Реклама

Реклама

Почему я считаю, что нам повезло с акушеркой? Да потому, что она не мешала, но была рядом при необходимости. Потому, что все делала с шутками-прибаутками, и рука у нее была легкая. И еще я читала, что к хорошей акушерке малыш сам идет охотно, и роды легко проходят. Мои роды были очень легкими.

Пришли мы, значится, рожать. Роды плановые, я счастлива неописуемо, все вокруг голубое и зеленое. Прокололи пузырь, тетя смотрит и сама себе говорит: "Шейка укорочена". Я: "А что это значит?" Молчание... "А что это значит?" Молчание... Странно, думаю. "А это нормально?" Тетя, наконец, выдавливает: "Да".

Надо сказать, что такой холодный прием меня нисколько не задел. Во-первых, я пришла на долгожданные роды, а во-вторых, через пару часов должен был появиться мой муж, и я была уверена, что, увидев постороннего, врачи резко подобреют.

Пока я нагуливала схватки, появилась другая девушка, помоложе. Вежливо подозвала меня, предложила заполнить карту. Потом измерила живот и уверенно сказала: "Ребеночек некрупный, 3200-3300". Потом пришел Алешка... Нет, не так. Сначала с поста поднялась удивленная медсестра. "Тут к Шадриной муж, говорит, рожать пришел". "Так она еще не рожает!" - удивилась акушерка. "Так он еще и не поднялся", - адекватно отвечаю я.

Восемь часов мы ходили по коридору. Акушерка Марина нам совсем не мешала, периодически слушала сердце малыша, поручала нам позамерять схватки. Тем временем подоспела медсестра Лена, они с Мариной о чем-то своем "ля-ля-ля", а нас не трогали. Ближе к 5 часам дня предложили (так, необязательно, типа наше дело предложить :-) "капнуть" капельницей, я отказалась.

В это время в соседней предродовой заорала другая девушка, ей было всего 18 лет, и они забегали вокруг нее. Только и слышно было: "Тужься, Люба, тужься!" - "А-а-а! Уйдите от меня все!" - "Люба, какай, какай!" - "А-а-а! Отстаньте от меня!". Потом пробежала взмыленная врач и закричала: "Неонатолога сюда, быстро!". Короче, всем было не до нас.

А мы ходили, болтали, делали массаж. Через часик Люба родила, и девочки принялись за нас. Ругались: "У этой роженицы воды были, как дно болотное, тазика не видно. Спрашиваем, курит ли - курю, говорит. Щипцами тащили ребенка, до ушей ее разрезали, а что делать? Ну, зачем себе здоровье портить?"

В самый ответственный момент Марина говорит: "Ой, кажется, головка синяя!" Тут я, как Лешка говорит, в личике-то изменилась и ка-ак потужилась! Кирюха прямо вылетел. Оказался 3400, почти угадали. Был небольшой разрывчик, Марина его быстро зашила, проводила меня в палату, и мы еще успели поговорить про здоровье малыша, и меня проинструктировала насчет швов. Когда снимала швы, пошутила: "Как мне за свою работу радостно! Хорошо я заштопала! Лучше, чем было!".

Все время до выписки мы с Мариной дружески общались, она мне всякие сплетни роддомовские рассказывала, хотя познакомились-то мы только на родах... В общем, я была зело-зело довольна! Чего и всем желаю. Да, только на выписке я узнала, что полное имя нашей акушерки Марина Валуйских, и дай ей Бог здоровья.

Кристина Шадрина, kri-shadrina@yandex.ru.