Содержание:

Почти каждая третья женщина носит в груди зачатки рака, но у большинства они никогда не разовьются в болезнь благодаря работе иммунной системы. Это показало исследование женщин, погибших от других, не онкологических причин, в основном в автокатастрофах. На этой стадии еще неинформативны обследования, и анализы на онкомаркеры тоже ничего не покажут. Как же не упустить момент, когда злокачественное новообразование уже можно обнаружить и победить?

В России в 80% случаях рак молочной железы (РМЖ) выявляется больной самостоятельно, в 10% — при врачебном осмотре, и только в 10% — при маммографии. Хотя в современной ситуации, когда обследования молочной железы — УЗИ и маммография — доступны по ОМС, должно быть наоборот. Однако лишь 20% женщин проходят маммографию по графику. Остальные или не задумываются о своем здоровье, или боятся, что у них что-то найдут.

Если удастся заменить этот иррациональный страх конструктивным поведением, сразу изменится и статистика смертности от рака груди, которая пока в России неутешительная, говорит Татьяна Владимировна Чичканова, врач-маммолог, онколог, рентгенолог клиники К+31:

— Опухоли, обнаруженные на 1-й стадии, успешно лечатся в нашей стране в 98% случаев — так же, как и в США. Но у них на 1-2-й стадии выявляется более 90% РМЖ, а у нас — лишь 68%. Вывод: не страшно услышать диагноз, страшно не узнать о нем вовремя.

К содержанию

Зачем нужна ранняя диагностика

Рак молочной железы развивается медленно. От возникновения мутации, которая вызывает неконтролируемое деление клеток, до того момента, как опухоль достигнет размера 5-10 мм и ее можно будет обнаружить при УЗИ или маммографии, обычно проходит 5-10 лет. Если ежегодно делать исследование, в идеале — у одного и того же врача, чтобы он мог заметить разницу между прошлой маммограммой и нынешней, нет риска, что у вас выявят рак груди на 3-4-й стадии.

Как развивается опухоль

В 90% случаев обнаруженная при маммографии опухоль будет доброкачественной — на рак приходится только 10%. Проблема в том, что раковые клетки способны прорастать в окружающие ткани и метастазировать — попадать с током крови или лимфы в другие органы.

Увы, повлиять на заболеваемость раком груди современная медицина не может. Но может выявить его как можно раньше и удлинить так называемый клинический этап. Что это значит?

— Доклинический этап болезни — это когда пациента ничего не беспокоит, и он никуда не обращается, — объясняет Сергей Юрьевич Абашин, профессор, врач-онколог, ведущий эксперт центра ядерной медицины "ПЭТ-Технолоджи". — Клинический этап — тот, когда можно выявить заболевание и начать лечение. Скажем, при сахарном диабете доклинический этап короткий, а клинический — довольно длинный. От возникновения жалоб и проблем со здоровьем до возможного фатального финала проходит много времени.

У онкологических заболеваний все наоборот: очень длинный доклинический этап, когда пациент ничего не чувствует, а клинический — очень короткий. И идея ранней диагностики заключается в том, чтобы увеличить клинический этап. Чем раньше выявлено онкологическое заболевание, тем больше времени для его лечения и тем выше вероятность успеха.

К содержанию

Когда делать УЗИ и маммографию

Первое, с чего стоит начать женщине любого возраста, — самообследование молочных желез. Его рекомендуют делать ежемесячно, начиная с 20 лет, на 5-12-й день месячного цикла, когда ткани груди мягкие и нет предменструального нагрубания груди. Научить делать самообследование груди может врач гинеколог или маммолог, можно воспользоваться многочисленными памятками.

Чек-лист для самообследования молочных желез

Клиническое обследование молочных желез для женщин, не входящих в группу риска, заложено в программу ОМС начиная с 25 лет. Раз в год до 40 лет делается УЗИ молочных желез, раз в два года после 39 лет — рентгеновская маммография. После 50 лет она делается раз в год. Эти сроки основываются на данных о заболеваемости раком груди, которая повышается с возрастом, но не учитывают индивидуальных особенностей организма женщины. В чем они могут заключаться?

— В идеале метод диагностики надо выбирать в зависимости от структуры молочной железы, — считает Татьяна Чичканова. — Самый удобный вариант и для врача, и для пациента — когда УЗИ-аппарат и маммограф стоят в одном кабинете, и такое случается все чаще. Сначала женщине любого возраста делают УЗИ молочных желез и регионарных лимфатических узлов (подмышечных, надключичных, подключичных). А затем врач решает, надо ли делать маммографию.

