Реклама

Реклама

Весна и лето в тот год, когда у нас должен был появиться ребенок, выдались необычайно жаркими. Города плавились под палящим солнцем, поля, болота и леса полыхали вовсю. Смог накрыл столицу. С утра жена с шестимесячным пузом уходила гулять в парк на весь день. Когда вечером после работы я возвращался домой и жара немного спадала, мы гуляли с ней вдвоем. Споры о том, как назвать ребенка, не прекращались. Мне нравилось одно имя, жене — другое. В основном споры сводились к тому, что имя должно хоть как-то сочетаться с отчеством.

Время шло, температура на улице все повышалась, прогнозы погоды оптимизма не внушали. Дневные и вечерние прогулки в парке перестали спасать от изнурительной жары, ребенок начал активно ворочаться. Это вызывало тревогу. Врачи разводили руками, списывая все на жару. Два раза жена ложилась на сохранение, но гарантии, что она сможет нормально доносить беременность, никто из медиков не давал. Кондиционеры в магазинах были все раскуплены, ажиотаж на "что-нибудь дающее прохладу" стоял тот еще. В результате приняли решение плюнуть на мою работу, взять отпуск и уехать туда, где прохладно, где нет зноя и смога.

Поскольку мы с женой давно занимаемся туризмом и длительные походы для нас не впервой, решили выехать на Иваньковское водохранилище. Купили трехместную байдарку, рассчитали маршрут, рассчитали направление ветров, чтобы на природе не попадать под полосы дыма, запаслись продуктами для автономного путешествия и отправились в "круиз". Родственники и друзья бились в истерике, крутили пальцем у виска, говорили всякие нехорошести, но поскольку ничего умнее никто предложить не сумел, мы приступили к реализации нашего плана.

На автомобиле нас довезли до берега водохранилища. Мы собрали байдарку, загрузили продукты, вещи — и путешествие началось. Сейчас, когда прошло уже более 3 лет с момента событий, я сам понимаю, что наш поступок был просто отчаянным. Но тогда готов был сделать что угодно, лишь бы жена нормально доносила ребенка...

Маршрут был проложен таким образом, чтобы "в случае чего" в течение 6 часов оказаться в более-менее приличном месте, где могли бы помочь принять роды. Я провизор по образованию, но в свое время была еще и богатая практика в одной из больниц города. Так что страха принять роды не было. Вообще. Было четкое понимание ситуации. И все необходимое для экстренного случая у нас было с собой.

Перемещались от островка к островку, расставляя палатку на 2-3 дня. Изредка подплывали к населенным пунктам, закупались продуктами. Так прошел почти месяц. Каждый день звонил в Москву родственникам, узнавал обстановку в городе. "Как там с погодой? Что? Уже перестали дышать вообще? Ну, мы тогда еще тут посидим, на островках".

Пузо у жены, почувствовав свежий воздух, стало активно расти. За неделю до родов она уже с трудом садилась в байдарку. Настал день Х, когда супруга сообщила, что "процесс пошел".

— Сколько у нас есть времени?

— Часов 8-12, где-то так.

— Хорошо, сворачиваемся и грузимся.

На электричке добрались до дома. Вечером, уже в Москве, к тому времени освободившейся от смога и гари, жена радостно плюхнулась на диван: "Наконец-то мягкая кровать!" А утром, часов в 6, за нами приехал доктор на "скорой". И уже часам к 10 жена мне прислала смс, в которой была поставлена точка в наших спорах о выборе имени: "Девочку нужно назвать Виктория — как символ нашей победы, победы над трудностями, сложностями, с которыми мы сталкивались все 9 месяцев и успешно их преодолели!".

И я, конечно же, согласился. С таким аргументом не поспоришь.