Содержание:

Когда люди научились справлять нужду "цивилизованно"? В Европе — по историческим меркам совсем недавно, причем полезные приспособления для столь интимных нужд появлялись задолго до того, как ими были готовы воспользоваться. "Разруха не в клозетах, а в головах", как говорил профессор Преображенский. Как выглядел путь к туалету, которым пользуемся мы с вами?

Невежливо приветствовать человека, который мочится или испражняется.

Эразм Роттердамский. О приличии детских нравов (1530)

Советы, приведенные в старинных пособиях по этикету, зачастую касаются времени, когда испражнения не являлись чем-то тайным и постыдным, но воспринимались как нечто совершенно обыденное. В Средние века и в эпоху Нового времени чернь справляла нужду где придется, зачастую без вспомогательной посуды или же при помощи горшка, содержимое которого позже выплескивалось прямо на улицу.

К содержанию

Ночные горшки и детство человечества

Общественных туалетов, предназначенных для простонародья, было очень мало: так, к примеру, в конце XIII — начале XIV в. в районе Лондонского моста на 138 домов имелась лишь одна уборная, из-за чего жильцы ничтоже сумняшеся предпочитали справлять нужду прямо в текущую неподалеку Темзу.

Также подходящими местами для отправления естественных надобностей считались внутренние дворики и темные переулки. Не было ничего необычного в том, что как в домах знати, так и в лачугах бедняков на видном месте красовался ночной горшок. Когда один лондонский купец, живший в XVII в., не нашел в чужом доме горшка, он без лишних экивоков помочился в камин. Дворяне также справляли нужду без особых стеснений, и порой дворцовые камины заменяли им нужники.

Из-за отсутствия канализации улицы европейских городов утопали в фекалиях. "Повсюду видны горы отбросов, а ноздри забивает тысяча отвратительных запахов", — отмечал современник.

В Эдинбурге, например, еще в XVIII в. пешеходам следовало соблюдать крайнюю осторожность и быть очень внимательными: ночные горшки раз в сутки опорожняли из окон прямо на мостовую. Вежливым считалось заранее громким голосом предупредить проходивших мимо, чтобы они успели убраться из-под окон. Выплеснутые испражнения оставались на улице до утра, когда городские службы принимались за очистку мостовых.


Содержимое ночного горшка выплеснули прямиком на шляпу прохожего. Рисунок Уильяма Хогарта. XVIII в.

Поскольку столкнуться с фекалиями можно было повсеместно, к ним также относились вполне естественно (с точки зрения современного человека, даже слишком естественно). Когда в XVII в. у некоей дамы во время театрального представления в Лондоне приключился понос, бедная женщина вынуждена была справлять нужду на углу одной из деловых улиц столицы, поскольку публичных уборных практически не было. То есть Эразм Роттердамский не просто так писал, что невежливо приветствовать человека, который опорожняет кишечник.

Советы, касающиеся испражнения и мочеиспускания, встречаются в пособиях по этикету XVI столетия, что указывает на уже тогда существовавшие попытки контролировать эту сферу человеческой жизни, однако в ту пору, в отличие от более позднего времени, о "постыдных" вещах еще можно было говорить относительно открыто. Справлять нужду на улице было совершенно нормальным явлением.

О публичности этих процессов, которые ныне считаются интимными, свидетельствует, например, тот факт, что еще в XVIII в. на аристократических балах принято было на отдельном столе выставлять в ряд ночные горшки, для того чтобы дамы и господа могли после ужина справить естественные надобности.

К содержанию

Неспешное появление нужников

Разумеется, более предпочтительным вариантом, нежели ночной горшок, была уборная. В Средние века наиболее передовые в санитарном отношении помещения имелись в монастырях, где монахи и монахини жили в чистоте не только духовной, но и физической: отходы из уборных выводили либо по канализационным трубам, либо через специально выкопанные под нужниками канавы.

Поскольку распорядок жизни в монастырях был строгим и подчинялся общим правилам, естественные нужды также справляли по часам, и поэтому монастырские туалеты зачастую оснащались большим количеством отверстий. Также в Средние века в дворянских замках были распространены общие для всех обитателей туалеты, которые стремились сделать более удобными, размещая их вблизи дымовой трубы, чтобы было теплее.

