Реклама

Моя Машуля не брала игрушку почти до четырех месяцев, плохо спала, нам ставили «судорожную готовность», ишемию 2-й степени, задержку психомоторного развития (ЗПР), внутриутробную гипоксию. Вот мой итог беременности, о которой я рассказывала в статье «Каждый день — как на войне». Я не буду рассказывать про роды, они не отложились в голове по сравнению с дальнейшими событиями... Помню давление 160, врачей всяких, анестезиологов, реаниматологов, хирургов, около 20 человек в операционной, возглас доктора: «Ой, какая волосатая». С таким напутствием в мир пришла Ксюша (50 см, 3 кг), кудрявая и добрейшая капризуля, затем вскрик: «Ой, какая маленькая!» Так появилась боевая во всех смыслах Машуля ростом 45 см и весом 2 кг.

Очень плохо после «кесарево», девочек на третий день отправляют в Институт педиатрии РАН (доращивать Машу), мне лечат отслойку сетчатки, и через неделю я еду туда же...

Пролежав месяц в больнице, мы отправились домой с улучшениями, но еще через месяц стало ясно, что отставание в развитии у Машули имеется. И не маленькое. И что не давало мне забыть ни на минуту об этом — сестричка-двойняшка, которая развивалась по «среднестатистическому» графику.

Электроэнцефалограммы показывали недоразвитость тех или иных процессов без грубых нарушений, отсутствие многих проводимостей, включая отсутствие слуха на одно ушко, присутствовало неравномерное развитие тазобедренных суставов (например, один — на шесть месяцев, другой — на три, но оба «в норме»), кривошея. Три раза мы оказывались по «скорой» в больнице из-за неврологического спазма горла при плаче, ледяные руки и ноги по любому поводу. Машуля задыхалась и становилась похожа цветом кожи на баклажан в клеточку, и нас с кислородной маской везли в стационар.

Ну что же, надо было работать. Так как я занималась Машей, занималась и Ксюшей аналогично (естественно, кроме медикаментов), я все равно таскала их обеих с собой, и решила не разлучать их даже во время занятий.

Мы начали с массажа — 10 курсов через каждые два месяца. После второго сеанса я сама научилась его делать. Кормление было исключительно по графику, иначе мы бы ничего не успели. И через две недели сами девочки хотели кушать ровно по часам. На самом деле, никаких сложностей, голодного плача и дополнительных требований по этому вопросу не возникало никогда. Две прогулки в день по два часа — строго. Все игрушки — развивающие, никаких игрушек «без назначения» в доме не было. Мария Монтессори была прочитана от корки до корки между кормлениями, благо, Ксюша всегда спала хорошо, и я читала, расхаживая ночами по комнате с Машулей на руках, нацепив на голову фонарик на обруче, которые продаются в любом магазине туристических принадлежностей. Этим фонариком, кстати, маленькая Маша заинтересовалась прежде всего — она лежала на руках и рассматривала то книжку, то фонарик. Она совершенно не спала в кровати до полугода — только на руках, требовала, чтобы я или ходила, или сидела, но не лежала. Поэтому я привязывала пояс от халата к ноге и Ксюшиной кровати, чтобы подкачать ее, не вставая. Обнимала Машулю, обвязывала себя двумя пеленками, чтобы во сне не разжались руки и Машка не свалилась, садилась с ней в кресло и спала.

На пол был положен коврик, аналогичный коврику для ванной, к нему крепились в разных местах более 15 прозрачных мешочков с бусинками, монетками, шуршалками и пищалками всех сортов, кусочки разноцветных тряпочек. Таким образом чуть позже мы стимулировали интерес и желание проползти хоть немного, чтобы достать мешочек.

