Реклама

Реклама

Моя дочка родилась в Ванкувере в 2000 г. рассказ о ее родах есть на сайте. На этот раз хочу поделиться рассказом о моих вторых родах, уже в другой провинции Канады - Альберте.

Вторые роды в Канаде пришлись не на самое легкое время для нашей семьи. У мужа началась летняя практика в маленьком городке под названием Rocky Mountain House, куда нам пришлось переехать на 4 месяца. Т.е. на мою беременность пришлось 2 переезда: туда и обратно в Калгари.

Сначала я решила рожать в RMH, но уже на последнем месяце я выяснила, что в госпитале этого городка всего один хирург и анестезиолог в одном лице, и поэтому если случается какая-то неординарная ситуация, то пациентов обязательно отвозят в ближайший крупный город Red Deer, или же если у этого доктора выходной, то его не вызывают, а опять же отсылают народ в Red Deer.

Мне захотелось знать и планировать все заранее и я решила заиметь доктора в RD и рожать с его помощью там, чем быть в неведении до последней минуты. Тем более что врач в нашем городке не завоевала моего расположения и показалась мне не очень компетентной - напомню, что у меня уже было высокое давление и кесарево сечение с первым ребенком. Мое повышенное давление в 36 недель ее абсолютно не беспокоило и у меня это вызвало определенную тревогу за мое здоровье и здоровье ребенка.

У меня был аппоинтмент с доктором в RD 30 июля, и доктор как только узнала мою предысторию и увидела мое давление 160/98, сразу же отправила меня в госпиталь. Она мне сказала, что я не могу ходить долгое время с повышенным давлением, т.к. это может сказаться на здоровье малыша, а именно это оказывает влияние на мозговую деятельность, и у ребенка может быть эпилепсия.

После этих слов я, возмущенная бездействием врача в RMH, "на крыльях" понеслась в госпиталь. Обговорив все с доктором, я сказала что хочу попробовать родить сама, и она составила планы моих родов, на оба случая - с кесаревым и без. Примерно 18 часов я была под капельницами, и мне сбивали давление. После того, как мое давление установилось примерно 130/80, мне стали вводить лекарство, стимулирующее схватки.

Во время первых родов схваток у меня не было, и я их не чувствовала, поэтому, что это такое я не знала. Когда начались схватки, я поняла, что их ни с чем не перепутаешь, боль страшенная. Помню, что кто-то когда-то говорил, что боль во время схваток можно сравнить с зубной болью, теперь я знаю точно, что зубная боль- это просто мелочи жизни. Может быть, у меня такое мнение, потому что боль казалась сильнее оттого, что я была прикована к кровати и не могла принять удобного положения во время схваток т.к. вся была увешана капельницами, да еще внутри меня был катетер. Доктор, для того чтобы увеличить схватки, еще проколола мне water bag, что усилило мои боли.

Я попросила, чтобы пригласили доктора, и предложила поставить мне укол в позвоночник, терпеть было не в моих силах. После укола боль приглушилась и я почувствовала облегчение. Монитор показывал, что схватки увеличивались и учащались, я же лежала спокойно в ожидании своего часа, правда, вся измученная болями, бессонницей и обилием веденного в меня лекарства за все время пребывания в госпитале.

Пришло время проверить, насколько открылась матка. Я с надеждой ждала мнения доктора, но удача мне не улыбнулась. Матка была уже открыта на 5 см, голова ребенка была внизу, но не настолько низко, сколько было необходимо для родов естественным путем. Решение было одно - второе кесарево. Все было подготовлено и примерно через час я уже была в операционной в ожидании появления малыша.

Скажу честно, мы знали, что у нас мальчик, но никому не говорили т.к. боялись, что может быть ошибка. Когда все было готово к операции, пригласили Сергея. Он выглядел как доктор: во всем зеленом - от головы до ног. Я была в сознании, когда ребенок появился на свет.

