Реклама

Реклама

Я - мама двоих детей. А еще - преподаватель, а еще - жена, а еще - любитель чтения. Говорят, у каждого человека несколько ипостасей. Вот, последняя упомянутая и оказалась - совершенно неожиданно - решающей при воспитании моих детей.

Будучи беременной первым ребенком (а было это в 1999 году), я принялась скупать выпуски тогда еще не таких многочисленных изданий, посвященных уходу за детьми. И здесь я впервые прочитала о необходимости тесного контакта с ребенком, о том, что такое аборт на самом деле, о детском питании, закаливании, развитии, о детской психологии, а, самое главное, о грудном вскармливании.

Здесь для меня вообще все было внове: сама я искусственница, воспитанная в строгих правилах режима, согласно которому кормить надо строго по часам, из одной груди (благодаря чему я и стала искусственницей), а долгое пребывание ребенка на руках у мамы рассматривать как способ дать этому самому ребенку возможность в дальнейшем сидеть на шее у мамы всю жизнь. О совместном сне я и не говорю - во времена моего младенчества у него обнаруживали огромное количество недостатков.

В общем, при достаточной изобретательности, кормление грудью достаточно легко превратить в весьма неприятное занятие, тем более для женщины, ставшей мамой в первый раз. Может быть поэтому многие мамы моих ровесников, с легкой грустью наблюдая, как я кормлю свою старшую дочь, говорили, что они своих детей кормить, к сожалению, не смогли, хотя и не имели ничего против этого.

Итак, ознакомившись с различными книгами и журналами, я решила, что буду кормить грудью. Потом я пошла на курсы подготовки к родам при Спасо-Перовском госпитале Мира и Милосердия, где нам тоже рассказывали о пользе грудного вскармливания, причем лектор упомянула о том, что вещества, содержащиеся в грудном молоке, оказывают важное влияние на формирование центральной нервной системы. Потом эта фраза станет для нас решающей.

Шестого марта 2000 года на свет появилась моя любимая доченька. Роды трудные (для нее), со стимуляцией. Она родилась вся синенькая, в асфиксии, 6-8 по Апгар, и закричала не сразу (это я пойму уже потом, тогда мне казалось, что закричала она быстро). Через час ее приложили к груди, но сосать она не захотела. Грудь взяла с трудом через сутки. А потом ее перевели в отдельную палату.

Через 2 дня мне ее вернули. К тому моменту я уже лежала и плакала в подушку. Врач успокоил меня, сказав, что ребенка сейчас принесут, что интеллект у нее не пострадает, а вот некоторые двигательные функции, возможно, будут нарушены. Я не хотела верить ни в какие нарушения. Моя наивность в те 24 года меня спасла. Я считала, что ради ребенка я смогу сделать все, ну, или почти все. И буду это делать.

Ребенок был под капельницей (такой, "пропеллер" в голове) "состояние средней тяжести" по неврологии. Я пыталась ее кормить, а когда ее забирали (сначала в отдельную палату, а затем в больницу), просто сцеживалась в раковину. Нянечки с жалостью смотрели на меня, но ничего не говорили. Опытным путем я тогда поняла, что пить много жидкости мне не стоит, чтобы не развился лактостаз (такого слова я тогда еще не знала, во многом ориентировалась по ощущениям и советам со стороны).

Когда доченьку увезли в больницу, я отправилась домой и два дня возила ей сцеженное молоко. Тогда его было много... Потом я сама легла к ней в больницу, но кормить грудью мне ее не разрешили. Мы сцеживали свое молоко в бутылочки, потому что детишки были слабенькими. У меня хватало молока для дочки, я сцеживала даже. И вот однажды врач сказал, что я могу сегодня кормить дочку. Я пришла на это кормление, как на праздник. И вдруг оказалось, что невропатолог рекомендовал подождать еще один день... После этих слов у меня почти пропало молоко. Резко и сразу. И я еще долго не могла сцедить более 20 мл. Дочку докармливали смесью.

Мы лежали в больнице почти три недели (это стандартный срок), и все это время я упорно расцеживалась, нарушая все графики кормления: все уже кормят детей, а я еще по полкапли выдавливаю из себя драгоценную для моего ребенка жидкость. (Мы кормили по часам, так что и в 12 ночи, и в пять утра мне приходилось выдавливать из себя капли молока, чтобы ей досталось ну хоть на 1 мл больше.) Некоторые мамы такого напряжения не выдерживали (ситуация достаточно стандартная) и просто переходили на искусственное вскармливание. Многие девчонки были уверены, что я напрасно стараюсь: раз молока нет, то и не будет. Но я упиралась как могла, хорошо помня о важности молока для формирования ЦНС. В моей ситуации рисковать и переводить ослабленного ребенка на смеси я не могла. Вместе со мной упорствовала и еще одна девушка. Мы победили!

Дома возникла другая проблема: ребенок больше любил соску, чем маму. Но тут мне пришлось воспользоваться советом одной больничной нянечки и не кормить ничем, кроме груди. Два дня возмущений - и ситуация стабилизировалась.

Зная мою ситуацию, знакомые не могли поверить своим ушам: я кормлю сама! "Чем?" Резонный вопрос "Своим молоком, а чем же еще?" - мой спокойный ответ. Дочку я прокормила до 2 лет 3 месяцев. Затем она отказалась от груди сама. Надо честно признаться, что в грудном вскармливании я была заинтересована и по другим причинам:

  1. материальная (мой муж тогда служил в армии, зарплата призывного офицера в это время 2000р.);
  2. "лентяйная" стерилизовать бутылочки и подогревать смесь, да еще и по ночам, мне не хотелось.

В прошлом году на свет появился мой сыночек. Я уже была опытной мамой, роддом тоже повысил квалификацию. Пройдя через налаживание лактации после рождения дочки, я уже знала, что и как надо делать: кормлю по требованию, много держу на руках, правда, спим мы полночи раздельно (мне трудно засыпать рядом с ребенком, да и необходимости в этом нет).

В общем, верьте, надейтесь, любите, и с Божьей помощью все у вас с кормлением получится. Главное - захотеть. Только хотеть надо очень сильно, не слушая "добрых" советов. Помните, что вы можете дать своему ребенку то, что не сможет дать ему никто в мире. Хотя бы в течение нескольких месяцев.

Ирина, irinaspi@mail.ru.