Реклама

— Ну, мамочки, показываем грудь! — румяная медсестра, которую называли в отделении "молочной", была настроена решительно и начала "осмотр".

Было утро понедельника, нас было шестеро мамочек, родивших в выходные дни. Молока, естественно, пока еще ни у кого не было. У меня грудь немного налилась, выделялось пару капель молозива, и это было пока вся реакция моего организма на роды. "Молочная сестра" обходила каждую по очереди, мамочки слышали ее замечания и восклицания типа: "Ну и что это за народ пошел тощий и немолочный, фигуру, небось, держите, а надо есть побольше! Ну что это за грудь, одно недоразумение, вот раньше девки были, ого-го!" Действительно, уже немолодая медсестра представляла резкий контраст с нами: полная, с грудью шестого размера и румянцем.

Я настороженно ждала своей очереди. Размер груди у меня был "нулевой", во время беременности все пытался перейти в "первый", но так и не перешел. Медсестра осмотрела мою грудь, разочарованно фыркнула и, махнув рукой, что видно означало "толку не будет", отошла к следующей осматриваемой. Закончив "осмотр", прочитала лекцию о том, как важно для появления молока делать "расцеживание", которое делает она лично и назвала цену услуги и предложила всем записываться на прием. Потом огласила правила ухода за грудью: мыть с мылом перед каждым кормлением, сцеживаться после каждого кормления, не давать грудь ребенку больше 10 мин, а то "переест". После этих высказываний я немного усомнилась в ее профессионализме.

Дальнейшие три дня пробежали быстро. Я давала грудь малышу, он чмокал и что-то с удовольствием сосал. На "расцеживание" я не пошла, чем обидела медсестру.

Молоко появилось на третий день, сначала немного, потом в большом количестве. Сцеживаться я пыталась, но во-первых грудь была такая тугая, что трудно было ухватиться за нее. Во-вторых, я сомневалась, действительно ли это нужно.

На 5 день нас с сынком выписали, и мы — я с мужем и свертком — ступили в зимний день. От белого снега у меня даже глаза защипало.

Начались будни кормящей мамочки с первым ребенком. Малыш был очень беспокойным, плохо спал, грудь я давала постоянно. Есть он мог по полчаса, а потом через час опять попросить. И так целый день. Мама моя, узрев меня с синяками под глазами, гордо сказала, что я у нее, когда была маленькая, ела с промежутками 4 часа, и она строго выдерживала график. И хватало времени на все. Да, я орала и просила грудь, ну и что, на крик можно и не обращать внимания.

Не обращать внимания на крик я не могла, у меня другой тип нервной системы. Так что первый месяц мой сынок кушал не по графику. Было тяжело, ночь и день часто переплетались у меня друг с другом. Стоя у ночного окна, наблюдала за жизнью города. Муж, приходя с работы, уныло шарил по пустым кастрюлям, и грустно вопрошал: "А ужин будет?" Я торжественно вручала ему в руки наследника и бежала приготовить что-то "быстрое", а главное — самой сесть и спокойно поесть.

В конце первого месяца стало полегче. Малыш стал есть реже и больше. Мы взвесились в поликлинике, и оказалось, что набрали полтора килограмма. Я успокоилась — ребенок вполне себе наедается. Конечно, с моей "тугой" грудью еще в процессе было немало неприятных моментов: забивались протоки. Приходилось массажировать и прикладывать капустные листы. Один раз даже такой застой был, что температура за 40 была, еле справилась.

Ел мой сынок только молоко, даже водичку не пил, не хотел.

— Как же это? Ребенку нужна вода! — вопрошала моя свекровь, осторожно держа на руках внука во время редких приходов.

— Педиатр сказала, что не нужно давать, — отвечала я, ссылаясь на чужой авторитет, — А вы, мама, не хотите пару часиков погулять с коляской, а я бы отдохнула пока?

— Нет, я же занята, а к тому же он у тебя плачет все время, — и свекровь передала мне задумчиво грызущего палец малыша в руки и улетела по своим важным на пенсии делам.

Ничего, мы с сыночком и сами справились. Гуляли мы подолгу в коляске и слинге, грудь давала прямо на прогулке, со стороны ничего не заметно было (по крайне мере, я себя в этом уверяла). Смотрели и слушали шум волн, у нас до моря рукой подать. И со спокойным сердцем возвращались домой.

Кормила грудью я до 6 месяцев, потом начала вводить прикорм. Сынок не хотел есть ни каши, ни пюре, а требовал только грудь. Но это уже совсем другая история...

Валя, olyarchuk@mail.ru