожать надо. Иногда я между схватками обретала адекватность и даже вступала в разговор с врачом. Пожаловалась, что детка не родилась пятого, в день рождения Боба Марли. И услышала: "Зачем тебе ребенок-растаман? Дурь курить?" Приятно, когда доктор - свой человек, правда?

Раздражало то, что во время схваток кто-то все время пытается меня посмотреть, то доктор, то еще кто-то. В какой-то момент я даже попросила этого не делать, но кто слушает пациента? Наконец, акушерка спросила, знаю ли я как тужиться. Я, конечно, читала и об этом, но решила, что ее объяснения будут полезнее. Оказалось, доктор будет считать до трех, и тужиться надо на счет три. Главное, не в голову. Но мне пока еще не было понятно, как тужиться в принципе. Через некоторое время стало понятно, но было еще нельзя, пару схваток пришлось продышать.

Наконец, мне было сказано, что сейчас будем тужиться. Доктор сел у меня в ногах и дал команду. Вроде, получилось, и больно так больше не было. Потом еще. Мне сказали, что я все делаю хорошо. Еще потуга - и доктор сказал, что головка идет, вставляется правильно. Пошли рожать.

О, ужас! Родзал и кресло - через коридор! Туда надо было еще дойти. Надо сказать, что, несмотря на быстроту родов по меркам врачей, по моим внутренним часам прошла уже вечность, и я очень устала. Не, говорю, я туда не дойду. А доктор мне - куда ты, мать, денешься от нас, надо! И под рученьки с акушеркой меня отвели.

Реклама

Как влезала на кресло - помню смутно. Потом снова тужилась, но больно уже не было, просто хотелось, чтобы все поскорее закончилось. Это меня и подвело. В какой-то момент я уже не могла слушаться и выполнять команды, и не сумела сдерживать потуги, хоть и очень старалась. Поэтому, родив без разрывов головку ребенка, я порвалась деткиным плечиком. Но этого я не почувствовала, это мне уже потом рассказали. Видимо, доктор понял, что надо действовать быстрее, поставил кресло вертикально и один раз надавил на живот. Как я этого не хотела до родов! Мне казалось, что это неправильно, неестественно. Но из-за обвития важно было родить быстро, ведь головка уже была снаружи. Поэтому я об этом ни капельки не жалею, чем строить из себя героиню и навредить ребенку, лучше пожертвовать своим представлением об идеальных родах.

Как детка выскользнула, я не почувствовала, просто в один момент доктор поднял на руках маленький комочек и спросил: "Ну, мама, кто?" И я ответила: доченька. Я не могла ее толком разглядеть, но она показалась мне удивительно красивой. Я попросила положить ее мне на живот, но ее сначала унесли отсасывать слизь, попросив меня подождать пару минут. Из-за ширмы донесся детский крик. Я спросила, мы ли это - ответ был утвердительным. Так первый раз вместо "я" и "она" совершенно неосознанно появилось это забавное "мы", которым грешат все мамочки. Потом детку положили на такой непривычно-мягкий, словно сдувшийся живот - и детка тут же затихла. Сестра выдавила ей в ротик пару капель молозива. Очень не хотелось расставаться, но детку забрали. Сказали, что вес 3510, рост 52, 8-9 по Апгар, обвитие никак не сказалось - гипоксии нет. Время рождения - 18:30.

Плацента отошла совсем безболезненно, доктор ее рассмотрел и сказал, что все в порядке, но что теперь придет анестезиолог и он меня зашьет. Было как-то чудно: мне говорят, что у меня разрывы, а я ничегошеньки не чувствую, совсем не больно. Пришел веселый дядька-анестезиолог, прицепил к катетеру на руке очередной пузырек. Поговорили на тему имени для детки. И я отключилась. Это было неприятно, потом мне сказали, что этот наркоз вообще "глючный" и тяжелый, всем видится что-то, похожее на космический корабль - яркие огни, белые стены. Так и было. Пришла в себя на каталке в коридоре, трясет, знобит, болит, пардон, "мадам сижу". Подошли доктор с акушеркой, спросили, как дела. Честно призналась, что болит. Доктор давай меня смотреть, а я просить, чтобы этого не делал, сил больше нет. Слава богу, не слушают врачи пациентов. На следующий день он мне рассказал, что внутренний шов дал гематому, от того и боль началась. Пришлось меня снова усыплять, расшивать и зашивать по новой. Этого я, естественно, не помню, только по рассказу знаю.

