Реклама

Реклама

Этот маленький человечек поселился внутри меня вопреки всем моим ожиданиям планам и предпринятым предосторожностям. Полтора месяца он потихоньку рос и формировался, абсолютно не давая о себе знать ни головокружением, ни тошнотой. А через полтора месяца я, наконец-то, поняла, что во мне поселился мой "маленький слоненок". Это было самое первое имя, которое я дала моему ребенку за то, что он постоянно хотел есть, и я, как сумасшедшая, кидалась в магазин за молоком, кефиром и булочками.

Тогда я еще не знала, кто это будет - мальчик или девочка, знала только одно - я рада, что во мне поселился и растет этот маленький человечек. Несмотря на декабрьские холода, я очень много ходила пешком по улицам нашего города, и мысленно разговаривала с ним. Тогда я пообещала этому маленькому человечку, что все у нас будет хорошо, и он обязательно появится на свет. И надо сказать, что именно этот малыш, который развивался внутри, вернул меня к жизни, заставил устроиться на работу, многое переосмыслить в этой жизни и, возможно, спас от новых более страшных ошибок.

В последние два года до моей беременности все шло не так, как хотелось. Возникали кратковременные связи, которые заканчивались непременным разрывом, с работой не ладилось, учеба в университете изрядно надоела, дома шли скандалы с родителями. И с каждой неделей положение становилось все хуже и хуже. Я постоянно пила пиво, часто - водку, курила... Словом, делала глупости. Последняя глупость закончилась разрывом с человеком, который оказался абсолютно чужим, и беременностью. Теперь я называю эту беременность самой удачной моей глупостью. Беременность заставила задуматься над прошлым и над будущим.

Время шло. Я никому ничего не рассказывала об этом человечке, который рос внутри меня. Но я резко изменила образ жизни. Я почти все время стала проводить дома. Перестала пить, правда, с курением расстаться было сложнее, но и с ним я распрощалась к четвертому месяцу. Если бы я тогда знала, что основные органы формируются в первые три месяца, то бросила бы и раньше... Но задним умом легко быть умным и правильным. Одна из подруг предложила мне работу. Работа не пыльная - три часа в неделю за компьютером, вечерами. Я согласилась, Кроме того, занялась подготовкой к госэкзаменам. Живот постепенно рос. Долго сидеть становилось несколько трудновато, но я продолжала заниматься. И еще был Новый год. Подняв фужер с шампанским, под бой часов я сказала, что все будет хорошо, и попросила одного - здоровья моему ребенку.

Время шло. Позади остались последняя сессия и госэкзамен, впереди - диплом. Шел четвертый месяц. Мать стала догадываться. Но я упорно молчала, поскольку знала, что скандал будет обязательно, и оттягивала этот момент, чтобы уж точно избежать аборта и сохранить жизнь моему ребенку. На шестнадцатой неделе необходимость поделиться возросла. Нужно было кому-то рассказать обо всем, Я поделилась новостью с лучшей подругой. Она поддержала меня и сказала, что все будет хорошо. Через неделю и мать вызвала меня на откровенный разговор:

- Ну, когда ты собираешься открывать свою военную тайну?
- Ты же и так все уже знаешь. Что рассказывать?..
- Что ты будешь делать?
- Рожать...

После этого последовал еще довольно неприятный разговор, А потом... Потом все устроилось. Мама очень помогла мне. Она взялась опекать меня, следить за питанием. Заставила встать на учет в женской консультации. Кстати, на учет я встала довольно поздно, на двадцатой неделе. О чем, впрочем, не жалею.

Примерно тогда же мой "маленький слоненок" начал двигаться. Сначала тихонько, как будто говорил: я здесь, я живой. С каждой неделей он все рос, и движения становились более частыми и сильными. Особенно "слоненок" оживлялся после 12 ночи. Именно в это время его верчение и пинки под мамины ребра были наиболее сильными. Часам к трем он успокаивался, и мы засыпали.

В это время мы с моим "слоненком" ели очень много фруктов, овощей и зелени. Я нашла в одной из книг комплекс гимнастики для беременных и каждое утро ее усердно выполняла. Очень часто мы ходили на концерты, спектакли и в кино. Особенно понравилась нам "Юнона и Авось". Регулярно выбирались мы и на берег реки, постоять на теплом ветерке. Одним словом, вдвоем нам было очень хорошо. Но впереди нас ждало окончание университета.

Одним из наиболее сложных испытаний для нас стала защита диплома. Я тогда была уже на 7,5 месяце. Надо сказать, что на защиту я шла уверенная в себе и своих силах. Диплом получился хороший. Рецензент оценил его на пятерку, научный руководитель - тоже на пятерку. Но так вышло, что моему научному руководителю пришлось уйти с обсуждения оценок, и мне снизили оценку до четверки. Я ужасно расстроилась. Я плакала три дня подряд, и если бы не мой "слоненок", то, скорее всего, все закончилось бы очередной депрессией. Но все эти три дня он ворочался, переживал и плакал вместе со мной. Я чувствовала, что ему плохо из-за меня и постаралась как можно скорее взять себя в руки. К концу недели я успокоилась, и все оставшееся до родов время посвятила только ему.

Мы много гуляли. Я пела ему песенки, когда никто меня не слышал, и разговаривала с ним. Если кто-то был рядом, то разговаривала мысленно. И он успокоился. Началось самое спокойное и счастливое время в моей беременности. Я начала потихоньку собирать своему "слоненку" приданое: соски, бутылочки, погремушки. Я рассказывала ему, какого они цвета. Так прошло еще полтора месяца, и пришел назначенный срок.

Но мой "маленький слоненок" не торопился с появлением на свет. По вечерам он по-прежнему активно пинал меня под ребра, но покидать мамин живот не торопился. Должно быть, ему там было очень хорошо. Прошло десять дней после поставленного срока, и мы с моим "слоненком " пошли "сдаваться" в роддом. На второй день мне искусственно вызвали роды, поскольку все сроки прошли. Семь часов я помогала "слоненку" появляться на свет, и в 17.10 раздался громкий крик.

- У вас девочка!

С этого момента началась наша совместно-раздельная жизнь. А это уже совсем другая история.

Елена Маслова, г. Томск