Реклама

Реклама

У меня был идеальный папа. Почему? Да потому что:

  • не являясь моим биологическим отцом, этот мужчина добровольно взвалил на себя заботу о маленькой девочке (дочери одной из бывших жен) и ни разу никого не упрекнул за это;
  • забрав меня на воспитание, он хвастался всем и каждому, какого классного ребенка приобрел себе почти-почти бесплатно (не считая вознаграждения мамашке);
  • когда я, будучи трехлетним ребенком, писалась ему на коленки, он не говорил, что я "уже большая девочка", а большим девочкам писаться стыдно;
  • если я грохала об пол его любимую чашку, он первым делом выяснял, не испугалась ли я;
  • если у него оставался рубль до получки, он покупал сначала мороженое мне, а потом сигареты себе;
  • он никогда не говорил мне о том, что я ему не родная;
  • он вообще мало говорил о моем происхождении;
  • он любил порассуждать на тему, как все-таки здорово, что у него девочка, а не мальчик, ведь с девочками гораздо приятнее общаться;
  • он сумел убедить меня в том, что девочкой быть лучше. Хотя бы потому, что удар ногой в пах ничем серьезным девочке не угрожает, а когда она вырастет, ей не надо будет бриться. И еще девочке не надо идти в армию;
  • если я не хотела идти в детский сад, он оставлял меня дома;
  • он часто таскал меня на руках, особенно если я устала;
  • он никогда не говорил, что я его раздражаю своим нытьем;
  • он позволял мне не надевать теплую кофту, если я не хочу, и не упрекал, если я ходила потом с соплями;
  • он разрешал мне играть в лужах;
  • он разрешал мне перебивать взрослых;
  • он не заставлял меня читать взрослым стишки про елочку;
  • когда я пошла в первый класс, он тяжело вздохнул и сказал, что эта каторга, увы, на целых десять лет, и он мне очень сочувствует;
  • когда я приходила из школы усталая и злая, он спрашивал не "какие у тебя сегодня отметки?", а "ну как? Замотали моего детеныша?";
  • когда я приносила двойки (особенно по поведению), он не хватался за ремень, а пожимал плечами и переводил разговор на другую тему;
  • когда его вызывали к директору, чтобы рассказать, какая я плохая, он не вставал на сторону учителей;
  • идя со мной домой после разборок у директора, он не начинал меня пилить;
  • он никогда не защищал моих обидчиков и не говорил, что я "сама виновата";
  • если мне не хотелось идти в школу, он разрешал мне туда не ходить;
  • если я прогуливала уроки, и это вдруг выяснялось, он доставал мне справку, что я была больна;
  • он не считал, что "хороший отец" - это "строгий отец";
  • он часто целовал меня и говорил нежные слова;
  • он не лишал меня сладкого, прогулок, кино или отдыха;
  • когда я спросила, что такое "месячные", он принес мне толковую книжку;
  • когда эти самые "месячные" у меня впервые начались, он не стал меня с этим поздравлять;
  • когда у меня произошло что-то с циклом, он не потащил меня против воли к детскому гинекологу;
  • когда я захотела подработать в каникулы, он не был против;
  • когда я принесла первую зарплату, он не потребовал, чтобы я ему ее отдавала;
  • он никогда не читал мой личный дневник;
  • он не контролировал, с кем я дружу;
  • когда я стала подростком, он ни разу не сказал мне, что я плохо выгляжу;
  • когда мне начало казаться, что я толстая, он захохотал и сказал: "Да ты что! Ты просто толстых не видела!";
  • когда у меня испортился характер, он стал ласковее вести себя со мной;
  • он не ревновал меня к мальчикам;
  • когда я впервые влюбилась, он разрешил моему избраннику бывать у нас дома;
  • когда мы с мальчиком расстались, он сказал, что "этот тип" был с самого начала меня недостоин;
  • когда мне хотелось поплакать, он часами терпеливо выслушивал мои жалобы и гладил меня по голове;
  • он мне никогда ничего не приказывал и не запрещал;
  • он часто говорил мне, что любит;
  • когда я вдруг начала бояться смерти, он придумал сказку о том, что на самом деле есть люди смертные, а есть - бессмертные, я отношусь к последним (ему это якобы сказали врачи);
  • когда я поняла, что это была ложь, страх смерти уже прошел;
  • когда я влюбилась всерьез, он не говорил, что "этот тип" меня недостоин;
  • когда я не смогла закончить школу, он пошел к директору и купил мне аттестат;
  • когда я не поступила в институт, он не говорил: "Надо было нормально учиться!";
  • когда я поступила в институт позже, он сказал: "Я всегда знал, что ты это сможешь!";
  • когда я вышла замуж, он не говорил плохо о моем муже;
  • когда я через три месяца развелась, он сказал: "Что Бог ни делает, все к лучшему";
  • когда я снова собралась замуж, он не уговаривал меня подождать и подумать;
  • он считал меня самой умной и красивой на свете;
  • когда выяснилось, что я не могу иметь детей, он мгновенно закрыл эту тему;
  • он и о втором муже не говорил плохо;
  • когда я разводилась во второй раз, он не строил гипотез насчет моего печального будущего;
  • он считал, что я достойна самого лучшего;
  • со всеми проблемами я могла пойти только к нему;
  • когда у меня появился женатый любовник, он не начал читать мне лекций о морали;
  • он вообще не читал мне лекций;
  • он был уверен, что воспитал замечательную дочь;
  • он считал, что я стану известным писателем;
  • он верил мне;
  • я верила ему.

Когда этого человека вдруг не стало, я не сошла с ума, наверное, только потому, что он воспитал меня правильно. Я смогла жить. И он живет, пока живу я.

Екатерина Постникова, gelen-444@mail.ru.