Реклама

"Так, что у нас там", — приговаривал он, открывая коробочку. Я с нетерпением и любопытством слежу за каждым его движением и через полминуты ловлю на себе восторженный взгляд... "Как? Так сразу?" — он все еще не верит, разглядывая маленькую полоску бумаги, на которой виднеются две розовые черточки...

"С Новым Годом, любимый!" — и он заключает меня в свои объятия...

8 месяцев беременности прошли без особых осложнений.

36 неделя. Очередной прием у гинеколога. С утра вижу небольшие слизистые выделения и чувствую легкое потягивание внизу живота. Врач ставит угрозу преждевременных родов. Еле отговариваюсь от лежания в больнице. Прошу малышку не торопиться и подождать еще недельки две.

37 неделя. Моя врач в отпуске. Иду к другой, дает направление на КТГ. Продолжаю объяснять дочке, что еще рано. Да она и сама все знает.

38 неделя. Ура!! Мне разрешили рожать. Но кроха на эту радостную новость не реагирует и продолжает сидеть в своем уютном гнездышке.

КТГ 7 баллов, все хорошо. Врач ставит гипоксию и дает направление в стационар. У меня на лице немой вопрос, задать который я не успела: медсестра позвала следующую пациентку, даже не дав мне выйти. Я в расстройстве, ведь все хорошо, только КТГ не очень. 1,5 недели стрессов с незнакомым врачом и все предвестники куда-то пропали. Организм замер.

39 неделя. Выбора нет. Ложусь на подготовку. Толку мало. Пою своей крошке песенки о том, что нам уже очень хочется ее увидеть.

40 недель. Кто сказал преждевременно? Уже срок, а она и не думает вылезать.

40 недель и 2 дня. Четверг. Врач предлагает ехать в роддом и прокалывать пузырь. Как? Сегодня? Я не готова!.. Может, подождем до понедельника?.. Может, я смогу сама? Долгие пешие прогулки, секс, стимулирование сосков — ничего не помогает. Грусть.

40 недель и 5 дней. Воскресение. Смиряюсь с мыслью, что завтра проколют. Готовлю деточку, чтоб знала, что завтра у нее день рождения!

40 недель и 6 дней. Понедельник. 7 утра. Мы с мужем приезжаем в роддом. Перед нами еще парочка. Ждем, пока примут девчонку. Тоже амниотопия. На кресле она жалобно кричит: "Что вы делаете?" Как оказалось, девчонку направили, но зачем, не сказали. Она, бедная, думала, что еще полежит, подготовится, а ее под белые рученьки и рожать. Она в шоке. У врачей недоумение. У нас с мужем легкий смех. Я понимаю, что меня сейчас ждет то же самое.

7-30. Сажусь на кресло. "Вы-то хоть знаете, зачем пришли?", — с улыбкой спрашивает врач. "На амниотопию", — коротко отвечаю я. Врач облегченно вздыхает.

7-45. Вскрыли плодный пузырь. Неприятно и немного больно. Воды светлые, матка мягкая, раскрытие хорошее.

В предродовой знакомлюсь с моей предшественницей. Зовут Наташа.

Начинаются схватки. Боль терпимая, пытаюсь усмирить ее, как учили в школе подготовки. "Тебе не больно?" — спрашивает Наташа. "Больно, но ведь я скоро увижу свою малышку", — оптимистично отвечаю я.

10 часов. Осмотр показал, что схватки не достаточно эффективные, шейка раскрывается медленно. Ставят капельницу, и начинает пробирать сильнее. Боль накатывает. Хожу, катаюсь на мячике, дышу, в схватку падаю руками на тумбочку и вишу, пытаясь передышать боль. Иногда сил совсем не остается, ложусь на бок и проваливаюсь между схватками куда-то... Пока снова не пробьет болью на следующей схватке. Время летит. Милая деточка, мы скоро встретимся.

13 часов. Наташу уводят на осмотр. Возвращается. А меня?

13-20. Схватки пробивают с небывалой силой каждые две минуты. Неужели этого не достаточно? После очередной схватки иду в смотровой, туда метров 8, и сразу падаю на тумбочку, загибаясь от боли. Врач? Нет, врач на обеде, меня посмотрят только в 14 часов.

13-40. Появление врача вызывает в голове облегчение, но тело продолжает содрогаться от боли почти каждую минуту. Уже давит, давит на прямую кишку. Врач дает команду накрывать родовую кровать. Движение вокруг меня несколько отвлекает от боли.

Тужиться, как надо, получилось не сразу. Дышу, а все напряжение остается вверху. Наконец получается тужиться вниз. Выдыхаю, помогая моей детке. Схватка, потом еще, я теряю чувство времени и не знаю, сколько еще...

Выдыхаю снова и вижу фонтан крови, она падает мне на грудь, на врача, на акушерку. Я все еще плохо понимаю, что происходит, но по действиям медперсонала и робкому первому крику догадываюсь, что всё, и через какие-то доли секунды вижу свою кровиночку. Забываю про боль, и глаза начинают светиться безудержной улыбкой. На часах 14-00.

Маленькое красное существо — это то чудо, которое я так ждала, которое так бережно носила под сердцем. Кладут на живот, и я чувствую, как бьется ее крошечное сердечко, чувствую ее тепло, уже не как частицу меня где-то внутри, а нового человечка, здесь, в этом большом мире, где сейчас нас только двое.

Крошку уносят, обрабатывают. 3550 грамм, 53 см... Мой любимый вес, мой любимый размер.

Меня зашивают. В боли потуг сложно почувствовать, когда тебя разрезают. А вот когда зашивают, больно. Даже с анестезией. Но чувство, что шить будут не бесконечно, и ожидание снова увидеть дочку помогают. "Когда вам тяжело, думайте о том, что дает вам силы", — очень правильные слова.

И я снова получаю свое чудо близко-близко. Поворачиваюсь на бок, чувствую ее дыхание и еще минут 40 с умилением смотрю, как она с аппетитом кушает свое первое лакомство, которое я заботливо приготовила. Рядом рожает Наташа. Подбадриваю ее.

После родовой нахожу на телефоне поздравления от мужа: "Спасибо тебе. Люблю вас!" Он уже все знает, слезы счастья бегут по щекам. Его голос, и мы оба утопаем в океане чувств, не хватает только быть рядом...

В следующий раз мы встретились с дочкой около 22 часов и уже не расставались. Несмотря на усталость, спать не хотелось, я все смотрела и смотрела, как сладко спит мой ребенок, и понимала: "Вот оно, счастье!"

Боринцева Надежда, boyarintsevanv@yandex.ru