Реклама

Беременность моя протекала не сказать, чтобы очень плохо, но хорошей ее назвать было нельзя. После первой неудачной беременности я очень хотела и боялась забеременеть. Мы с мужем перестали предохраняться и ждали, но ничего не получалось. Нам обоим было по 28 лет. Стали задумываться об усыновлении.

И вот, вернувшись из отпуска, я обнаружила задержку. Я сразу стала искать хорошего врача. Нашим ангелом-хранителем стала Алина Викторовна Грабар. Она вела меня с первых дней. У меня обнаружилась врожденная патология надпочечников, поэтому всю беременность я принимала гормональные препараты. Шейка матки была открыта на палец на протяжении всей беременности, поэтому я практически не вставала. Сначала была угроза выкидыша, потом угроза преждевременных родов. Каждые 2 недели мне делали УЗИ, чтобы посмотреть, не расходится ли внутренний зев матки.

Угроза преждевременных родов висела надо мной постоянно. Срок был 21-23 мая. Когда я сказала об этом маме, она заявила, что нам "майские" не нужны, и надо родить в конце апреля. Вместе посмеялись и забыли. И вот потихоньку мы добрались до 36 недели. Настроение было прекрасное, ребенок был практически доношен, и все страшное было позади. Я нашла врача, у которой собиралась рожать в 16 роддоме. Она меня посмотрела и говорит: мы до 3 мая закрыты на мойку, так что приезжай числа 10. Заранее ляжешь, мы тебя подготовим. Так что я, довольная, что мне торопиться некуда, наслаждалась последним месяцем.

Двадцать девятого апреля вечером, ложась спать я подумала: а ведь завтра последний день апреля... Проснулась ночью (2-00) оттого, что отошли воды. Быстро разбудила мужа и говорю: собирайся, поехали в роддом. Он спросонья не может понять. Потом быстренько собрался, и мы поехали в 27 роддом. Он был ближе всех к дому. Приехали, меня приняли, и повели в предродовую. Посмотрели на кресле - раскрытие уже 4 см. Сказали: скоро родишь, и… ушли.

Лежу одна. Жуткая комнатенка с зелеными стенами, света нет, темнота. Схватки все сильней и сильней, через 2 минуты по минуте. Зову врача - а в ответ тишина... Ору: "Включите хоть свет!". Проходящая мимо санитарка: "А чего его включать, скоро рассвет" (время 4 утра). Сначала пыталась не кричать, терпела, прошел час, полтора, два... Никого нет, страшно до жути... Боль и темнота... Начала орать, думала, хоть кто-нибудь придет. Никого. Потом страшно захотела пить. С кровати встать не могу, стала кричать, чтобы дали воды. И опять тишина. Пытка болью, темнотой и жаждой продолжалась.

Время близилось к 8-00, чувствую, что начинает тужить. Ору, что я сейчас рожу на кровати. Смотрю, кто-то идет. Врач. Мужик. Посмотрел и говорит: еще одну схваточку продыши, и идем рожать. Я была готова его расцеловать. А он куда-то ушел. И опять никого. Пошло еще минут 30. Сил никаких не осталось. Во рту - пустыня Сахара. Пересохло все до желудка, голос пропал.

Ну все, думаю, надо рожать самой, и начала тужиться. Сразу стало так хорошо. Тут откуда ни возьмись, вбегают какие-то люди и волокут меня на кресло. Все происходящее плохо помню. Родила с первой потуги на кресле. Девочка. 3150 г, 48см. Плюхнули на живот. Она заплакала. А у меня сил нет даже дотронуться до нее. 7-8 баллов по шкале Апгар. Это хорошо.

Еще одна схватка - плацента. Врачам что-то не понравилось. Ручное вмешательство. Меня куда-то везут... Яркий свет... Операционная… Наркоз... Отходила очень плохо. Язык прилип и не ворочался, горло, по-моему, склеилось. Прошу пить, голоса нет, какой-то шорох. Говорят, после наркоза нельзя. Я все бы тогда отдала за глоток воды... Потом зашивали уже "наживую", я шопотом пыталась возмущаться, но мне сказали, что больно быть не должно, так как наркоз до конца не отошел. Зашили быстро, всего 3 шва наружных.

Вывезли на каталке в коридор. Не знаю, сколько я пролежала, но в палату меня привезли после 13-00, а родила я в 8-10 утра. Все время хотелось пить... Как только я оказалась в палате, добралась до крана и пила, пила, и никак не могла напиться. Разговаривать не могла еще сутки, поэтому отключила телефон, так как сил и желания общаться не было.

На следующий день принесли мое солнышко, я была уже полна сил, и вчерашние кошмары были дурным сном, но когда я увидела мою девочку, я ужаснулась: все лицо было в кровоподтеках, в глазках склеры были красного цвета. Я побежала к детскому врачу. Она сказала, что такое бывает, когда долго не можешь родить и сдерживаешь потуги. Я готова была разнести роддом...

На следуюший день мне ее не принесли. Я долго пыталась узнать, что с моей девочкой, но никто ничего не говорил. Я тайком пробралась в детскую и увидела, что она в кювезе с кислородом. Пошла трясти детского врача. Порок сердца... Синеет носогубный треугольник, ручки и ножки. Земля ушла из-под ног. Врачей нет… Майские праздники. Реанимационного оборудования нет. Стала обзванивать знакомых. Через десятые руки нашли врача в 6 больнице, которая сделала вызов в роддом. Я написала расписку, и Марусю перевели на 3-и сутки.

Меня в тот же день не положили, а положили на следующий. Когда мы пришли с мужем в больницу поговорить с врачом, то услышали следущее: "Я понимаю, что для вас это любимый ребенок, но он не подарок для врачей". Я пыталась добиться диагноза, но мне говорили, что надо провести обследование, и что ребенок очень тяжелый. После того, как мы спросили, чем мы можем помочь, нам выдали 2 списка, в одном лекарств (на 10 тыс), в другом памперсы, соски, кремы и тому подобное для детей (на 5 тыс). В принципе, копейки, но как выяснилось потом (из выписки), практически ничего из лекарств нам не давали.

Каждый день я ходила на кормления в 9-00, 12-00, 15-00, 18-00, 21-00. Маруся постоянно спала. За неделю я один раз видела ее глазки, и еще она никогда не плакала. Походы к врачу ничего нового не давали - очень тяжелая девочка. Через неделю я решила забрать ее домой, о чем сказала врачу, она сказала: завтра сдадим анализы и посмотрим. На следующий день с утра моя Машка перешла из состояния " очень тяжелая" в " удовлетворительное состояние", и под расписку нас выпустили домой.

К слову: у нас ничего не нашли!!! Но на прощанье врач сказала: "У нее врожденная аллергия!". До сих пор ищу, на что. Пока ни на что не было (тьфу-тьфу-тьфу). Да, еще 2 месяца мы лечили опрелости после больницы, там деток ни разу не мыли, памперсы меняли 4 раза в сутки, а Машка какала 8 раз. Это я уже потом от медсестры узнала, хотя за 8 дней пребывания с нас взяли 3 пачки. Но это все уже мелочи. Самое главное, что уже все позади. И нам 1год и 5 месяцев.

Макарова, Makarovv@lsn.ru.