Реклама

Даня живет на севере, в городе Мурманске. Ему три с половиной года. Каждый год все дети выезжают куда-нибудь южнее, чтобы насладиться солнцем, которого на севере мало, зеленой травой, искупаться в морской воде. Вот и Даня летом поехал с мамой и прабабушкой в Липецкую область, где у нас есть "домик в деревне". Пожив там две недели, Даня поехал с мамой на Азовское море, и через три недели вернулся назад в деревню.

Мы с ним приехали в деревню в один день: они с мамой утром из Таганрога, а я — вечером из Мурманска. На следующий день в Липецкой области была жара 30 градусов, и мы решили поехать в районный центр Доброе купаться и загорать на местном пляже. Замечу, что Даник — ребенок гиперактивный (диагноз, который ему поставили врачи двумя годами раньше) и общительный. Он может бегать с утра и до самой поздней ночи. Именно бегать, поэтому за ним нужен глаз да глаз. В сентябре он идет в новый детский сад, и директорша старого детсада составила Данику характеристику (первую в жизни!), в которой и написала, что "мальчик излишне агрессивен". Я сфотографировал ее опус и, когда Даня станет знаменитым, я повешу ее в рамочке на самое видное место.

Дедушкин рассказ
Итак, Даня бежит по берегу и прыгает в воду играть с ребятами старше него. Они хорошо играют в мяч, Даня в круге, прыгает за мячом и выпрыгивает из круга. Но ноги остаются в круге, и он висит вниз головой, пытаясь выбраться из круга. Я подскакиваю к нему и переворачиваю на ноги. Он кашляет, пока я стучу его ладонью по спине. Затем выплевывает воду и, помотав головой, снова включается в игру. Но если что-то идет не по сценарию Даника, он тут же лезет в драку, невзирая на возраст мальчиков. Я пытаюсь их помирить, но Даня упорно не хочет идти на мировую. Тогда я хватаю его и тащу на берег. Пронзительный визг раздается по всему пляжу. "Господи, ну что же ты так визжишь?" — спрашиваю у Дани, но в ответ получаю еще более громкий визг. "Вот так он себя и в Таганроге вел, одного только его и было слышно," — говорит мама. Даня не хочет успокаиваться и замахивается на меня кулаком. "Ах, ты маленький бандит!" — я встаю в боксерскую стойку, и Даня тут же повторяет мои движения. Я научил его стойке еще год назад. Он пытается уже со смехом атаковать меня, но я блокирую его удары, а сам пальцем слегка тычу его в ребра. Он смеется еще громче и опять нападает на меня. Хорошо, когда дети смеются! Я поддаюсь ему, "пропускаю" удар и валюсь на песок. Даня наскакивает на меня и радостно кричит: "Победил, победил!" Подходит мама и повязывает Дане "бандану". В ней Даня выглядит одновременно комично и мужественно. Черные очки, которые тоже прописали доктора, только подчеркивают его мужественность.

Дедушкин рассказ
А на следующий день мама уехала, и мы остались втроем — Даник, я (дед), прабабушка. Теперь мы с Даником проводим целые дни вместе. Я составляю планы на следующий день. В первый день мы идем с ним в поход, за деревню в луга. Даня уже ходил здесь с мамой. Мы идем с ним по грунтовой дороге, и я рассказываю ему о деревьях, цветах, солнышке. Я не могу не рассказывать, потому что сейчас у него два любимых слова: "засем" и "посему". "Почему деревья, почему цветы, почему козочка, почему солнышко, а-а-а!" Наконец я вижу полянку и предлагаю Данику сыграть в футбол, благо мы взяли с собой мяч. Он с радостью соглашается, и мы играем. Когда я пропускаю мяч, Даня радостно кричит: "Гол!" Ему обязательно надо победить.