Очнулась снова на каталке в коридоре, со льдом на пузе и укрытая теплым одеялом. Было погано, все ныло. Потом меня отвезли в палату и уложили на живот. Вкололи то ли анальгин, то ли баралгин и сказали звать, чуть что не так. Я подремала чуток, проснулась - а ведь все в порядке, чувствую себя отлично, только слабость небольшая. Взяла мобильный и позвонила Вите: "Привет, папа!" Потом звонила родителям, разослала СМС всем друзьям, обещая завтра позвонить.

Кое-как удалось уснуть, но около 12 ночи меня разбудил доктор, тронув за плечо и поинтересовавшись, как мои дела. Я спросонья и еще под действием анальгетика буркнула, что все хорошо. Он удивился: "Даже хорошо? Молодец! А у меня уже следующая родила". А потом уже не могла толком уснуть, все вспоминала про роды, мне не терпелось дождаться утра и увидеть детку.

Посреди ночи поняла, что от крови промокла пеленка подо мной, надо бы перестелить. А кнопки вызова-то у меня нет (помните, кровать на отшибе?). Будить соседок по палате, ища в темноте кнопку у них над койками, не хотелось. И я ползком-ползком, сползла с кровати, влезла в халат и по стеночке пошла на пост в другом конце коридора. А там никого нет. Пошла обратно в палату, нащупала-таки кнопку вызова. Пришла дежурная сестра, выслушала мою просьбу, и сказала идти в душ, пока она перестелет все. Я ее и послушалась. Она-то не знала про двойную дозу наркоза и что я уже весь коридор туда-обратно проползла! В душе у меня закружилась голова, я тихонько выбралась и медленно пошла через всю палату к своей обособленной кровати у окна. Не дошла. Упала в обморок прямо посреди комнаты к ужасу всех проснувшихся соседок. Тут же пришла в себя, встала, присела на кресло, но вспомнила, что сидеть-то мне наверняка не стоит. И тихонько добралась до кровати. Обошлось.

Детку принесли в полдесятого утра. Какая же она была хорошенькая! Тут же ухватила грудь и зачмокала, хоть молока и не было еще. Имени у девочки пока не было, поэтому мы с Витей стали называть ее Жучком. И, правда, маленький такой сладкий Жучок.

Вообще, с детским отделением в Сеченова дела обстоят своеобразно. То есть там отличные врачи и оборудование, они специализируются на трудных случаях, есть реанимация и т.д. Но сторонницам свободного вскармливания и совместного пребывания в этом роддоме делать нечего. Мало того, что деток возят по часам, так еще никто и не покажет - не расскажет ничего. Суют детку в руки - и все, делай с ней, что хошь. У всех детка первая, никто ничего не знает. Мамочки мучаются, а детка спит себе и грудь не берет. Только добудятся - детку забирают, и потом "Дамилом" докармливают. Если попадется хорошая сестра - может быстренько показать, как грудь давать. Плюс, поборы по мелочам. Мамочка должна сдать пачку памперсов, масло, крем. Представьте, детка там лежит 4 дня, нужна ей целая банка масла? А покупать приходится в палатке в больнице, где цены в два раза выше городских. То-то и оно. Не жалко, но лучше бы деньгами брали, было бы честнее, и была бы уверенность, что о детке лучше позаботятся.

Я тогда не переживала из-за того, что детка отдельно от меня: чувствовала себя достаточно погано, швы болели, слабость постоянная, хотелось немного прийти в себя, и возможность отдыхать по три часа между кормлениями только радовала. Потом, я же ничегошеньки не знала про малявок, как бы я с ней управилась, если никто ничему не учит? Вот если доведется второго родить, тогда я уже попробую найти роддом с совместным пребыванием мамы и детки, но обязательно с техническим оснащением не хуже. И еще, я должна верить врачу, а Олегу Александровичу я доверяла.

