Реклама

Реклама

Оставила я как-то на мужа плачущую, капризничающую дочку, пока кормила вторую. Вдруг - тишина, спокойная такая тишина, захожу - Лизка дрыхнет на теплой отцовской груди. Я обзавидовалась, как, спрашиваю, а Ян отвечает: "А как с любой женщиной. Займись только ею, отдай ей все свое внимание. Однако на корню пресекай любые попытки к скандалу и истерике. Да подари ей всю свою нежность, заботу и любовь. Она и заснет спокойно у тебя на плече..."

..."Знаешь... их там двое!" - сообщаю я после первого УЗИ. Муж пару минут задумчиво молчит. Улыбается: "Ну, как минимум, мы больше не будем спорить о лучшей разнице в возрасте!" А ночью сидит, ковыряет Интернет в поисках Самой Лучшей Коляски Для Двойни, за которой мы скоро и отправимся аж в Таллинн.

И понеслось. "Нет, ты неправильная беременная. Ты не посылаешь меня ночью за мороженым, а утром - за жареной картошкой. Это нечестно!" Ничего не могу поделать - меня только первые пару недель тянуло на сосиски в тесте, на этом все беременные капризы и закончились.

Болезненная голова, сонливость, усталость - все достается ему, у меня только растет живот. Меня такая расстановка сил вполне устраивает. Его - веселит. Мы шляемся по друзьям, катаемся по стране, мы танцуем в ночных клубах - я, он и наше пузо. Я - отдыхаю и наслаждаюсь, он - гордится.

А в июне, за неделю до его именин - Янова дня, я ложусь на сохранение. "Ну во-от, не успеешь ты мне найти подарок", - ноет, полушутя. "Успею", - моя уверенность безгранична. Действительно, успела - на следующий день пишу: "Мне нужны: зарядка для мобильного, минеральная вода и ты - день рождения будет завтра". А мы думали - в августе, через полтора месяца. "Это они решили заранее посмотреть на все свои подарки!" - шутит.

Стерильная зелено-голубоватая тишина операционной, врачи, сестры, еще какие-то врачи, подсаживается мужчина в маске - похоже, анестезиолог. Отворачиваюсь. Слышу - анестезиолог почему-то смеется: "Ну ты даешь - родного мужа не узнать!" Да, хирургическая маска, шапочка, халат и отсутствие очков придают нелепый вид и меняют до неузнаваемости. Наш папа с нами! Мне становится очень легко, бесстрашно и по-настоящему смешно, и под этот смех я слышу: "11.48, девочка! 11.49, девочка!" Плачу. "Только ради того, чтобы увидеть эти слезы, мне стоило быть здесь!" - скажет он через минуту.

Бетти разбудит Элизу пинком,
Элиза поднимет на ноги весь дом.
Будильник спохватится запоздало
и день закрутится сначала...

Эти и десятки других строчек, мерцающих тихонько на экране нового мобильного, не давали мне скукситься в волнениях за дочек, которым вздумалось родиться так рано.

Раньше я думала, что нет ничего прекраснее мужских рук, занятых готовкой. Есть! Мужские руки, занятые ребенком. Зеленый халат, закатанные рукава. Маленькая рука в большой. Нежность на мужественном лице. Когда ему дали в руки "младшую", я спросила, как ощущения. "Мне казалось - мы с ней взлетим".

Я не заметила, каким жарким было лето - мы с девчонками тихонько набирали вес в прохладной палате. Все прелести июльской жарищи достались Яну - я до сих пор не понимаю, как он ухитрялся с утра гладить детские вещи, потом нестись на работу, оттуда в магазин и к нам, от нас, поздно вечером - домой, стирать, и сушить, и так каждый день почти полтора месяца. Пока нас не выписали домой.

Но это уже - совсем другая история. Которую мы напишем лет так: через пятнадцать. Обязательно включив в нее и мою температуру, когда муж отстоял двухсуточную вахту ни разу меня не потревожив, и единственное, к чему я могла придраться после, было "Почему на Басе зеленые ползунки, ей не идет зеленое...". Там будут и наши битвы с Демонами Ночи - новоиспеченные родители знают, как по ночам, под аккомпанемент детских хныков, выползают из всех углов тараканы накопленных за день раздражения, усталости и невысказанных обид. Наши валяния в одной кровати по утрам, и голая пятка Лизки, которую только что помыл папа, и многое, многое другое...

Анна Якайте, svinki@delfi.lv.