Реклама

Реклама

Думаю, что любить в браке мужа с той же амплитудой и постоянной точкой кипения невозможно. Но поддерживать этот огонь, изредка бросая в костер хворост - это реально. Главное, чтобы в тот момент, когда вы бросите полено, не остались уже потухшие угли. А то бывает, упустишь из виду свою "бракованную", это я в смысле зарегистрированную в ЗАГСе, любовь-морковь, переключишься, к примеру, на карьеру, да вместо семейного ужина вырастут на кухонном столе горы из папок с документами. Тут уж очевидно, что в какой-то момент некто голодный, обросший и напоминающий мужа как хрясь поварешкой по столу! Тогда спохватишься.

- Ой, мамочки, так ведь у меня есть еще муж! И он без любви зачах, как морковь без поливки.

Спохватишься, начнешь готовить, стирать и штопать. А все, в доме "кина больше не будет". Потому как:
"Света в душе не осталось!" - горько скажет муж и уйдет из дому, с чемоданом.

Я вот все думаю. Почему, как только девушка рожает, через год муж ищет пристанище в постели с другой?

Раньше горячо осуждала таких похотливых мэнов, прикрикивая "Вот кобелина, хвост распушил, а ей бедной сиди с малышом и пеленки стирай!". Ко мне из этого "ансамбля" новоиспеченных папочек аж два таких вот мужичонка клеились. На жалость давили и слезу вышибали. Мол, Фиса-благородная, жене мы не нужны, она все с младенцем нянькается. А мы для нее хуже полыни горькой.

"Нет уж, необтесанные мужланы. Бегите вы к своим женам, да к младенцам. Пожалуйтесь им на судьбу-злодейку и будет вам в семье счастье!".

Но кто же мог подумать, что и я, родив ребенка, совсем забуду о своем благонадежном.

Каюсь, мне важнее было выдраить вечером кухню, чем ласково потрепать по холке суженого. У нас перестали быть общие интересы как раньше. Нет времени хоть в кино и в театр, на концерты. А ведь мы раньше так любили ходить в библиотеку и рыться в старых журналах. А потом в кафе обмениваться прочитанным. Из общих разговоров осталось лишь: "У тебя когда зарплата? Еще не скоро?".

У него одни проблемы - где бы заработать больше денег, у меня - в какому доктору я пойду с малышом завтра. И эта разобщенность с каждым днем росла как овраг. Мы с милым становились чужими. Как глухие перестали слышать друг друга и общаться. Скажу больше, нам стало невыносимо находиться рядом. Быстро перекусив на кухне и даже не дождавшись меня, он пулей летел к телевизору. Под монотонную речь засыпал.

- Вася, а как у тебя на работе? - робко спрашивала я.
- Нормально. Уйди, устал, спать хочу.
- А почему ты не хочешь со мной поделиться новостями?
- Для тебя ничего интересного, - фраза стала обидной отмазкой.

Ну, раз не хочет общаться, то и не надо. Я надувала губки и в отместку перестала готовить ужин. На что мой муж совсем не обиделся. Ужинать он решил в кафе. Через две недели я случайно увидела на его телефоне неотправленное сообщение.

"Как всегда на том же месте!". А еще через день, словно мне помог кто-то свыше, увидела мужа идущего с незнакомкой на улице. Я тихонько, как разведчик, подкралась, незамеченная, сзади.

- Да она не ставит меня не во что. Я в ней перестал видеть женщину...

Знакомые слова. Также два года мне обиженно говорил чей-то муж.

Так не должно было продолжаться. Надо было выпрыгнуть из горящего круга бытовухи, из западни: работай - трать - работай. Я заняла денег у родных, они сразу меня поняли. И купила две горящие путевки. Муж не пришел в восторг, но согласился поехать.

Собирались мы молча, каждый по отдельности складывал свой чемодан. И ехали мы в самолете тоже молча. Точно незнакомые люди.

Я смотрела со стороны на мужа и жалела его.

- Боже, а я и не замечала - какой он стал худой. Да и очечная оправа у него совсем погнута. А что за страшные обшарпанные джинсы на нем? Неужели еще со студенчества...

Мне захотелось подойти к нему и обнять. И вдруг я встретилась с его взглядом. В глазах читались аналогичные мысли.

- А ведь я так давно не дарил тебе цветов! - вслух сказал он, подошел ко мне и взял мою руку. - Бедные пальчики, они от стирки загрубели. Куплю тебе здесь самый дорогой крем.

Я готова была от счастья плакать.

У нас в этом путешествии все началось заново. Так хотелось, как раньше, поделиться и рассказать об увиденном. У нас снова стало все общее. Мы вновь влюбились друг в друга. Мы не заклеивали наш разбитый брак, мы просто выбросили старые осколки и сотворили на прежнем фундаменте новое. Более надежное и цельное.

Оказывается, так важно для обоих остановиться, оглянуться, встряхнуться, наконец. Подбавить дровишек в огонь. Или положить в костер большое бревно. И пусть этим бревном будет, ну, хоть полет на луну.

Дарья Мосунова, Mosunova@scn.ru.