То есть нужники существовали уже давно, однако с приватностью в них дела обстояли плохо: так, в здании городской ратуши Йорка власти решили возвести стены в общественной уборной при зале переговоров лишь в XVII в. Открытыми были также и предназначенные для дворян туалеты, даже самые роскошные из них.


Английская карикатура XVIII в. представляет различные виды общественных уборных. Сверху английский и шотландский, снизу — французский и голландский способы "делать дела"

Шикарный клозет был в ту пору таким же предметом гордости, как в наши дни дорогой автомобиль. Зародившаяся в эпоху Нового времени помпезная придворная культура оставила свой след на туалетных сиденьях, которые смягчали с помощью бархатных подушек и украшали вышивками и бахромой. При дворе Людовика XIV, например, таких ласкающих глаз приспособлений насчитывалось 264.

Подобная роскошь объяснялась вовсе не пристрастием короля к гламуру; дело в том, что сиденье подчас заменяло трон: монархи, отправляя естественные потребности, могли одновременно заботиться о выполнении обязанностей, принимать гостей и провозглашать новости государственной важности. Так, к примеру, Людовик XIV объявил о своей помолвке, восседая на горшке.

Однако уже в XVII столетии почетное сиденье старались всячески прятать. Например, в жилищах французского дворянства можно было подчас обнаружить стопки скучно выглядевших книг, и под обложкой верхней из них скрывалось туалетное отверстие.

К содержанию

Ватерклозеты придумали раньше, чем к ним стало готово общество

Несмотря на то что первый туалет со смывом появился лишь в XIX в., идею ватерклозета представил еще в 1569 г. сэр Джон Харингтон, крестник английской королевы Елизаветы I. А еще раньше Леонардо да Винчи, автор многочисленных изобретений, также пытался сконструировать приспособление, которое помогало бы справлять естественные потребности.

Однако людей, живших в XVI в., ватерклозет нимало не интересовал. В элегантную эпоху туалеты и правда были роскошными, но это вовсе не означает, что на гигиену уборных обращали особое внимание.

Окончательно культура санитарных помещений изменилась лишь в XIX столетии, когда в Европе появилась канализация. Городские жители, однако, поначалу протестовали против канализационных труб, поскольку с их появлением лишились возможности продавать фермерам свои экскременты в качестве удобрения.

Если сравнить прямолинейный запрет на приветствие справляющего нужду человека, который содержится в трактате жившего в XVI в. Эразма Роттердамского, с советами, появившимися в пособиях по этикету на два столетия позже, то можно заметить, насколько за это время в обществе усилились деликатность и чувство стыдливости. Прекрасным примером может послужить пособие француза де ла Салля, написанное в начале XVIII столетия, а затем выдержавшее множество переизданий.

Когда подступает нужда, то отойди в место уединенное. Вообще все естественные нужды как взрослым, так и детям стоит справлять там, где вас никто не видит. Крайне невежливо любым способом пускать газы в компании других людей, даже если это и возможно проделать беззвучно.

Жан-Батист де ла Салль. Правила доброго поведения и христианского соблюдения приличий (1702)

В наше время в пособиях по этикету уже нет даже упоминаний о "естественных нуждах". Публичная дискуссия обходит тему телесных потребностей и выделений, а стыдливость, связанную с этими вопросами, дети впитывают с младых ногтей благодаря внутрисемейной социализации.

Норберт Элиас в своей цивилизационной теории называет туалеты техническим аспектом контроля поведения, с помощью которого вызывающие смущение действия стремятся вынести за пределы общественной жизни и спрятать за кулисами. Уборные и прочие технические чудеса цивилизации не появились на свет сами собой, а стали ответом на проблемы, возникшие в результате нового стандарта поведения в социуме.

Однако, как установил нидерландский культуролог Питер Спиренбург, нигде в мире не могут похвастаться абсолютным контролем над прихотями тела: посетитель амстердамского кабака, после весело проведенного вечера мочащийся в канал, — явление довольное частое.