После футбола мы перекусываем помидорами и огурцами, которые дала нам в дорогу прабабушка, запиваем компотом и идем дальше. Впереди пасутся коровы и, кажется, бык. Мы с Даней в "красном" — у меня оранжевая футболка, у Даника — красная бандана. Поэтому я говорю ему: "Давай пойдем назад". "Почему?" "А вон видишь, бык, он на нас может наброситься". "Почему?" "Быки не любят красное". "Почему?" Пробую отвлечь его от быка: "Смотри — цветочки. Давай бабушке сорвем в подарок". "Зачем?" "Ну, мужчины обычно дарят цветы девушкам, женам, мамам". "И бабам", — уверенно говорит Даник. Я смеюсь: "И бабам тоже". Ворошу его рыжеватые волосы. "Пойдем, малыш". "Я не малыш, я — парень". "Ну, пойдем, парень". И мы сворачиваем с дороги на луг за белыми цветами. "Надо много цветов", — Даня разводит руки. — "Вот столько". "Хочешь подарить бабушке букет?" — я стараюсь учить Даню новым словам. Он кивает: "Да, букет". И мы собираем большой букет каких-то белых цветов. Я фотографирую Даню, и он позирует мне, затем снимаю на видеокамеру. Мы репетируем момент вручения букета бабушке и Даня говорит: "Ещё". Мне приходится повторять, и получается три дубля.

Мы идем домой, а навстречу нам идет прабабушка. Даня, увидев ее, бежит, размахивая букетом, а она, распахнув руки, идет к нему. Они встречаются, и Даня отдает ей букет. Бабушка растрогана, целует его и, взявшись за руки, они идут домой. Я иду сзади и смотрю, как Даня, размахивая руками, что-то рассказывает бабушке, а она кивает ему, хотя, скорее всего, не слышит, о чем он говорит...

Дедушкин рассказ
В ближайшее воскресенье мы едем в Липецк в детский парк "Сказка" кататься на каруселях. До Липецка нам ехать полчаса, и Даня устает от невозможности двигаться. Но когда мы приезжаем, наконец, в парк, он начинает бегать, как Том за Джерри. Гиперактивный — ну чего тут еще скажешь. Я ловлю его и спрашиваю, на чем он хочет кататься. "Давай на ракете, на самолете, на машинках, на лодке — два лаза". "Данилкин, на всем покатаемся, только не "амолет", а самолет. Скажи по слогам — са-мо-лет". Даник медленно повторяет: "Са-мо-лет". "Ну, вот видишь, хорошо получается, только никуда не торопись". Перед носом ракеты висит макет Сатурна. Мы с Даней — Козероги по гороскопу, и я давно сказал ему, что это наша с ним планета — Сатурн. Поэтому пока мы ждем, когда ракета остановится и начнется посадка новых пассажиров, я показываю ему на планету и говорю: "Смотри — это наша планета, Сатурн". Даня вслед за мной, уже садясь в ракету, говорит тете, показывая на планету: "Это Сатурн, наша планета". Тетя умиляется, какой умный ребенок.

Я не знаю, насколько Даник умный для своих лет, но то, что он — лидер, уже видно. Он хочет в ракете обязательно сесть на первое место, в самолете и паровозике тоже. Он хочет стать водителем, капитаном, командиром, предпочитая подождать один цикл катания, чем сесть на второе место. На электромобилях он пытается наехать на другие машины с криком "Авария!" Поэтому мне приходится ходить за ним и заранее предупреждать его действий строгим окриком: "Даня!". Но иногда мне это не удается, потому что Даня просто не слышит меня, увлекшись погоней за другим автомобилем. Тогда я хлопаю его по плечу и, когда он оборачивается, грожу ему пальцем: "Никаких аварий!" Даник делает невинный вид, кивает и объезжает неудавшуюся жертву.

Он не боится прыгать на большом батуте "Кенгуру". Когда он ходил в парк с мамой, его туда не пустили. Когда же он был со мной, молодая девушка не возражала и, радостный и счастливый, Даня со смехом прыгал как можно выше.