Отдельная терапия проводилась в сфере музыки — дома всегда (в совокупности около 10 часов в сутки в течение одного года и восьми месяцев без исключения) проигрывалась музыка — от легкой, адаптированной классики до джаза, народных песен, церковных песнопений, песенок из мультфильмов, расслабляющих мелодий. В год и два месяца Ксюша умела менять диски в проигрывателе, Маша научилась в полтора (а вот как раз баловаться и нажимать другие кнопки одновременно они начали позже, ближе к двум). С семи месяцев три минуты в день (далее — до 10 минут) на компьютере демонстрировались карточки Глена Домана (тоже был изучен «от и до»). Помимо зарубежных специалистов, я изучила те материалы, которые смогла найти в свободном доступе от питерского Института мозга и Института раннего вмешательства. Скажу сразу, не томя, что слух на правое ушко возник в 11 месяцев, но сровнялся с нормой по качеству проводимости только в два года (мы делали сначала УЗИ и ЭЭГ, потом только ЭЭГ каждые три месяца; и делаем до сих пор каждые три месяца).

Ближе к году добавился специальный массаж стоп и пальцев рук (два раза в день каждой девочке ежедневно до сегодняшнего дня), в этом нам помогают «ежики» — металлические массажеры-пружинки. Массаж головы любим-обожаем — я его делаю специальным массажером перед дневным и вечерним сном (с полутора лет до сегодняшнего дня). Купание — каждый день, игры в ванной, попытки плавать, хотя в бассейн мы пошли по причине моей усталости и отсутствия свободного времени только месяц назад. С полугода я начала понижать температуру воды после купания, в настоящее время мы после купания обливаемся холодной водой (летом — максимально, зимой — чуть щадящее), делая контрастный душ. Ксюша дуется, но идет. Машуля любит и «скачет» от радости. Не буду говорить, что мне морально далось это легко, когда сначала они плакали и отказывались... Но нужно было что-то делать....

В год и три невропатолог потребовала отлучать нас от соски, которую мы любили. Я прочитала кучу форумов и статей, решила дело таким образом. Соски были привязаны к ручке шкафа на кухне и в комнате у шкафа там, что снять их было нельзя, а сосать, стоя рядом — сколько хочешь. Запрета на соску не было, хочешь сосать — пожалуйста. Но все интересное в квартире не находилось возле этих шкафов, и, пососав минуту, они убегали играть, и, если хотели «приложиться» к соске снова, необходимо было бросить игру и бежать к соске, стоять рядом со шкафом и ничего не делать. От соски мы отказались ровно за четыре дня.

Запретов в квартире не было никаких, кроме 1) плиты, 2) взрослого туалета (куда я принесла и сложила всю бытовую химию, лекарства, другие опасные вещи), 3) входной двери без мамы, 4) подоконника. Все. Остальное было «можно». Горшок надеть на голову, залезть с ним на стул и громко кричать, размахивая пеленкой — на здоровье. Вытащить из шкафа весь гардероб и одеть на себя шесть штанов и сверху трусики — пожалуйста, хочешь разобрать диван, залезть внутрь — пожалуйста, только потом все вместе сложим это все обратно. На всех розетках, дверях и косяках стояла защита, а углы мебели были обклеены пенопластовыми защитами. Мне казалось, что чуть подпортить мебель вполне можно в таком случае.

Строгая диета и правильное питание тоже входили в мою программу. Я кормила грудью до трех месяцев, докупая донорское молоко, потом мое молоко пропало совершенно на нервной почве. Мы перешли на смеси, ввели прикорм. Все всегда рассчитывалось по граммам в прямом смысле слова. Нам сейчас 2,5 года, и до сих пор девочки не знают вкуса макарон, пельменей, сосисок, шоколада, конфет, варенья, приправ, жареного, пакетированного сока и т.д. Два раза в день — каши, один раз — суп, творог через день, легкие бутерброды с сыром на хлебцах из цельного зерна. Фрукты — только из нашей полосы и только сезонные, все остальное — в компот. Сухофрукты, немного печенья, кефир. Вся еда давалась по нижней границе необходимого количества для их возраста, и что такое «я не хочу кушать» я пока до сих пор не знаю, они готовы покушать с удовольствием всегда. Не было и до сих пор нет перекусов (только летом вода на улице из своих поильничков), рано отошли ночные кормления, после года про это мы забыли.

