Реклама

Реклама

Шестого марта ближе к вечеру Кирилл позвонил и сказал: "Прости, малыш, лечу в Уфу". "Когда вернешься?". "Девятого или десятого. Как получится".

Ха-ха-ха. Новое платье в шкафу корчилось от смеха, а безумно дорогой и страшно красивый комплект нового белья бился в истерическом припадке. ХА-ХА-ХА!

Восьмое марта для меня ничто. Пустой и бессмысленный праздник. Кирилл уезжает, будет время убраться дома. Помою пол, протру пыль, загляну в шкаф - там полный бардак. Куча ненужных вещей: платьев, белья. Черт!

Через час Кирилл позвонил снова. "Малыш, ты как?". Неужели он думает, что именно Восьмого марта мне будет особенно его не хватать. Фигня! "Кирилл, не бери в голову. Целую"... урод.

Седьмого пришла с работы с тремя букетами, двумя кружками, гелем для душа, набором конфет и разбитым сердцем. "Малыш, позвонил пожелать тебе спокойной ночи. Рад, что на работе ты так классно повеселилась". "Да, было супер". Супер? Дежурное поздравление и безвкусный торт? О, да! Для таких, как я, и этого много.

Восьмого утром настроение было замечательное! Чуть не искусала от злости подушку. Себя надо контролировать!

Когда звонила поздравлять маму, она заподозрила неладное. Наверное, я слишком упорно твердила, что Восьмое марта пустой и бессмысленный праздник. Звонил Кирилл. Большое спасибо! И я тебя люблю! УРОД!

Через час Кирилл позвонил снова. Блин, он еще и задания раздает! Придется ехать к нему за каким-то файлом. К чему такая срочность?

Заправила домашнюю майку в джинсы, надела пальто и ненакрашеной нечесаной фурией вылетела на улицу.

Стоп!

Кирилл стоял у своей машины и, нагнувшись, что-то брал с заднего сиденья.

- Кирилл, что ты тут делаешь? - я ошарашенно хлопала своими короткими и светлыми ресницами.

Кирилл вздрогнул и ударился головой.

- Малыш! Чего это ты так быстро?

Быстро? Тут я поняла, что в гневе моя способность собираться увеличивалась в десятки раз. Однако мой внешний вид из-за этого катастрофически ухудшался. В десятки раз.

- Я, эээ. Ты не смотри на меня, я сейчас, - я, было, развернулась в сторону подъезда, но Кирилл схватил меня за рукав.
- Нет уж, стой... ну, вообще-то иди, я тебя догоню.
- А что у тебя за спиной? - тут я поняла, что Кирилл старательно загораживает от меня заднее сиденье машины.
- Ничего особенного, иди.

Но мое любопытство уже было не остановить. Ну-ка, ну-ка.

Все заднее сиденье было завалено розами. Сколько их там было: сто, двести? Кирилл подвинул меня, нагнулся и сгреб в охапку столько цветов, сколько смог взять за раз.

- Малыш, с Восьмым марта! Я очень люблю тебя!

Я обхватила его вместе с цветами и, глядя ему в глаза сквозь ярко-красные лепестки, прошептала: "Нет, я тебя люблю больше!".

Катя Скай, lavonn@yandex.ru.