Реклама

Реклама

5-30 утра. Под ухом слышу уже за месяц привычное знакомое кряхтение. Дочечка проголодалась. С закрытыми глазами ползу к ней, кормлю. Ребенок чмокает, тоже с закрытыми глазами, затихает. "Может, еще поспит?" - луч надежды оживает в сонной голове. Но кроха начинает покряхтывать, извиваться как маленький червячок и натужно пыхтеть, моська становится красная, как спелый помидорчик. Оцениваю ситуацию и ползу за влажными салфетками и памперсом. Дочка тем временем усиленно работает над своим организмом, поглаживаю ей животик и по окончанию переодеваю. Малышка открывает глазки, и я с замиранием сердца вижу, что ни в одном глазу сна уже нет. Ползем гулять по полутемной комнате, минут через 20 доедаем завтрак, укрываемся потеплее и потихоньку засыпаем. Я падаю рядом на кровати, уголком, там, куда успела доползти.

Через полчаса открываю глаза от луча света, муж проснулся и собирается на работу. Отрываюсь от подушки, быстро ползу, бодрой походкой это не назовешь, умываться, пить чай и чмокать мужа перед уходом. Слышу вошканье в спальне, моя маленькая капризулька проснулась. День начался. Нам месяц и пока мы еще лежим и ничего толком не умеем. Вернее умеем мы уже очень много, следим взглядом за погремушкой и даже голову поворачиваем, рассматриваем окрестности, держим голову, лежа на животе, смотрим, как крутятся игрушки на мобиле, слушаем музыку, но выдерживаем максимум 10 минут, - все, достало. В промежутках умываемся, переодеваемся и канючим время от времени, когда надоедает лежать, смотреть и т.д. "Кхе-кхе-кхе", - захныкали опять.

Делаем массаж. Минут 10 продержались, сосчитали пальцы на ногах, на руках пока зажаты крепко в кулачки, полежали на животике, на бочке одном, другом. Поперекатывались на подушке. "Кхе-кхе-кхе". Кормимся. Таскаю на плече, что бы лучше отрыгнула воздух. Чуть засыпает, потом отрыгивает и начинает икать, запиваем молоком, перестаем икать, кажется засыпаем. Ложу ее и скорее заправляю кровать, мою посуду, закидываю стиралку. "Кхе-кхе-кхе". У нас газики, малышка из-за них проснулась и корчится, пукает и ругается на своем: "Агу, у, гы, кх, а-а". Пытаюсь который раз дать ей желудочный чай, но мы его не любим и выплевываем, массирую животик, гремлю погремушкой, болтаю, как радио, развлекаемся минут 15. "Кхе-кхе-кхе".

Смотрю на часы, 11. Понимаю, что в жизни ничего не надо, лишь бы прожить еще один день, пока мы не подрастем. Дочка тем временем начинает чихать, повергая в ужас свою маму, вдруг простыла. Пописали, переоделись, повисели на руках, сначала на плече, потом животиком вниз - начинаем играть в машину, мама жужжит, рычит, звенит как неисправный "Запорожец", потом превращается в граммофон. Мучительно вспоминаю песенку, но с колыбельными совсем плохо, ничего не помню кроме баюшки-баю, запеваю "Пусть бегут неуклюже", заменяя строки, которые не помню мычанием, потом - "Голубой вагон", потом - "В лесу родилась елочка", заканчиваю почему-то "Смуглянкой". Ребенок засыпает, кладу ее в кроватку, сама пытаюсь заняться влажной уборкой, автоматически мыча "Смуглянку". "Кхе-кхе-кхе". Начинаем все по-новому, кормимся, переодеваемся, отрыгиваем, икаем, запиваем, слушаем в манеже мобиль, и т.д.

Звонит мой папа: "Ну, как вы там?" "Как всегда, прыгаем", - мы снова играем в машинку. Засыпает, время второй час. Дочка во сне улыбается. "Изверг", - думаю я с досадой на себя, что назвала так любимую малышку. Звонит муж, радостным голосом сообщает, что все в порядке, передает привет от друзей, которые поехали в горы встречать Новый год, отключается. Я скачками бегу развешивать, наконец-то, белье, а в душу заползает уныние, вот у всех все хорошо и интересно, и только я в 4-х стенах, никуда не выйти, некогда книжку почитать, а так хотелось заняться самообразованием, и гимнастикой некогда и т.п. Развивая тему, начинаю хлюпать над тарелкой наскоро разогретого супа. Нет, так нельзя, нас таких много и все мы это переживем. Согретая мыслью, что нас целая армия новоиспеченных мам, иду в спальню поглядеть на дочку. Улыбается. "Какая она милая", думаю я, зная, что после прогулки и помывки грядет вечерний скандал с 8 до 11.30, когда мне захочется полезть на стенку. Дочка произнесла звук, похожий на смех. "Это что-то новенькое, - обрадовалась я, - моя любимая, забавная дочка, мы подрастем и пойдем гулять весной по солнечным улицам, мама с маленькой дочуркой, будем смотреть на цветы, листочки, бабочек". "Доживем до весны, - вздыхаю я, глядя на ворох не глаженного белья, - доживем до весны"... Оглядываюсь на дочку, душа тает от умиленья, - какая она крошечная, моя милая козявка. Я начинаю понимать, что буду скучать по этим глазкам-пуговкам, маленькому носику, волосенкам и кулачкам. Вырастет ведь, будет большая, в школу пойдет, - уносясь с этой мыслью в будущее, включаю утюг.

Оксана Гребенюк, oksana@eurobell.co.uk