В целом же впечатление от роддома смешанное, причем именно из-за детского отделения. "Взрослые" врачи и акушеры там просто замечательные, персонал чуткий и внимательный, про то, что на рожениц можно накричать, никто и не слыхивал. Иначе как "Анечкой" меня в родах никто и не называл (кроме доктора, он предпочитал обращения типа "мать", но у него это очень здорово выходит.) Чистота идеальная, оборудование отличное. Никаких современных "наворотов" типа родов в воду и т.д., советская классика, но на высочайшем уровне. Эпидуралка возможна, но врачи ее недолюбливают и стараются отговорить.

Четыре дня в роддоме прошли, как один. Посещения там свободные (официально нужен пропуск и есть часы приема, а неофициально за маленькую мзду охраннику ходят все желающие и в любое время), так что на следующий же день все родные были у меня, на второй день Витя принес фотоаппарат, я сняла детку, и он отвез аппарат родителям показать, а еще через день муж прошел в часы кормления и посмотрел на детку сам.

На третий день, сколько я ни надавливала на грудь, молока не было видно. Я перепугалась, попросила маму купить смесь на всякий случай - нам завтра домой, а вдруг молоко так и не придет? И вообще, было грустно и страшно, хотелось плакать. До сих пор все было понятно, а как я буду дальше жить с дочкой? Ни молока, ни знаний... У-у-у-у! Говорят, именно на третий день со всеми такое происходит - адреналина от родов больше нет, гормональная перестройка идет, так что все видишь в таком черном свете - удавиться хочется.

Во время обхода пожаловалась Олегу Александровичу на отсутствие молока. Доктор засмеялся и говорит: "Это у тебя-то молока нет? Дай-ка гляну. А это что такое?" И как-то так надавил на сосок, что молоко фонтанчиком брызнуло прямо мне в лицо. Какое же это было счастье! На глазах у изумленной палаты врач брызгал мне в морду моим же молоком, а я заливалась от хохота. Два придурка, да? Но депрессию как рукой сняло.

Еще я спросила, как же так вышло, что я приехала к ним утром, и сразу начались роды? И доктор, улыбнувшись, объяснил, что я уже перенашивала, но он не хотел меня пугать. У меня, как у многих "старородящих", ткани уже не были эластичными, поэтому роды никак не начинались в полную силу, несмотря на то, что живот все время тянуло. И он во время осмотра немного отслоил плодный пузырь - тот стал сильнее давить на шейку и та начала раскрываться. А мне ничего не говорил, чтобы не напугать. Доктору, конечно, спасибо, я пару часов рожала, сама того не зная и сохраняя безмятежное спокойствие. Но, с другой стороны, это немножко подорвало мое к нему доверие - если это не сказал, может, в другой раз еще чего сделает без моего ведома? Ну уж нет.

А в пятницу сняли швы, снова взяли кровь из вены, на этот раз удачно (от анализа при поступлении синяк недели две сходил, но это почему-то казалось сущей ерундой). И дали добро на выписку. Педиатры тоже нас отпустили, сказав, что молока хватает, Жучок абсолютно здорова (за исключением физиологической желтушки, но это не болезнь), прививки сделаны. Так что я позвонила своим, и в пять вечера все приехали за нами, привезли доченьке красивейшие одежки. Не терпелось поскорее увидеть Жука без памперса, без больничных пеленок, и было очень страшно от той ответственности, которая теперь на мне лежит.

Вот такое со мной приключилось чудо. Чудо это было названо Софьей, и сейчас вовсю улыбается беззубым пока еще ртом, хватает игрушки и норовит погрызть, а я уже не могу себе представить, как можно было жить без моей сладкой доченьки. Мы до сих пор зовем ее Жуком, а еще Червячком и Хомячком. Щеки девушка и правда отъела хомячьи, ибо мамино молочко до сих пор ее единственная еда (тьфу-тьфу, не сглазить). Только вот, думаю, не скучно ли ей будет расти одной, без братика или сестрички? Надо над этим поработать...