Реклама

Реклама

— Вставай, вставай, похоже, началось.

Я проснулся и сонно потер глаза. Часы на стене показывали 4 утра.

— Что началось?

Спросонья я пока ничего еще не понимал.

— Мне кажется, у меня воды отходить начали, — тихо проговорила жена.

Я моментально сел на кровати.

— Нужно вызывать такси.

Потянулся к телефону и начал лихорадочно соображать. Так, вроде пакет с вещами в роддом мы давно уже собрали. Он недели две как стоял наготове. Что еще нужно? Подобную ситуацию мы несколько раз уже обсуждали. Но все равно это "начало" было неожиданным.

— Погоди, давай я сначала позвоню акушерке и спрошу, что делать? Такси мы всегда вызвать успеем.

Я согласился с женой. Яна стала набирать телефон акушерки. В который раз я мысленно сказал "спасибо" за предварительно заключенный договор на платные семейные роды в 1-м роддоме на Ваське. Он позволял оперативно получить консультацию и совет от нашей акушерки.

— Доброе утро, Карина Владимировна. Нет, ничего страшного не случилось. Все хорошо. Да, мне кажется, что у меня воды начали отходить. Что делать? Считать минуты между схватками? Ага, хорошо. Перезвоню вам через час.

— Ну, что она сказала?

— Надо считать время. Схватки должны идти по нарастающей. Засекаешь?

В течение часа мы записывали время между схватками. Все правильно. Схватки нарастали. Видимо, действительно сегодня поедем рожать.

Около 5 часов утра я вызвал машину. Как оказалось, наша акушерка жила неподалеку, поэтому такси заехало сначала за ней, а потом за нами.

Водитель оказался очень предупредительным человеком. Когда он нас увидел, то сразу все понял и вел машину предельно аккуратно. До роддома мы доехали где-то за полчаса. Наступало раннее утро.

Жена пошла сдавать документы и делать первые анализы-осмотры, а я то стоял, то сидел, то ходил в предбаннике у входа. Не сказать, чтобы сильно волновался. Скорее думал о том, как удачно все сложилось, что роды должны были произойти в субботу. В голове так и крутилась шальная мысль: "А что, не надо будет завтра на работу ехать". Я бы и в любом случае не поехал — по такому поводу на любой работе отгулы дают. Но все равно было как-то по-особенному приятно.

Где-то через час выглянула Яна:

— Так, давай мне сюда этот и этот пакет. Тебе сейчас надо выйти, обогнуть здание слева, пройти через двор. После гардероба поднимайся в родильное отделение. Дальше тебе скажут, в какой палате я буду.

В гардеробе на удивление не пахло привычным больничным запахом. Там, помимо меня, был еще один будущий папа. Забегая вперед, скажу, что наши жены потом оказались в одной палате и вместе коротали 4 дня до выписки.

В родильном отделении оказалось несколько залов. И большой холл с диванчиками. Еще и аквариум с рыбками. Наверное, чтобы нервы успокаивать. В некоторых залах уже были другие роженицы. Где-то уже начались роды. Это было понятно по крикам, доносившимся оттуда. Я поймал себя на мысли, что мне совсем не страшно. Как-то не ощущалось ни гнетущей обстановки, ни факта, что некоторые "папаши падают в обморок". Видимо, все-таки не зря я по делам службы посетил немало лечебных учреждений. Уж там-то я наслушался и насмотрелся совсем других картин.

— Проходи. Вот это будет наш зал.

Я вошел и осмотрелся.

— И здесь ты будешь рожать? Это и есть платная палата?

— Да. А что такое?

— Ну, не знаю, я как-то по-другому все представлял...

Видимо, под воздействием американских фильмов мое воображение рисовало гору оборудования, всякие там навороченные компьютеры-томографы-кардиостимуляторы, электронные устройства различных мастей и много чего еще. А из всего этого я увидел только родильное кресло, аппарат УЗИ, стеллаж с инструментами и несколько тележек на колесиках. Плюс в уголке было отведено место под душевую кабину и раковину.