Предсказания доктора УЗИ подтвердились, это был мальчик 3212 г, 50 см. Для ребенка, родившегося в 37 недель, он просто великан. Доктор со своим ассистентом достали его с трудом, нажимая на живот с обеих сторон, просто выдавливая его. Мы сразу заметили, что он кричит по-другому, ни как Анжела, а громче. Родился он в 19.12. Пока я была в реанимации, Сергей находился с малышом.

Когда меня привезли обратно в отделение, я нашла Сергея в каком-то тревожном состоянии. Причиной этому было то, что наш ребенок не мог дышать и, что самое страшное, педиатр не знал, что с ним делать. Ребенок задыхался, губы синели и т.д. Сергей говорит, что когда врач открыл книгу и стал читать, ему стало вообще не по себе. Было принято решение отправить его в специализированный детский госпиталь в Эдмонтон.

Его в инкубаторе завезли ко мне в палату, показать - я ведь его не видела практически и даже не успела подержать на руках. Сил привстать и посмотреть на ребенка у меня не было, я увидела его только издали. Когда он был уже в Эдмонтоне, мне оттуда позвонили и сказали что он в порядке и уже на месте. Как любая мать, я хотела последовать за малышом и не находила себе места.

На следующее утро я стала пробовать присесть, тренировалась целый день, была страшная боль в районе шва, и боль усиливалась от того, что не отходили газы. Все боли я старалась терпеть и, сжимая зубы, уже к вечеру я стала ходить по отделению, и это через сутки после операции!

На следующее утро, я попросила меня выписать, и отправилась в Эдмонтон, к ребенку. Госпиталь оказался очень большим и современно оборудованным. На каждого малыша - отдельная сестра, которая следит за показаниями компьютера, кругом - мониторы и идеальнейшая чистота. Когда я увидела малыша, я не смогла себя сдержать и разрыдалась.

Саша был весь в трубках: в пупке, в носу, иглы в венках на ручках, а губах - какая-то пена. Любая мать сможет меня понять... Я осталась там, в семейном номере, для таких мамашек, как я, и часто заходила к нему.

Когда я выписывалась из госпиталя, скрепки со шва снимать не стали, т.к. после операции прошло недостаточно времени. Я почувствовала какой-то зуд и обнаружила распространяющееся покраснение от шва вверх. В госпитале я передвигалась по стеночке, придерживая свой живот. Все вместе, мое состояние здоровья и состояние ребенка вызвало нервный срыв. К тому же я была там одна, Сергей был с Анжелой и работал.

Когда я обратилась в Emergency, говорить не могла, а только плакала. Проторчала я там часа 3, из-за моего состояния ко мне посылали каких-то социальных работников, сестер и т.д.,чтобы поговорить со мной. Мне же было необходимо от них получить только лекарство и хотела, чтобы у меня сняли скрепки со шва. Как выяснилось позже, они боялись, что я что-нибудь с собой в таком состоянии могу сделать. Смешно правда?! Что я могу сделать, когда у меня семья и 2 детей? К тому же, мы не привыкли, что нас кто-то чужой жалеет и пытается образом бесед успокоить, я их убеждала, что справлюсь со всем сама, мне только необходимо время. Они перепугавшись, даже дали мне с собой лекарства.

В детском отделении меня уже тоже ждала дама из социальной службы для беседы, она поинтересовалась, все ли я понимаю, что происходит с малышом, и достаточно ли хорошо со мной обходятся и объясняют его сестры. Все работники отделения знали меня не только в лицо, но произносили мое трудное для канадцев имя.

Саша пробыл в этой клинике 4 суток, ему подавали кислород под давлением, чтобы стабилизировать работу легких. У него оказалась в легких жидкость даже с кровью, которой он, вероятно, наглотался во время схваток - кто знал, что так случится?! Я бы сразу попросила кесарево. Затем нас отправили обратно в Reed Deer, в общей сложности мы пробыли в госпиталях 10 дней.

Сейчас все уже позади, сын хорошо набирает вес, растет, но уж слишком он шумный и требовательный! Зато теперь у нас двое детей, девочка и мальчик, по-моему, мечта любой семейной пары.

Светлана, taran_s89@hotmail.com.