На стенах с полугода у нас расположились буквы, слоги и простые слова на цветной бумаге формата А4 (лист размещен в прозрачный файл и пришпилен булавками к обоям). 33 буквы русского алфавита заняли стены как раз всей квартиры, ниже расположились картинки с животными и природой.

Коляску я выбросила в полтора года, объяснив девочкам, что они уже большие «ляли», а если захотят быть маленькими «лялечками», я понесу их на руках. Приходилось таскать первое время, конечно, но не часто, по настроению, все остальное время везде мы ходили пешком. Девочкам были сшиты маленькие сумочки, куда они могли положить сок или баночку с питанием в магазине, и они всегда несли эти сумочки вместе с мамой домой.

В год и восемь мы ввели ежедневные хождения по лестнице — два раза в день перед и после прогулки — на пятый этаж пешком и обратно. Долго, больно, капризно, Маша висит на руках, Ксюша висит за ней... Что рассказывать.... Но в два года это был уже десятый этаж (туда и обратно два раза в день). Это делается до сих пор ежедневно без исключения. И уже легко.

Прогулки в дождь приветствовались очень. Никаких поблажек, сидений дома — хорошие комбезы, сапоги, тщательно закрытая голова и шея. И открытый нос.

В годик был куплен спортивный комплекс «Пирамида», и девочки к двум годам крутили сальто и ходили «руками» достаточно легко. Конечно, одна любит это делать, а вторая — не очень, но могут обе. Два раза в день перед полдником — физкультминутка. Каждый раз она была по возрасту, сейчас это десять качаний пресса и сорок хождений на руках (мама держит за ножки). Это занимает 4 минуты, реально меньше, чем чай выпить утром.

Телевизор как класс отсутствовал (после их рождения немедленно была отключена антенна до марта этого года), зато книжки лежат везде — возле горшков, на диване, в машине. Мультфильмы мы начали смотреть впервые в марте этого года, в 2,4 г., и до сих пор особой «страсти», такой, чтобы отказаться от прогулки, бассейна или зоопарка в пользу мультфильмов, я пока не вижу.

Три раза в неделю — развивающий центр возле дома, простенький, но это не важно. Важно, что там еще детки, их взаимоотношения.

От прививок Машуля была освобождена при рождении, я настояла на том, чтобы прививки не делали и Ксюше до тех пор, пока я не пойму, что, собственно, происходит. До года я приняла решение на свой страх и риск не делать прививки до полного излечения неврологических проблем у Машули, ну и Ксюша, конечно, пошла по этому же графику. Оговорюсь сразу, что до этого периода я тщательно избегала общественных мест, поездок, других деток и даже гостей дома. Честно говоря, было не совсем до них первые полтора года... В полтора года мы сделали Манту и БЦЖ, затем выборочно добавили следующие вакцины и до сих пор «отстаем» от графика немного. Могу сказать, что за 2,5 года мои девочки болели один раз вместе со мной гриппом (этой весной 2009 года). Весь процесс на заболевание, подъем температуры, спад, кашель и выздоровление у всех нас троих занял 5 дней. На шестой мы уже гуляли под мелким дождиком в любимых резиновых сапогах и сидели «непромокаемой попой» в очередной луже, пуская кораблики. Больше мы не болели ни разу. У Ксюшеньки похуже иммунитет, и иногда она «сопливит» чуть-чуть, но больше пожаловаться ни на что не могу...

Конечно, были и медикаменты, это естественно. Про медицинские вмешательства я рассказывать долго не буду — это лично дело любой мамы. Маше кололи церебрализин, кортексин и актовегин, она пила беллатаминал, фенибут, аспаркам с диакарбом, пикамилон и другие соответствующие препараты. Скажу только, что я выполняла все требования врачей и зажала всю «жалость» по поводу «травления маленькой малютки лекарствами» глубоко внутри.

Наш итог двух с половиной лет борьбы. Ежедневной. Ну, реально ежедневной, без перерывов, отпусков, поездок, пропусков, послаблений, иногда со слезами, правда... Я не хвалюсь. Я думаю, что все в руках Бога, и просто делала все, от меня зависящее, чтобы, если что, не иметь даже маленькой лазейки упрекнуть себя в том, что я что-то недоглядела. Остальное, конечно, зависело от Машкиной природы и Бога.