В течение ближайших нескольких часов мы вместе ходили, сидели, лежали. Я делал массаж спины и поясницы, приносил воды и обтирал лицо полотенцем. Время тянулось неумолимо медленно. Каждые полчаса я звал нашу акушерку, чтобы она посмотрела. Ее вердикт всегда был одинаковый:

— Рано еще. Надо подождать немного. Пока начинать не будем.

Еще перед подготовкой к родам Яна решила, что рожать будет сама. Без кесарева и без анестезии. Без всяких там других препаратов, стимулирующих роды. А раз так, то приходилось терпеть. И мучиться.

Время уже было между 11 и 12.

— Карина Владимировна, вас Яна опять зовет. В душ просится.

— Да, Яночка. Ну как там наши дела?

— Карина Владимировна, уже совсем тяжело терпеть. Еще не пора, нет?

— Ну, мы же только недавно смотрели. Сколько там было? Где-то 6 сантиметров. А нам надо 10. Так что еще рано.

— А в душ хотя бы можно? Я уже не могу терпеть эту боль. Внизу все болит.

— В душ можно.

Прошел час. Может быть, полтора. Яна стояла под душем. Когда уставала стоять, то садилась на большой резиновый мяч и опиралась спиной о стенку душевой кабины. Мы разговаривали, вспоминали истории из наших совместных поездок. Смеялись. Обсуждали друзей. Я старался занять ее и отвлечь. Чтобы она на минуты забывала о боли и думала о чем-то другом. В какой-то момент, когда она сидела на этом мячике, я сфотографировал ее на свой телефон и показал ей.

— Ну как тебе?

— Удали эту фотографию. Мне не хочется видеть себя такую.

— Ладно, удалю. Надо было не на телефон щелкать, а взять твой фотоаппарат.

Признаться, в этот момент я сильно пожалел, что не взял с собой камеру. "Сапожник без сапог" — к нам эта фраза подходила как нельзя стати. Быть одним из известных детских и семейных фотографов Санкт-Петербурга и не получить собственных фотографий — наверное, Яне было обидно.

Около часу дня в палату зашла врач. Что-то померила, посмотрела и сказала готовиться. Родильное кресло привели в нужное положение.

А я уже очень сильно хотел есть. Можете кидать в меня тапками, но в такой момент я действительно испытывал сильный голод. А в пакете рядом — запасливо припасенная булочка и сок. Я раскрыл обертку.

— Прекрати шуршать немедленно! Если хочешь кушать, то ешь быстрее или выйди отсюда. Я не могу, когда ты шуршишь.

— Больше не буду, — прошамкал я через набитый рот. Чувство голода было утолено, и теперь я мог спокойно ждать.

Вдруг акушерка засуетилась. Нажала кнопку вызова. Пришли врач и еще кто-то. Анестезиолог вроде бы. Началось, понял я. И вновь достал телефон. Включил запись видео.

Дальше все произошло очень быстро. По ощущениям — минут за 5-10. А если конкретно, то за 2 длинные потуги. Она кричала, когда тужилась. Но эти крики не были завывающим воем раненого волка. И в обморок мне падать совсем не хотелось. Спасибо булочке и соку.

Даже не тошнило и не было противно. Хотя, сказать по правде, "туда" я, разумеется, не смотрел. Но и выходить/отворачиваться тоже не стал. Просто стоял сбоку и снимал.

— Уа-а-а, уа-а-а.

Крик был протяжный и громкий.

— Поздравляем, у вас девочка!

Акушерка взяла ребенка и понесла его к раковине обмывать.

Я посмотрел на жену. Яна была бледна.

В этот момент у меня зазвонил телефон.

— Антон! — заорал я. — Мы сейчас в роддоме. Яна только что родила. Я потом тебе перезвоню.

Он повесил трубку. Я посмотрел на телефон. Видео было не сохранено и безвозвратно потеряно.

— Любимая. — Я подошел к жене. — У нас дочка. Как ты?

— Я счастлива, — смогла выговорить она. Слезы хлынули из ее глаз.