Я привез в деревню ноутбук, чтобы поработать. Но с Даней работать невозможно, удается работа только по утрам, когда он спит. Не успев открыть глаза, Даня кричит: "Хочу игру!". "Ну, какую игру, Данилкин! Протри глаза, умойся, позавтракай сначала!" "Машинки хочу! Тачки!" Тачки — это из любимого мультика. Пока была в деревне мама, мы еще справлялись, однако после ее отъезда сладить с Даней стало трудно. Но мы все-таки нашли выход: Данику разрешается играть по вечерам по два часа после дневного сна.

Дедушкин рассказЯ запускаю ему гонки на машинах, и он гоняет на них по компьютерным трассам и по такому же виртуальному городу. Когда игра запускается, он говорит: "Деда — уйди, ты мне не нужен". Я ухожу, но недалеко, зная, что если у Даника возникнут проблемы, он меня позовет. И точно — раздается громкий крик: "Вадим!" Я кричу: "Ась!" Даня: "Помоги!" Я иду вызволять Даника из какого-нибудь тупика, откуда он не может выбраться. Иногда ему надоедает ездить, и он предлагает: "Давай красить машину". "Давай", — говорю я. — "Нажимай "Тюнинг". И Даня нажимает. Он не умеет читать, он не знает, что такое "тюнинг", но где находится эта кнопка, он уже знает.

Мы с ним выбираем цвет, меняем бамперы, фары и другие части машин. Я только подсказываю ему, какую кнопку нужно нажимать. "Нажимай "Сменить деталь". И он нажимает. "Нажимай "ОК". И он нажимает. Когда тюнинг машины заканчивается, Даня снова говорит: "Уходи, я сам". И я ухожу. Со стороны я наблюдаю за ним, и вижу, как он нажимает на кнопки, смотрит на экран, чтобы реагировать на изменяющуюся обстановку, сосредоточенно пытается вылезти из тупика. И только когда у него не получается, снова кричит: "Деда!"

Меня просто приводит в восторг (а бабушек пугает) то, что такой маленький человек уже знает, какие кнопки надо нажимать, и не боится это делать. Он включает и выключает компьютер, работает с мышкой и тачпадом. Он знает слова "программа", "компьютер", "мышка", "трасса", "тюнинг" и др. Я удивляюсь — 3,5 года, а уже не боится сложной техники. Дети индиго! Он точно обучался в космической школе новой генерации...

Конечно, и после двух часов игры Даня устраивает скандалы, но мы с прабабушкой научились отвлечь его от компьютера. Прабабушка устраивает ему костры из сухой травы, а я зову играть в футбол. А потом мы смотрим из-за ограды, как мимо проносятся разные машины, и отвечаем Данику на его бесконечные вопросы. Мы занимаем с ним до самого позднего вечера.

Когда Даня успокаивается, он становится очень добрым и ласковым мальчиком. Я разговариваю с ним и старюсь внушить, что нельзя кричать ни на кого, надо любить всех. Даня спрашивает: "А ты меня любишь?" "Конечно, малыш, тебя все любят — и мама, и бабушка Лида, и бабушка Марина. Ну, и я, конечно, очень люблю тебя". Он прижимается ко мне и говорит: "И я тебя люблю. Любимый деда". У меня почему-то першит в носу, влажнеют глаза, но я справляюсь: "Тогда зачем же ты устраиваешь скандалы, зачем кричишь на бабушку и меня?" "Я больше не буду. Я поменяю маску на хорошую". Я смеюсь: "Кто это тебя научил про маску?" "Мама". Он ложится спать и под мультики засыпает.

Однажды я говорю ему: "Данилкин, давай разучим мантру! Она поможет тебе жить". "Давай, а зачем?" "Ну, я же говорю тебе, с ней ты научишься правильно жить со всеми людьми в этом мире. Повторяй за мной — Ол ю нид из лав!" Даня пробует повторить, но с первого раза у него ничего не получается: "Ланила!" — и он энергично взмахивает рукой, пытаясь этим "компенсировать" неправильность произношения. "Нет-нет! Немножко не так. Давай раздельно". И мы пробуем произнести мантру по словам. Получается гораздо лучше. "А знаешь, Данилкин, что это означает?" Ну, конечно же, он не знает. "На английском языке это значит "Все, что вам нужно, — это любовь!" Все, что нужно тебе, мне, и всем людям на Земле — это любовь! Ты понимаешь?" Даня с умным видом кивает головой, мол, понимаю. Я искренне надеюсь, что все чада индиго поймут это и, когда станут взрослыми, будут жить в соответствии с этим гимном всеобщей любви, когда-то провозглашенной гениальными музыкантами — "All You Need Is love!"