Нам два с половиной года было несколько дней назад. Ксюша «шпарит» далеко впереди, как паровоз, делая почти все, за некоторым исключением, наравне с трехлетками. Маша обгоняет свой возраст по ряду моментов, по некоторым — соответствует, но в целом идет прямо за Ксюшей (кроме физического развития, которое Машуле дается очень легко, здесь она впереди на голову). Мы знаем весь русский и половину латинского алфавита (все написано на стене, даже учить не нужно), считаем до семи, знаем цифры и числа до 12, знаем все цвета и формы. Мы танцуем простых 16 танцев и поем три песни, знаем несколько стихотворений через слово. Мы плаваем в нарукавниках до 20 метров в бассейне, а потом жалуемся на жизнь и усталость, крутим сальто на маминых руках, стоим с поддержкой в «мостике» и «ласточкой». Машуля подтягивается один раз на руках легко, обе ходят рукоходом три перекладины, Ксюша — со скрипом. Мы одеваемся самостоятельно полностью (от трусиков до курток), долго, конечно, а также Маша не может надеть свитер на голову, и обе девочки не завязывают шнурки пока, только застегивают липучки. Мы самостоятельно едим, с двух лет и двух месяцев — совершенно самостоятельно, включая наливание себе подогретого кефира из баночки, вынос грязной посуды в раковину, протирку салфетками лица и рук, уборку стульев. Иногда, конечно, мы играем в «лялю» — это я придумала для того, чтобы расслабить их немного — если кому-то хочется особенного внимания, поплакать или чтобы мама покормила или поносила на руках, она объявляет себя «лялей» и получает искомое (надолго не их хватает). Мы совсем не болеем (тьфу-тьфу-тьфу). Маша говорит хуже Ксюши. Собираю паззлы на возраст 3,5 года. Рисуют и лепят с трехлетками. Десять слов читают по слогам.

Итог сопутствующий, появившийся параллельно, к которому специально не стремились: девочки очень шустрые и быстрые, не рассусоливающие, не спорящие, живущие по графику, по минутам, без проблем покушать, одеться, выйти, вернуться обратно, оторваться от качелей, отказаться от вкусности и быстро начать собираться куда-то... Активные и некапризные в основном. Очень конструктивные и «взрослые» эмоционально. И очень любят друг друга.

Что мне напоминает о прошлом?.. Иногда Машуля вздрагивает, если слышит очень резкий звук (дрель в соседней комнате, хлопок), ее нужно предупреждать, что сейчас мы включим блендер, а сейчас — фен. Предупрежденная, реагирует спокойно и с удовольствием. Даже помогает нажимать. Замкнутая в присутствии посторонних людей, требует больше времени, до нескольких часов, чтобы начать общение. Ксюша это делает в следующую секунду после знакомства. Если в дом пришло несколько новых людей, может спрятаться или залезть на руки к маме, спрятать голову и не реагировать. Однако, это не распространяется на тех, кого она видит второй раз, только первая реакция. Замыкается, если ее ругают хоть немного или просто недовольны ее поведением. Более «ручная», конечно. Падает, спотыкается, роняет предметы, задумавшись, чаще, чем сестричка. Ну, и все. Больше нет ничего. Ни в анализах, ни на практике. Посторонний, неосведомленный человек, не видит ничего в поведении.

Известный детский психолог, у которого мы были месяц назад, на мое пробное замечание: «Ну... у одной из девочек была гиперактивность при рождении... Мммм.. Ну так... Небольшая... Но мы массажики делали...» Сказала: «Да ладно, у кого из них? Ничего не вижу! Вы здоровы!»

Повторюсь, все зависит от природы, повторюсь, нам повезло. Очень повезло... Мне бы очень хотелось, чтобы вы, если в дом приходит неприятность или даже беда, не отчаивались и не опускали руки. Шанс часто все же есть. Давайте надеяться на лучшее и много-много работать...

Липская Ирина, seminar777@yandex.ru