Дело в том, что структура молочных желез у женщин часто зависит не только от возраста. Три основных вида ткани — жировая, железистая и соединительно-опорная — могут находиться примерно в равной пропорции. Но может преобладать железистая ткань — например, у худеньких молодых женщин и во время лактации, или жировая — например, у женщин с пышными формами. В одних случаях информативнее УЗИ, в других — маммография.

Самые распространенные опасения по поводу маммографии касаются вреда рентгеновского излучения и сдавливания молочной железы, которое неизбежно происходит при исследовании.

— Давление на грудь гарантированно не вызывает травматизации тканей, — успокаивает доктор Чичканова. — Кстати, с грудными имплантами маммографию делать можно — надо только найти врача, который имеет такой опыт. Что касается рентгеновских лучей, то при маммографии используются более низкие дозы, чем, например, в стоматологии.

Рентгеновская маммография

Для женщин, чьи матери страдали раком молочной железы, у врачей-онкологов такая рекомендация: начинать регулярно наблюдаться у маммолога за 10 лет до того возраста, когда рак груди был обнаружен у матери, — или еще раньше. Остальным женщинам из группы риска график наблюдений стоит согласовать с врачом-маммологом.

К содержанию

Как происходит лечение рака молочной железы

Если в молочной железе обнаружено новообразование, пациентку направят на дообследование. Оно включает трепан-биопсию опухоли — с помощью иглы берется столбик ткани толщиной 2-3 мм и высотой до 10 мм, он называется биоптат. Его клеточный состав уточняется с помощью гистологического исследования. Если в биоптате обнаруживаются злокачественные клетки, проводится еще одно исследование — иммуногистохимическое (ИГХ). Оно позволяет определить молекулярно-биологический подтип опухоли, а от него, в свою очередь, будет зависеть программа лечения.

Важно понимать, что все эти исследования занимают время, и сразу после постановки диагноза начать лечение не получится — и не из-за чьей-то нерасторопности или злого умысла. Несколько недель уходит на гистологическое исследование. Далеко не всегда сразу ясна клеточная структура опухоли. Иммуногистохимия будет готова тоже не на следующий день. Это еще одна причина, почему врачи предпочитают выявлять онкологические заболевания на ранней стадии: чтобы оставалось как можно больше времени на лечение.

— Биологические особенности развития рака молочной железы таковы, что большая часть пациенток начнет своё лечение с хирургического этапа, — рассказывает профессор Сергей Абашин. — Остальным будет назначена химиотерапия, гормональная или лучевая терапия. Чтобы оценить ее эффективность, до начала лечения и после него проводится позитронно-эмиссионная томография в сочетании с компьютерной томографией (ПЭТ-КТ).

В отличие от других методов визуальной диагностики (УЗИ, рентген, КТ, МРТ), которые позволяют видеть только анатомические структуры, с помощью ПЭТ можно отслеживать, как меняется метаболизм образований — например, злокачественных опухолей.

Для этого за 30-40 минут до исследования пациенту вводится радиофармпрепарат, который изготавливается индивидуально, исходя из его роста и веса, и имеет ограниченный срок годности, так как в его основе — аналог глюкозы, который метят радиоактивным веществом. Так, ПЭТ-КТ с 18-ФДГ означает, что радиофармпрепарат изготовлен из фтордезоксиглюкозы и помечен фтором 18, продолжительность жизни которого составляет 14 часов.

— В организме меченую глюкозу начинают активно поглощать злокачественные клетки, — поясняет Сергей Абашин. — Те образования, которые накопили больше радиофармпрепарата, имеют более высокий метаболизм и ярче светятся на изображении. Если по окончании курса лечения метаболизм опухоли меняется, она стала потреблять меньше радиофармпрепарата, значит, лечение подобрано верно. Это касается в том числе и лечения метастатического рака.

Для чего ПЭТ комбинируется с КТ — компьютерной томографией? Последняя выполняет роль навигатора, т.к. хорошо видит расположение новообразования в организме и приостанавливает кольцо сканера, чтобы оценить уровень метаболизма в конкретной точке.

Здесь важно отметить, что количество лекарственных препаратов, дающих положительный эффект, при лечении рака груди гораздо выше, чем при любой другой злокачественной опухоли. Современные таргетные препараты позволяют лечить те формы рака, которые раньше считались неизлечимыми.

Онкологические заболевания по степени угрозы для жизни сегодня не очень сильно отличаются от других хронических болезней, убеждены специалисты. Однако диагноз, который раньше старались вообще не сообщать больному, по-прежнему вызывает страх — хотя давно перестал равняться смертному приговору. Как только пациент перестает бояться и начинает понимать, что с ним происходит, он видит, что для лечения рака есть все возможности, и начинает действовать.