И теперь каждый день по утрам мы с ним разучиваем мантру, которую я когда-то знал, но в последнее время подзабыл.

Еще в ту пору, когда мы ходили в первый поход по лугам, Даня увидел издалека купола деревенской церкви. Он запрыгал и, показывая на церковь, закричал: "Там боженька живет! Пойдем к боженьке!" Он раньше уже был в церкви. В Мурманске он ходил в церковь и с мамой, и с бабушкой, и со мной. Он ставил свечки Святым Угодникам, ему рассказывали, кто изображен на иконах, и кое-что осталось у него в памяти.

"Дань, ну куда мы пойдем, мы же с тобой не одеты. К Богу надо идти одетым. А мы с тобой в шортах. Обещаю тебе, что мы пойдем на неделе. Возьмем бабушку и пойдем".

И вот в следующую субботу мы собрались и пошли в церковь. Церковь небольшая, но с высоким, окрашенным в синий цвет куполом. Мы останавливаемся перед входом и крестимся: бабушка с усердием, я — небрежно. Даня подражает нам и тоже водит левой рукой по плечам, лбу. Бабушка берет его руку и водит ею, обучая Даника, что нужно делать. Внутри небольшое пространство, на стенах — иконы: Иисус, Божья матерь, святые Петр, Павел, Георгий, какие-то большие плакаты с массой небольших миниатюр, по-видимому, из жития святых. Я в этом плохо понимаю, а Даник громко спрашивает, показывая то на одну, то на другую икону: "Это что, это зачем, а почему?" Бабушка просит его говорить тише и шепотом объясняет ему, что и где. Я тоже читаю, что написано на некоторых иконах и объясняю Дане, кто на них нарисован. Вспоминаю Лео Таксиля, которого читал когда-то, и рассказываю Данику, кто и что сделал для того, чтобы попасть на иконы. Какие-то местные старушки недовольно косятся на нас и что-то тихо говорят друг другу. Мы — чужие. Но мне все равно, мы пришли не к ним, а к Богу.

Зажигаем купленные на входе свечки, причем Даня обязательно хочет все сделать сам. Я поднимаю его, он сам зажигает свечи и сам ставит их в подсвечник.

Мы выходим из церкви тихие, еще раз крестимся на нее и идем домой. Даня тоже молчит, и только когда мы проходим мимо магазина, вспоминает: "Конфетки!" "Данилкин, давай лучше по мороженному!" "Давай!" — Даня согласен, зная, что конфетки есть и дома. Мы садимся на лавочку рядом с магазином и с удовольствием съедаем мороженное.

Дедушкин рассказА еще мы с ним запускаем воздушного змея, гуляем по деревне, снова ездим в Липецк в парк "Сказка", ходим в походы по другим деревенским окрестностям, купаемся в бассейне, жарим сосиски и рыбу на мангале.

Даник загорел, похудел, повзрослел. Бабушка все расстраивается, что он мало ест, а я убеждаю ее, что он сам поест, когда захочет. Судя по его подвижности, ему вполне хватает энергии. Но она все равно недовольна.

Я уезжаю через две недели на юг. Даня с прабабушкой провожают меня на автобусную остановку. Он плачет и хочет ехать со мной. Я пытаюсь успокоить его и говорю, что приедет бабушка Марина, и они вместе с ней будут ездить на карусели и гулять по деревне. Но Даня расстраивается еще больше. Приближается автобус, я обнимаю Данюшкина, целую его и вхожу в автобус. Бабушка с Даником машут мне. А по щекам у Дани текут слезы...

Не плачь, малыш, через месяц мы с тобой увидимся и снова будем друзьями!

Porutchik, kis-vlad@mail.ru